ОХО­ТА НА РЫБАКОВ

За что на­ка­зы­ва­ют лю­би­те­лей рыб­ной лов­ли?

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ПОДРОБНОСТИ -

ЛЮ­БИ­ТЕ­ЛИ РЫБАЛКИ В СИ­БИ­РИ ЖА­ЛУ­ЮТ­СЯ: ВОЗ­МОЖ­НО­СТЕЙ ЗА­НИ­МАТЬ­СЯ ЛЮ­БИ­МЫМ ДЕ­ЛОМ ПРАК­ТИ­ЧЕ­СКИ НЕ ОСТА­ЛОСЬ. ТОЛЬ­КО СЯДЕШЬ С УДОЧКОЙ – ПОД­ХО­ДЯТ ЛЮ­ДИ В ФОР­МЕ, ГО­ВО­РЯТ: МОЛ, ЗДЕСЬ РЫБАЧИТЬ НЕЛЬ­ЗЯ, ИЗВОЛЬТЕ ШТРАФ ЗА­ПЛА­ТИТЬ.

Ры­бо­лов-лю­би­тель из Но­во­си­бир­ска Ни­ко­лай БОРОЗДИН уве­рен: штра­фы за ры­бал­ку в «непо­ло­жен­ных» ме­стах – как ми­ни­мум на вто­ром ме­сте по­сле штра­фов ГИБДД в рейтинге ста­тей по­пол­не­ния тре­ща­щих по всем швам ре­ги­о­наль­ных бюд­же­тов. Не по­то­му ли и де­неж­ный эк­ви­ва­лент на­ка­за­ний за ад­ми­ни­стра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния по­сто­ян­но рас­тёт – про­пор­ци­о­наль­но па­де­нию до­хо­дов от ре­аль­ной эко­но­ми­ки? указ о за­пре­те рыб­ной лов­ли «у пло­тин, мо­стов, шлю­зов на рас­сто­я­нии ме­нее 0,5 км» под­пи­сан на­чаль­ни­ком от­де­ла го­су­дар­ствен­но­го кон­тро­ля, над­зо­ра и охра­ны вод­ных био­ре­сур­сов.

На про­то­ке, о ко­то­рой идёт речь, дей­стви­тель­но сто­ят шлю­зы Но­во­си­бир­ско­го во­до­хра­ни­ли- ща. «Но по­че­му её на­зы­ва­ют гид­ро­тех­ни­че­ским со­ору­же­ни­ем, ес­ли я под­рост­ком в 1948 го­ду хо­дил по ней из Но­во­си­бир­ска в Бердск на са­мо­дель­ной лод­ке с движ­ком от трак­тор­но­го пус­ка­ча?! – недо­уме­ва­ет Ни­ко­лай Бороздин. – Ведь то­гда ни пло­ти­ны ГЭС, ни во­до­хра­ни­ли­ща не бы­ло?! И да­же ес­ли это так, то дли­на про­то­ки 8 км, а к гид­ро­тех­ни­че­ско­му со­ору­же­нию от­но­сят­ся 500 м!»

Ана­то­лий ука­зы­ва­ет ру­кой на подъ­е­хав­шую ма­ши­ну и го­во­рит, что имен­но на ней при­ез­жа­ют лю­ди, пред­став­ля­ю­щи­е­ся ин­спек­то­ра­ми. Мы устрем­ля­ем­ся ту­да, но рас­сто­я­ние – до­воль­но боль­шое, и «рыб­ни­ки», как на­зы­ва­ют их лю­би­те­ли рыб­ной лов­ли, за­вер­ша­ют свой рейд рань­ше, чем жур­на­лист и фо­то­граф успе­ва­ют до­гнать их по льду. На льду оста­ёт­ся груп­па муж­чин. Пы­та­ем­ся узнать, что про­ис­хо­дит. «Мы то­же об этом спра­ши­ва­ли. Нам от­ве­ча­ют, мол, ра­бо­та у нас та­кая. Мне ка­жет­ся, ни­ко­му тол­ком непо­нят­но, за что эти штра­фы», – от­ве­ча­ет ры­бак, пред­ста­вив­ший­ся Вик­то­ром АНТОНОВЫМ. Вик­тор Пет­ро­вич до­бав­ля­ет, что со­всем уж по­жи­лых лю­дей си­ло­ви­ки не штра­фу­ют, толь­ко пре­ду­пре­жда­ют, что здесь рыбачить нель­зя – мол, зо­на ГЭС и всё та­кое. «Но мы здесь – в вось­ми ки­ло­мет­рах от ГЭС!» – не пе­ре­ста­ют удив­лять­ся ры­ба­ки.

«Клёв здесь – по­чти ни­ка­кой. За на­сто­я­щим уло­вом надо ехать да­ле­ко за го­род. Сю­да при­хо­дят те, у ко­го нет сво­их ма­шин, то есть са­мые небо­га­тые чле­ны ры­бац­ко­го со­об­ще­ства. Вот они-то и ста­но­вят­ся жертвами об­лав», – до­бав­ля­ет Сер­гей БЕРЕЗИН. Он ры­ба­чит не ра­ди уло­ва – пой­ман­ную ры­бу тут же от­пус­ка­ет, а ра­ди ти­ши­ны, ис­кря­ще­го­ся на солн­це бе­ло­го сне­га, бес­край­не­го про­сто­ра за­ле­де­нев­шей ре­ки. Тем не ме­нее его толь­ко что оштра­фо­ва­ли на 2,5 тыс. руб.

КТО НЕ УСПЕВАЕТ УЙ­ТИ  ТЕХ ШТРА­ФУ­ЮТ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.