«10 ЛЕТ РОЖЕНИЦ НЕ ВОЗИЛИ»

Пи­лот – о жиз­ни та­ёж­ных по­сёл­ков и ма­лой авиа­ции

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ин­на МЕНЯЙЛОВА

КТО НЕ ЗНА­ЕТ ЛЕ­ГЕН­ДАР­НЫЙ ФИЛЬМ «МИМИНО»? А ЭТО УЖЕ НЕ КИ­НО – В КУЗБАССЕ, НА ЕДИНСТВЕННОМ В ОБ­ЛА­СТИ ДЕЙСТВУЮЩЕМ РЕЙСОВОМ ВЕРТОЛЁТЕ МИ­8 РА­БО­ТА­ЮТ СВОИ ВАЛИКО. ОНИ ВОЗЯТ ШОРЦЕВ, КОЗ, СПАСАЮТ ОХОТ­НИ­КОВ, ИЩУТ ТУ­РИ­СТОВ И ГОРДЯТСЯ СВО­ЕЙ РА­БО­ТОЙ.

На­ка­нуне Дня граж­дан­ской авиа­ции ко­ман­дир авиа­эс­кад­ри­льи вер­то­лё­тов МИ-8 Ан­дрей НИЧИПОРОВИЧ рас­ска­зал о жиз­ни шор­ских по­сёл­ков. В со­вет­ском «воз­душ­ном ав­то­бу­се» всё про­сто: не ку­рить, при­стег­нуть рем­ни и не от­вле­кать пи­ло­та. раз­ви­ва­ет­ся до­воль­но трав­ма­тич­ный гор­но­лыж­ный спорт. Мы ак­тив­но по­мо­га­ем ис­кать за­блу­див­ших­ся лю­би­те­лей по­ка­тать­ся по ди­ким скло­нам, трав­ми­ро­ван­ных, ту­ри­стов, охот­ни­ков. К при­ме­ру, осе­нью экс­трен­но вы­во­зи­ли ко­рен­но­го жи­те­ля из Эль­безы, ко­то­ро­го по­ра­нил мед­ведь. В про­шлом го­ду ле­том на границе на­ше­го рай­о­на и Рес­пуб­ли­ки Ал­тай был по­жар – мы возили ту­да лю­дей и тех­ни­ку. Так­же мы вы­пол­ня­ем рей­сы к от­шель­ни­це Ага­фье Лы­ко­вой. А на ком­мер­че­ской ос­но­ве до­став­ля­ем в труд­но­до­ступ­ные ме­ста ту­ри­стов и охот­ни­ков. По­это­му ску­чать неко­гда…

– Та­ш­та­голь­цы вспо­ми­на­ют, как до 90-х го­дов са­мо­лё­ты Ан-2, ко­то­рые ба­зи­ро­ва­лись в та­ш­та­голь­ском аэро­пор­ту, по во­семь рей­сов в день де­ла­ли, а вер­то­лё­ты – по че­ты­ре! Бы­ва­ло, в день и по 100 че­ло­век пе­ре­во­зи­ли. Сей­час уже та­ко­го ко­ли­че­ства и в ме­сяц не на­бе­рёт­ся. Ма­лая авиа­ция по боль­шо­му счё­ту нужна?

– В по­сёл­ках ра­бо­ты нет. Остались прак­ти­че­ски од­ни пен­си­о­не­ры. А те, у ко­го есть хоть ка­кое-то по­со­бие, вы­ше 5 тыс. не по­лу­ча­ют. Несмот­ря на то, что Куз­басс у нас хо­ро­шо охва­чен до­рож­ной се­тью, во многие шор­ские по­сёл­ки до сих пор по зем­ле не до­брать­ся. Вер­то­лёт для них един­ствен­ная связь с большой зем­лёй, ведь в по­сёл­ках нет ни ма­га­зи­нов, ни мед­пунк­тов. На вертолёте мы при­во­зим им про­дук­ты, лекарства, строй­ма­те­ри­а­лы. Они до сих пор жи­вут охо­той, ры­бал­кой и со­би­ра­тель­ством, ко­ней дер­жат, ого­ро­ды... А что слу­чись – без вер­то­лё­та от­ту­да не вы­брать­ся!

– А ис­то­рии из ки­но слу­ча­лись? По­нят­но, что боль­но­го к вра­чу вы в лю­бом слу­чае по­ве­зё­те. А ко­ро­ву на ры­нок, ес­ли мест­ный жи­тель по­про­сит?

– Нас все­гда с нетер­пе­ни­ем ждут, по­рой и про­бле­ма­ми по­де­лят­ся: охота не уда­лась, шиш­ки ма­ло… Недав­но мест­ные рас­ска­за­ли, как мед­ведь в ого­ро­ды за­хо­дит. Ко­ров, как в ки­но, не пе­ре­во­зи­ли, а вот коз – бы­ло де­ло, прав­да, внут­ри. Пе­ре­нес­ли они по­лёт нор­маль­но: всю дорогу тра­ву же­ва­ли. Часто мест­ные жи­те­ли со­бак возят – к это­му мы при­вык­ли. Ес­ли что нуж­но, все­гда по­мо­гут нам.

– Как вы по­па­ли в ма­лую авиа­цию? Почему свою жизнь свя­за­ли имен­но с ней? Не меч­та­ли уй­ти в боль­шую? Там и де­нег боль­ше, и воз­мож­но­стей…

– Я ро­дил­ся в Сык­тыв­ка­ре – авиа­ци­он­ном го­ро­де. С дет­ства ви­дел лёт­чи­ков, жил ря­дом с аэро­пор­том, по­сто­ян­но на­блю­дал за са­мо­лё­та­ми. Ко­неч­но, меч­тал по­пасть в во­ен­ную авиа­цию, но жизнь сло­жи­лась так, что окон­чил Кре­мен­чуг­ское лёт­ное учи­ли­ще на пи­ло­та вер­то­лё­та и с 1992 го­да ле­таю на МИ-8. И ни­ко­гда об этом не жа­лел. Да­же мыс­ли не бы­ло уй­ти в боль­шую авиа­цию.

Лёт­чик в большой авиа­ции – это опе­ра­тор: он кон­тро­ли­ру­ет ра­бо­ту при­бо­ров. Вз­ле­тел, на­брал вы­со­ту, сел в аэро­пор­ту. Зем­ли не ви­дишь, с пас­са­жи­ра­ми не об­ща­ешь­ся. А ма­лая авиа­ция – это жи­вая ра­бо­та, ты бли­же к лю­дям! Ты на­пря­мую свя­зан с зем­лёй, ви­дишь её, сво­их пас­са­жи­ров. Весь по­лёт управ­ля­ешь вер­то­лё­том в руч­ном ре­жи­ме. Вы возь­ми­те лю­бо­го на­ше­го пи­ло­та – он без кар­ты об­ле­тит всю на­шу об­ласть! Да, боль­шие ко­раб­ли, боль­шие аэро­пор­ты – это хо­ро­шо, но в на­шей ра­бо­те боль­ше ду­ши. Ве­зём, бы­ва­ло, охот­ни­ков или ту­ри­стов, так по­рой и ухой на­кор­мят, и по­ры­ба­чим с ни­ми, и ме­ста кра­си­вые по­смот­рим.

Из ма­лой авиа­ции ма­ло кто ухо­дит. Наш борт­ме­ха­ник Вла­ди­мир Чу­ра­ков уже 36 лет ра­бо­та­ет на МИ-8, ко­ман­дир эки­па­жа Олег Лак­тю­хин – 13 лет, я сам уже боль­ше 25 лет.

– Со­ве­то­ва­ли бы вы ид­ти мо­ло­дё­жи в ма­лую авиа­цию? Есть ли у неё пер­спек­ти­вы раз­ви­тия в на­шей об­ла­сти?

– Ду­маю, пер­спек­ти­вы у ма­лой авиа­ции в об­ла­сти есть, но дру­гие. Не те, что бы­ли мно­го лет на­зад. Шор­ские по­сёл­ки из го­да в год ста­но­вят­ся всё ма­ло­чис­лен­нее – школ нет, все дети учат­ся в Та­ш­та­го­ле и об­рат­но уже не воз­вра­ща­ют­ся. Лет де­сять мы рожениц уже не вы­во­зим – это крас­но­ре­чи­вый по­ка­за­тель. В основном в тех по­сёл­ках остались пен­си­о­не­ры. Но за последние несколь­ко лет Ше­ре­геш стал од­ним из са­мых популярных гор­но­лыж­ных ку­рор­тов Рос­сии. Сю­да при­ез­жа­ют не толь­ко из бли­жай­ших об­ла­стей, но и со всей Рос­сии. Вме­сто, к при­ме­ру, вось­ми или де­ся­ти ча­сов, ко­то­рые ту­рист тра­тит на дорогу из Но­во­си­бир­ска, он смо­жет при­ле­теть в Ше­ре­геш за пол­то­ра ча­са. По­ка­тать­ся и уле­теть об­рат­но. Бу­дет же­ла­ние – уло­жит­ся в сут­ки! И де­нег уй­дёт не боль­ше, чем на бен­зин. Но по­ка это толь­ко про­ек­ты…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.