БЕЗ УГЛЯ МЫ НИ­КУ­ДА

Шах­тёр – о до­стат­ке, гор­няц­ком ха­рак­те­ре и са­мых кра­си­вых жен­щи­нах в за­бое

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ин­на МЕНЯЙЛОВА

УГОЛЬ ДЛЯ МНО­ГИХ В КУЗБАССЕ СТАЛ СУДЬ­БОЙ: ДЛЯ ТЕХ, КТО ЖЕЛАЛ ЭТО­ГО, И ДЛЯ ТЕХ, КТО НЕ ЖЕЛАЛ. И ШИ­РО­КАЯ РУС­СКАЯ ДУ­ША, ВЗЯВШИСЬ ЗА НЕДРА, НЕ ЖАЛЕЕТ НИ СВО­Е­ГО ЗДО­РО­ВЬЯ, НИ СТРА­ТЕ­ГИ­ЧЕ­СКИХ ЗАПАСОВ ТОП­ЛИ­ВА.

О том, как са­ми гор­ня­ки от­но­сят­ся к по­сто­ян­но­му ро­сту до­бы­чи угля и к сво­ей профессии, мы спро­си­ли у за­слу­жен­но­го шах­тё­ра Рос­сии Фёдора МАКЕЕВА. экс­пор­та – это уголь Куз­бас­са. Я не пом­ню та­ко­го, что­бы уголь за­лё­жи­вал­ся на скла­дах. Ес­ли каж­дый год от­кры­ва­ют но­вые раз­ре­зы и шах­ты, зна­чит, уголь нужен, по­это­му в нерен­та­бель­ность уголь­ных пред­при­я­тий я не ве­рю. Все дол­ги, я счи­таю, со­зда­ны ис­кус­ствен­но. К при­ме­ру, сред­няя се­бе­сто­и­мость кок­су­ю­ще­го­ся угля со­став­ля­ет 30 дол­ла­ров США за 1 тон­ну, а про­да­ют его за 300 дол­ла­ров на ми­ро­вых рын­ках. Это в де­сять раз боль­ше! Нужно не скла­ды­вать день­ги к се­бе в кар­ман, а вкла­ды­вать в про­из­вод­ство, по­вы­шать лю­дям за­ра­бот­ную пла­ту, за­ни­мать­ся ре­куль­ти­ва­ци­ей.

– Ес­ли про­сто­му шах­тё­ру ни­че­го не достаётся, так, мо­жет быть, на­ши шах­тёр­ские города от это­го жи­вут луч­ше?

– Я счи­таю, го­ро­дам то­же ма­ло что достаётся. Вы посмот­ри­те на Про­ко­пьевск, Ки­се­лёвск, Мы­с­ки, Ан­же­ро-Суд­женск! Это бед­ней­шие города, а ведь там до­бы­ва­ет­ся столь­ко угля! Всё де­ло в том, что от­чис­ле­ния в бюд­жет, к при­ме­ру, Меж­ду­ре­чен­ска в 2003 го­ду со­став­ля­ли 17% от об­ще­го до­хо­да, а в 2008-м – уже 9%, сей­час, на­сколь­ко я знаю, это 6%. При при­бы­ли в 38 млрд руб­лей в го­ро­де оста­нет­ся толь­ко 2,28 млрд. А это­го хва­тит толь­ко на за­ра­бот­ную пла­ту бюд­жет­ни­кам. Весь осталь­ной до­ход за­би­ра­ют об­ласт­ной и федеральный бюд­же­ты. К то­му же лю­бое мест­ное гра­до­об­ра­зу­ю­щее пред­при­я­тие пла­тит на­ло­ги в об­ласть. Раз­ве бу­дут от та­ко­го по­ло­же­ния бо­га­теть на­ши уголь­ные города? По­то­му и пу­сте­ют они из го­да в год. Сколь­ко мо­их зна­ко­мых уеха­ло в Крас­но­дар, Но­во­си­бирск, Моск­ву, Санкт-Пе­тер­бург, по­то­му что эти города раз­ви­ва­ют­ся, там пла­тят боль­ше и жить мож­но. А в на­ши шах­тёр­ские города ни один собственник вкла­ды­вать­ся не бу­дет. И вряд ли ситуация из­ме­нит­ся в бли­жай­шее вре­мя. Ско­ро в Си­би­ри невоз­мож­но бу­дет жить. Лю­ди бу­дут при­ез­жать сю­да толь­ко ра­бо­тать вах­то­вым ме­то­дом. Та­кую си­ту­а­цию нужно ме­нять: пе­ре­смот­реть на­ло­го­вые от­чис­ле­ния – льви­ная до­ля долж­на оста­вать­ся в го­ро­де, при­вле­кать людей в ре­ги­он жи­льём. К при­ме­ру, по­че­му бы не за­нять­ся ин­ди­ви­ду­аль­ным ма­ло­этаж­ным стро­и­тель­ством?

– В по­след­нее вре­мя до­бы­ча угля всё боль­ше вы­хо­дит на по­верх­ность. К то­му же ста­ли до­бы­вать стра­те­ги­че­ский за­пас, от­ло­жен­ный на слу­чай войны. Та­кое ощу­ще­ние, что ре­ги­он хо­тят про­сто весь пе­ре­ко­пать. Как вы к это­му от­но­си­тесь?

– Куз­басс ис­по­кон ве­ков был уголь­ным ре­ги­о­ном. Нам без угля нель­зя. Од­на­ко в по­след­ние го­ды, я счи­таю, до­бы­ча угля ве­дёт­ся про­сто вар­вар­ски­ми ме­то­да­ми. Имен­но по­это­му в об­ла­сти обост­ри­лись ан­ти­уголь­ные про­те­сты. Так на­зы­ва­е­мые «раз­ре­зы-за­ко­пуш­ки» всё боль­ше под­сту­па­ют к круп­ным на­се­лён­ным пунк­там и да­же го­ро­дам, уни­что­жая стра­те­ги­че­ские за­па­сы угля, ведь это са­мый жир­ный и лёг­кий уголь, ко­то­рый бук­валь­но ле­жит под но­га­ми. В та­кую до­бы­чу боль­ших де­нег вкла­ды­вать не нужно, к при­ме­ру, как в шах­ту. На та­ком уг­ле сто­ит Про­ко­пьевск, Ки­се­лёвск, Меж­ду­ре­ченск. Мы, шах­тё­ры, счи­та­ем, что его нель­зя тро­гать – толь­ко в слу­чае край­ней го­су­дар­ствен­ной нуж­ды. От­кры­тые способы раз­ра­бот­ки наносят непо­пра­ви­мый ущерб экологии края. Вы посмот­ри­те, что тво­рит­ся над лю­бым шах­тёр­ским го­род­ком те­перь! Сто­ит гряз­ное об­ла­ко от угольной пы­ли и га­за. Ле­том на КПП охран­ни­ки раз­ре­зов гряз­нее, чем мы, шах­тё­ры! У нас хоть вен­ти­ля­то­ры ра­бо­та­ют, воз­дух чи­ще, а они там в сво­их уголь­но-га­зо­вых ямах за­ды­ха­ют­ся.

Я, мои дру­зья и зна­ко­мые шах­тё­ры счи­та­ем, что до­бы­вать уголь нужно. Ина­че где ра­бо­тать в на­шем ре­ги­оне? К при­ме­ру, в Меж­ду­ре­чен­ске каж­дый де­вя­тый ра­бо­та­ю­щий за­нят в угольной от­рас­ли. Но зачем столь­ко раз­ре­зов? Луч­ше уве­ли­чить до­бы­чу в шах­тах – это и чи­ще, и экологии об­ла­сти не та­кой ущерб на­не­сёт. Ес­ли ко­па­е­те в пре­де­лах на­се­лён­ных пунк­тов, да­вай­те лю­дям нор­маль­ное жи­льё, пе­ре­се­ляй­те их. Обя­за­тель­но нужно за­ни­мать­ся ре­куль­ти­ва­ци­ей. Рань­ше, пом­ню, на каждом раз­ре­зе обя­за­тель­но был уча­сток по ре­куль­ти­ва­ции. А сей­час, по­сколь­ку раз­ре­зы объ­еди­ня­ют­ся в круп­ные ком­па­нии, у них на все раз­ре­зы один уча­сток. Да и штраф по­рой им за­пла­тить про­ще, чем ре­куль­ти­ва­ци­ей за­ни­мать­ся. В со­вет­ское вре­мя де­ре­вья­ми за­са­жи­ва­ли огром­ные пло­щад­ки! Пом­ню, ез­дил на шах­ту в Ав­стра­лии, так там да­же не пой­мёшь, что на­хо­дишь­ся на тер­ри­то­рии уголь­но­го пред­при­я­тия, – везде зе­лень, клум­бы, де­ре­вья, цветы, да­же пти­цы око­ло вы­хо­да из шах­ты гнёз­да вьют! За эко­ло­ги­ей сле­дят там же­сто­чай­шим об­ра­зом, а всех, кто по­па­да­ет на под­ра­бо­тан­ные тер­ри­то­рии, сра­зу же пе­ре­се­ля­ют и дома им хо­ро­шие от­стра­и­ва­ют.

– По дан­ным Ро­сте­х­над­зо­ра, в 2017 го­ду в Ке­ме­ров­ской об­ла­сти уста­нов­ле­но ре­корд­но низ­кое ко­ли­че­ство травм за всю ис­то­рию уг­ле­до­бы­чи. Од­на­ко по-преж­не­му про­фес­сия шах­тё­ра – од­на из са­мых опас­ных. Ис­пы­ты­ва­ют ли шах­тё­ры, спус­ка­ясь в за­бой, страх или при­вык­ли дав­но?

– У ме­ня мно­го зна­ко­мых ра­бо­та­ют на раз­ре­зах, и я не ска­жу, что ко­ли­че­ство травм там сни­зи­лось. Всё де­ло в том, что они не вхо­дят в эту ста­ти­сти­ку. Сей­час боль­шин­ство раз­ре­зов ра­бо­та­ют по та­ко­му прин­ци­пу: собственник вы­ку­па­ет недра и на­ни­ма­ет тех­ни­ку и ра­бот­ни­ков со сто­ро­ны. Ле­жал я как-то в боль­ни­це, и со мной в од­ной па­ла­те был экс­ка­ва­тор­щик уголь­но­го раз­ре­за, ко­то­рый упал с экс­ка­ва­то­ра и сло­мал рёб­ра. Ни­ка­кую шу­ми­ху с про­из­вод­ствен­ной трав­мой он не со­би­рал­ся под­ни­мать, по­то­му что в про­тив­ном слу­чае его бы уво­ли­ли, ведь экс­ка­ва­тор не при­над­ле­жит раз­ре­зу. В шах­тах подход к без­опас­но­сти со­вер­шен­но дру­гой. Здесь и про­ве­рок, и тре­бо­ва­ний боль­ше. Од­на­ко мы все­гда ду­ма­ем, что спуск в шах­ту мо­жет ока­зать­ся по­след­ним. Ис­пы­ты­ва­ешь по­сто­ян­ное на­пря­же­ние.

Пом­ню, ко­гда ра­бо­тал на од­ной из шахт, бы­ва­ло, бу­ришь за­бой, а он на­чи­на­ет тря­стись и «пле­вать­ся» в те­бя кам­ня­ми. Ощу­ща­ли и по­сто­ян­ные гор­ные уда­ры из­нут­ри, да та­кие, что тех­ни­ка под­пры­ги­ва­ла. Все­гда воз­мож­ны непред­ска­зу­е­мые вы­бро­сы ме­та­на. Зна­ко­мый у ме­ня так по­гиб: ра­бо­тал на ком­байне, и вне­зап­но про­изо­шёл вы­брос угля и га­за. А он как си­дел в ком­байне, так в нём и остал­ся…

В Кузбассе очень тя­жё­лые усло­вия тру­да у гор­ня­ков. К при­ме­ру, в Ав­стра­лии уголь­ные пла­сты за­ле­га­ют го­ри­зон­таль­но, у нас же все­гда под уг­лом – ми­ни­маль­но 6-10°, а в Про­ко­пьев­ске во­об­ще вер­ти­каль­но. Плюс большая об­вод­нён­ность, хо­ло­да и мо­ро­зы и склон­ность к са­мо­воз­го­ра­нию.

– При та­ких тя­жё­лых усло­ви­ях тру­да в шах­ту идут ра­бо­тать и женщины. Как на них реагируют гор­ня­ки? Что бы вы по­же­ла­ли жё­нам шах­тё­ров, сво­им кол­ле­гам-жен­щи­нам в преддверии 8 Марта?

– Женщин в шах­те ста­но­вит­ся мень­ше, но они есть – это марк­шей­де­ры, нор­ми­ров­щи­ки, эко­но­ми­сты (они то­же ре­гу­ляр­но спус­ка­ют­ся в шах­ту). Рань­ше их бы­ло боль­ше, но по­сле то­го, как на шах­те «Рас­пад­ской» в 1982 го­ду по­гиб­ли гор­ня­ки, в том чис­ле и од­на жен­щи­на, боль­шин­ству из них запретили спус­кать­ся под землю.

У нас, пом­ню, да­же марш­рут был «жен­ский», ко­гда женщины каж­дый день спус­ка­лись в шах­ту и про­ве­ря­ли на­шу ра­бо­ту. Мы все­гда ста­ра­лись ещё утром по­ря­док на­ве­сти. Женщины в шах­те среди гор­ня­ков, как цветы. Они все­гда кра­си­вы и при­вле­ка­тель­ны, ко­неч­но, шах­тё­ры об­ра­ща­ют на них вни­ма­ние. У нас да­же настроение сра­зу при­под­ня­тым ста­но­вит­ся!

Накануне празд­ни­ка хо­чу по­же­лать жё­нам шах­тё­ров тер­пе­ния, ведь, ко­гда че­ло­век каж­дый день ис­пы­ты­ва­ет стресс и та­кое на­пря­же­ние, ему очень ва­жен по­кой и спо­кой­ствие в до­ме. А жен­щи­нам-кол­ле­гам хо­чу по­же­лать оста­вать­ся в лю­бых усло­ви­ях, да­же в за­бое, все­гда кра­си­вы­ми и жен­ствен­ны­ми!

«ЖИЗНЬ И ЗАР­ПЛА­ТА ГОРНЯКА ОТ РО­СТА ДО­БЫ­ЧИ НЕ МЕ­НЯ­ЕТ­СЯ».

Фо­то С. Иль­ниц­ко­го

Муж­чи­на и жен­щи­на пле­чом к пле­чу мо­гут жить и ра­бо­тать где угод­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.