ИЗ ПЛА­МЕ­НИ «ВИШ­НИ»

Как лю­ди спа­са­лись из го­ря­ще­го ТРЦ в Ке­ме­ро­ве?

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - СУДЬБЫ - Ан­на ИВА­НО­ВА, На­та­лья ИСАЕВА

Ке­ме­ров­ча­нин за­кри­чал: «Эва­ку­а­ция!» Схва­тил дочь на ру­ки и пря­мо в конь­ках про­бе­жал до вто­ро­го эта­жа, там уже пе­ре­обул­ся. По до­ро­ге вы­ро­нил те­ле­фон, кто-то под­нял и от­дал его. В сво­ей ин­тер­нет-за­мет­ке оче­ви­дец по пунк­там пе­ре­чис­ля­ет кон­крет­ные за­ме­ча­ния к служ­бе без­опас­но­сти ТРЦ: си­ре­ны и ав­то­ма­ти­че­ско­го ту­ше­ния не бы­ло, ра­бот­ни­ки не от­кры­ли дверь, ко­то­рая ве­ла с лест­ни­цы на ули­цу и не от­ре­гу­ли­ро­ва­ли ав­то­мо­биль­ное дви­же­ние. Мы воз­вра­ща­лись… Её ни­где нет», – услы­ша­ла Ев­ге­ния Кваш­ни­на сло­ва, ко­то­рые ей в труб­ку кри­ча­ла пла­чу­щая по­дру­га, с ужа­сом осо­зна­вая их смысл. В вос­кре­се­нье вось­ми­лет­няя доч­ка Ев­ге­нии, Со­ня, вме­сте с дру­ги­ми де­тиш­ка­ми по­шла в «Зим­нюю виш­ню» на день рож­де­ния сво­ей од­но­класс­ни­цы. Де­воч­ки очень дру­жат, да­же вме­сте хо­дят в тан­це­валь­ную сту­дию, вы­сту­па­ют на всех школь­ных празд­ни­ках. «Как бы­ла раз­де­тая, в ха­ла­те, так и по­бе­жа­ла к ма­шине… Мне по­зво­ни­ли в 16.09, а уже в 16.17 мы с му­жем бы­ли у тор­го­во­го цен­тра. Ле­те­ли на крас­ный свет, на встреч­ную по­ло­су…

Подъ­е­ха­ли со сто­ро­ны пар­ков­ки, вы­ле­те­ли из ма­ши­ны и уви­де­ли Со­ню…» – вспо­ми­на­ет те страш­ные ми­ну­ты Ев­ге­ния.

Доч­ка бе­жа­ла к ма­ме из ка­кой­то ма­ши­ны. «Ма­моч­ка, я твой ха­лат уви­де­ла!» – вос­клик­ну­ла де­воч­ка. Её тряс­ло от стра­ха и слёз. Ещё не по­ни­мая, что с ней про­изо­шло, она ви­ни­ла се­бя, что оста­ви­ла в тор­го­вом цен­тре свою кур­точ­ку и те­ле­фон. «Бог с ни­ми! Глав­ное, с то­бой всё в по­ряд­ке», – ска­за­ла Же­ня, пла­ча от сча­стья и ужа­са... Она не зна­ла, к че­му го­то­вить­ся, ко­гда ле­те­ла за сво­им ре­бён­ком, на­ру­шая все пра­ви­ла до­рож­но­го дви­же­ния. «Я очень бла­го­дар­на муж­чи­нам, ко­то­рые по­мо­га­ли де­тям вы­хо­дить из го­ря­ще­го зда­ния, ведь мно­гие раз за ра­зом воз­вра­ща­лись в этот ад. Хо­чу ска­зать спа­си­бо муж­чине, ко­то­рый не дал на­шей Соне за­мёрз­нуть на ули­це. Он не уе­хал сра­зу же по­сле то­го, как вы­шел сам, он то­же по­мо­гал де­тям, а по­том пус­кал их в свою ма­ши­ну, где они и до­жи­да­лись ро­ди­те­лей!»

Со­ня из го­ря­ще­го зда­ния вы­шла са­ма, но не из глав­но­го вхо­да, а со сто­ро­ны пар­ков­ки, по­это­му вер­нув­ши­е­ся за ней взрос­лые и не смог­ли её отыс­кать. Ке­ме­ров­чане ро­ди­лись в ру­баш­ках, ведь бук­валь­но в несколь­ких ша­гах от них вне­зап­но за­го­рел­ся ба­тут. Ни­ка­кой сиг­на­ли­за­ции… Толь­ко кри­ки лю­дей. Огонь и страш­ная дав­ка. На том дне рож­де­ния бы­ло де­вять де­тей. Сла­ва бо­гу, с ни­ми всё в по­ряд­ке. Но да­же страш­но пред­ста­вить, как ис­пу­га­лись бед­ные де­ти, как в па­ни­ке бе­жа­ли за взрос­лы­ми, как бо­я­лись от­стать и по­те­рять­ся… «У ме­ня до сих пор пе­ред гла­за­ми парковка у ТЦ… Две де­воч­ки, чёр­ные как уголь, тря­сут­ся от хо­ло­да и по­сто­ян­но по­вто­ря­ют, что там их ма­мы, что они ви­де­ли их в окне. Я уку­та­ла де­во­чек в кур­точ­ку, об­ня­ла… Они пла­чут, и я вме­сте с ни­ми. На так­си бе­лый как снег при­е­хал па­па од­ной из них. Об­нял де­во­чек и по­бе­жал ис­кать мам… Как хо­чет­ся ве­рить, что на­шёл… Жи­вы­ми. С дру­гой сто­ро­ны жен­щи­на кри­чит, что там пя­те­ро де­тей за­пер­ты в ки­но­те­ат­ре… Пар­ни вы­пры­ги­ва­ют из окон… Я кри­чу им в па­ни­ке: «Не на­до, не на­до, разо­бьё­тесь!» Лю­ди сто­ят с тряп­ка­ми, ста­ра­ют­ся пой­мать пры­га­ю­щих», – вспо­ми­на­ет ужа­сы то­го дня Ев­ге­ния и еле сдер­жи­ва­ет слё­зы. А Со­ня рас­ска­зы­ва­ет, как на её гла­зах из ок­на вы­прыг­нул маль­чик… Его пой­ма­ли в оде­я­ло, а по­том все ап­ло­ди­ро­ва­ли.

Боль­шин­ство по­гиб­ших – де­ти. Са­мое страш­ное – осознавать, что ещё несколь­ко дней на­зад они ра­до­ва­лись дол­го­ждан­ным ка­ни­ку­лам, ра­до­ва­лись би­ле­там в ки­но­те­атр на мульт­фильм. Де­ся­ти­лет­ний Ва­дим Чмы­ха­лов в Ке­ме­ро­во при­е­хал вме­сте со сво­ей ма­мой из Меж­ду­ре­чен­ска. Они про­сто хо­те­ли отпраздновать на­ча­ло ка­ни­кул про­гул­кой по об­ласт­но­му цен­тру и по­хо­дом в ки­но. Как пи­шут род­ствен­ни­ки в сво­их со­ци­аль­ных се­тях, ма­ма с силь­ней­шим отрав­ле­ни­ем на­хо­дит­ся в боль­ни­це. Дол­гое вре­мя Ва­дим чис­лил­ся без ве­сти про­пав­шим. Близ­кие до по­след­не­го ве­ри­ли, что Ва­ди­ка най­дут жи­вым. До сих пор они от­ка­зы­ва­ют­ся осознавать, что он боль­ше не спо­ёт им на празд­ни­ке, не сыг­ра­ет на скрип­ке, не улыб­нёт­ся сво­ей доб­рой ис­крен­ней улыб­кой… Од­но­класс­ни­ки и дру­зья маль­чи­ка на­зы­ва­ют его «стес­няш­кой» и очень ве­сё­лым и доб­рым че­ло­ве­ком. На его стра­нич­ке в соц­се­ти они вы­ра­жа­ют свои со­бо­лез­но­ва­ния: «Труд­но осознавать, что мы боль­ше не по­здра­вим те­бя с оче­ред­ным днём рож­де­ния, не услы­шим твой звон­кий, пол­ный сча­стья смех, твою песню, твой пре­вос­ход­ный «Ма­лень­кий вен­ский марш»... Не уви­дим твои вес­нуш­ки. Ты был за­ме­ча­тель­ным че­ло­ве­ком, все­ми лю­би­мым…» А в неуми­ра­ю­щих соц­се­тях оста­ют­ся фо­то­гра­фии счаст­ли­вых де­тей, вы­брав­ших­ся в ки­но­те­атр… Их по­след­ние улыб­ки, по­след­ние сним­ки. Пусть зем­ля им бу­дет пу­хом.

«Я ИХ СПАС, ПО­ЛУ­ЧА­ЕТ­СЯ»,  СКА­ЗАЛ ОХРАН­НИК, ВЫГНАВШИЙ ПОД­РОСТ­КОВ ИЗ ТЦ.

Ке­ме­ров­чане несут цве­ты и иг­руш­ки к им­про­ви­зи­ро­ван­но­му ме­мо­ри­а­лу у «Зим­ней виш­ни».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.