МЕЛОЧИ БОЛЬ­ШОЙ ИС­ТО­РИИ

Ка­кие лич­ные ве­щи мож­но сдать в ар­хив?

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ДОМ КУЛЬТУРЫ - На­та­лья ИСАЕВА

В АР­ХИ­ВЕ ХРАНЯТ НЕ ТОЛЬ­КО ОФИ­ЦИ­АЛЬ­НЫЕ ДО­КУ­МЕН­ТЫ. ТАМ МОЖ­НО НАЙ­ТИ И ВОС­ПО­МИ­НА­НИЯ ОБЫЧ­НЫХ КУЗ­БАС­СОВ­ЦЕВ, И ДА­ЖЕ ИХ ЛИЧ­НЫЕ ВЕ­ЩИ.

Бла­го­да­ря по­доб­ным экс­по­на­там, на­при­мер, мы име­ем пред­став­ле­ние о том, кто и как ру­ко­во­дил на­шей об­ла­стью с мо­мен­та её об­ра­зо­ва­ния, как тут жи­ли лю­ди и т.д. О том, что из­вест­но о пер­вых ли­цах ре­ги­о­на и ка­кие лич­ные ве­щи име­ют ис­то­ри­че­скую цен­ность, рас­ска­за­ла глав­ный ар­хи­вист от­де­ла ком­плек­то­ва­ния Свет­ла­на Сбор­щик. жиз­ни, в том чис­ле обес­пе­чить пром­то­ва­ра­ми и про­дук­та­ми. тем вы­ра­зи­тель­но на ме­ня. Я крас­нею, как ку­мач: недо­гля­дел, не до­шёл… Сек­ре­тарь об­ко­ма ре­зю­ми­ру­ет:

– Ес­ли ещё хоть од­на жа­ло­ба по по­во­ду «све­же­мо­ро­же­ных» ово­щей воз­ник­нет, вы, вы и вы (паль­цем он по­ка­зы­ва­ет на за­ме­сти­те­ля за­ве­ду­ю­ще­го шах­той, сек­ре­та­ря парт­ко­ма и на ме­ня) будете стро­го на­ка­за­ны!»

За­тем Сер­гей Ку­рыш­кин про­дол­жа­ет, что по воз­вра­ще­нии из шах­ты пер­вый сек­ре­тарь об­ко­ма су­ро­во вну­шал под­чи­нён­ным: «Вы долж­ны быть вни­ма­тель­ны к лю­дям. Мы не мо­жем сей­час дать им вво­лю хле­ба и мя­са, но уж то, что име­ем – это обя­за­ны вы­дать в над­ле­жа­щем ви­де. Что по­лу­ча­ет­ся: ка­кой-то мер­за­вец со­зна­тель­но или неосо­знан­но на­па­ко­стит, вы­зы­ва­ет за­кон­ное недо­воль­ство у со­тен ра­бо­чих, а мы про­хо­дим без­за­бот­но ми­мо это­го?! Ви­ди­те: на­ша бес­печ­ность мо­жет до­ро­го нам обой­тись». Я клят­вен­но за­ве­ряю сек­ре­та­ря об­ко­ма, что боль­ше та­кой ис­то­рии не по­вто­рит­ся. Он уехал даль­ше, в Про­ко­пьевск».

Бла­го­да­ря до­ку­мен­ту мы узна­ём, как раз­ви­ва­лись со­бы­тия даль­ше. Че­рез пять дней Се­мён За­ди­он­чен­ко из Про­ко­пьев­ска сно­ва за­ехал на шах­ту им. Ки­ро­ва, при­чём без пре­ду­пре­жде­ния, и сра­зу на­пра­вил­ся в сто­ло­вую с про­вер­кой. Как раз в тот мо­мент, ко­гда во дво­ре сто­ло­вой раз­гру­жа­ли ма­ши­ну – те са­мые «све­же­за­мо­ро­жен­ные» ка­пу­сту и кар­тош­ку. Уже че­рез несколь­ко ми­нут – экс­трен­ное за­се­да­ние бю­ро гор­ко­ма. Всем объ­яви­ли стро­гий вы­го­вор с за­не­се­ни­ем в учёт­ную кар­точ­ку. По­сле это­го ру­ко­вод­ство шах­ты всё-та­ки до­шло до ово­ще­хра­ни­ли­ща и на­ве­ло там по­ря­док.

Был и ещё один слу­чай, о ко­то­ром вспо­ми­нал всё тот же Сер­гей Ку­рыш­кин. Он свя­зан с на­ру­ше­ни­ем со­вет­ской за­кон­но­сти. По­сле оче­ред­но­го раз­но­са со сто­ро­ны пер­во­го сек­ре­та­ря на­ча­ли по­ощ­рять ра­бо­чих кок­со­вых шахт, что и по­ла­га­лось де­лать по за­ко­ну. В част­но­сти, на­ча­ли вы­да­вать хо­лод­ные зав­тра­ки в под­зем­ных бу­фе­тах (200 г хле­ба, 50 г са­ла и 10 г са­ха­ра под­зем­ным ра­бо­чим, ко­то­рые до­бы­ва­ли кок­су­ю­щи­е­ся уг­ли и вы­пол­ня­ли не ме­нее 80% нор­мы). Шах­тё­рам, ко­то­рые пол­но­стью вы­пол­ня­ли нор­му, вы­да­ва­ли пром­то­ва­ры.

Вот что пи­сал о пер­вом сек­ре­та­ре быв­ший за­ве­ду­ю­щий сек­то­ром га­зет и жур­на­лов об­ко­ма пар­тии: «Се­мён Бо­ри­со­вич по ха­рак­те­ру был кру­тым че­ло­ве­ком. Его бо­ял­ся весь ап­па­рат об­ко­ма, тем бо­лее в во­ен­ное вре­мя». Как от­ме­ча­ет Свет­ла­на Сбор­щик, лич­ность че­ло­ве­ка очень по­мо­га­ют рас­крыть как раз лич­ные вос­по­ми­на­ния и пись­ма. К сча­стью, в ар­хи­ве та­кие до­ку­мен­ты со­хра­ни­лись.

О том, в ка­ких усло­ви­ях при­хо­ди­лось тру­дить­ся шах­тё­рам 50, 100 и да­же бо­лее лет на­зад, се­го­дня рас­ска­зы­ва­ют ар­хив­ные до­ку­мен­ты и про­из­ве­де­ния ис­кус­ства.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.