ЗА ВЕ­РУ, ЦА­РЯ, ОТЕЧЕСТВО И Т. Д.!

Что щег­лов­цы, ма­ри­ин­цы, коль­чу­гин­цы при­вез­ли с Пер­вой ми­ро­вой?

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ДОМ КУЛЬТУРЫ - Ев­ге­ния ОБЫМАХО

Жи­во и яр­ко о со­бы­ти­ях Пер­вой ми­ро­вой вой­ны рас­ска­зы­ва­ют имен­ные днев­ни­ки, со­хра­нив­ши­е­ся до се­го­дняш­не­го дня в се­мьях куз­бас­сов­цев как осо­бо цен­ные ре­лик­вии. Один из них при­над­ле­жал ун­тер-офи­це­ру 12-го фин­лянд­ско­го пол­ка 18-лет­не­му Ла­за­рю Ощеп­ко­ву, ко­то­ро­го при­зва­ли на вой­ну вес­ной 1915 го­да. Пять­де­сят стра­ниц об­щей тет­ра­ди ис­пи­са­ны убо­ри­стым тек­стом, а прав­ди­вые за­мет­ки по­вест­ву­ют о во­ен­ной под­го­тов­ке мо­би­ли­зо­ван­но­го на фронт на­се­ле­ния.

Ла­зарь Ан­дре­евич по­пал в 157-й за­пас­ной полк, ба­зи­ру­ю­щий­ся в трёх ки­ло­мет­рах от ураль­ско­го го­ро­да Ка­мыш­лов. 16 рот жи­ли в

256 па­лат­ках, рас­став­лен­ных в несколь­ко ря­дов. По при­бы­тии в ла­герь из тол­пы но­во­бран­цев вы­де­ли­ли са­мых гра­мот­ных, на­чи­ная с тех, кто имел сви­де­тель­ство об окон­ча­нии на­чаль­ной шко­лы, по­том от­пра­ви­ли в ба­ню и эки­пи­ро­ва­ли. Каж­дый по­лу­чил са­по­ги, ша­ро­ва­ры, гим­на­стёр­ку, че­ты­ре па­ры бе­лья, пор­тян­ки, го­лов­ной убор и вещ­ме­шок с необ­хо­ди­мы­ми ак­сес­су­а­ра­ми. По­сле рас­пре­де­ле­ния по взво­дам и от­де­ле­ни­ям на­ча­лась стро­е­вая под­го­тов­ка. Как от­ме­ча­ет Ощеп­ков, «мар­ши­ров­ка и вы­пол­не­ние раз­лич­ных по­во­ро­тов от­ни­ма­ли боль­шую часть днев­но­го вре­ме­ни». Че­рез неде­лю за­ня­тий кур­сан­ты при­ня­ли при­ся­гу. Ри­ту­ал про­хо­дил в па­ла­точ­ной церк­ви: каж­дый но­во­бра­нец под­ни­мал пра­вую ру­ку и по­вто­рял за пол­ко­вым свя­щен­ни­ком, что он «го­тов по­ло­жить свою жизнь за ве­ру, ца­ря и Отечество», за­тем це­ло­вал под­не­сён­ный к его гу­бам крест. Тут-то и на­ста­ло вре­мя на­сто­я­щей учё­бы с еже­днев­ны­ми за­ня­ти­я­ми на по­ли­гоне, ра­зу­чи­ва­ни­ем стро­е­вых пе­сен и до­воль­но стро­гой дис­ци­пли­ной.

При­нять непо­сред­ствен­ное уча­стие в бо­е­вых дей­стви­ях Ла­за­рю уда­лось толь­ко по­сле свер­же­ния ца­ря в 1917 го­ду и по­сле при­ся­ги на вер­ность вре­мен­но­му пра­ви­тель­ству. Во­е­ва­ли воз­ле го­ро­да Гу­ся­тин (сей­час при­над­ле­жит Укра­ине. – Прим. ред.). Как отмечено в днев­ни­ке, «го­род был ни­чей­ный, жи­те­ли про­сто его бро­си­ли». На­блю­да­тель­ный Ощеп­ков со­об­ща­ет лю­бо­пыт­ные све­де­ния о за­хо­ро­не­ни­ях уби­тых бой­цов: «Про­тив­ни­ки вы­бра­сы­ва­ли бе­лые фла­ги, стрель­ба пре­кра­ща­лась, меж­ду око­па­ми на­чи­на­лась убор­ка тру­пов и ры­тьё брат­ских мо­гил. По­сле по­хо­рон фла­ги уби­ра­лись, стрель­ба воз­об­нов­ля­лась вновь». Име­ло ме­сто и ре­во­лю­ци­он­ное бра­та­ние, «в ос­но­ве ко­то­ро­го бы­ло рус­ское про­до­воль­ствие и вра­же­ское спирт­ное». Вско­ре вой­на «по пра­ви­лам» по­те­ря­ла вся­кий смысл, полк Ла­за­ря Ан­дре­еви­ча был разору­жён боль­ше­ви­ка­ми, все во­ен­но­слу­жа­щие де­мо­би­ли­зо­ва­ны.

Сви­де­тель­ства об уча­стии куз­бас­сов­цев в во­ен­ных дей­стви­ях хра­нят и фон­ды Го­су­дар­ствен­но­го ар­хи­ва Ке­ме­ров­ской об­ла­сти.

«В ра­пор­те слу­жа­ще­го го­род­ской упра­вы Долга­но­ва ма­ри­ин­ско­му го­род­ско­му го­ло­ве читаем сле­ду­ю­щую ин­фор­ма­цию: «В Го­род­скую Упра­ву при­бы­ло несколь­ко сол­да­ток (че­ло­век 20-25) за по­лу­че­ни­ем про­до­воль­ствен­но­го по­со­бия. Вско­ре яви­лась так­же ма­ри­ин­ская ме­щан­ка Ва­си­ли­са Кры­ла­тых с тре­бо­ва­ни­ем о вы­да­че книж­ки на по­со­бие», – ци­ти­ру­ет ис­то­ри­че­ский до­ку­мент и. о. за­ве­ду­ю­щей от­де­лом ин­фор­ма­ции Го­су­дар­ствен­но­го ар­хи­ва Ке­ме­ров­ской об­ла­сти Еле­на Моск­ви­на. – К со­жа­ле­нию, в до­ку­мен­тах не ука­за­но, как зва­ли её му­жа и где он слу­жил, но точ­но из­вест­но, что ме­ща­нин Кры­ла­тых был од­ним из участ­ни­ков Пер­вой ми­ро­вой, так же, как и дру­гие, чьи име­на встре­ча­ют­ся в до­ку­мен­тах де­ла: Алек­сандр Афа­на­сьев, Алек­сандр Аку­лов, Ан­дрей Гра­чёв».

Ге­ро­я­ми той вой­ны и пол­ны­ми ге­ор­ги­ев­ски­ми ка­ва­ле­ра­ми ста­ли жи­те­ли се­ла Коль­чу­ги­но Иван Шиль­ни­ков и Ан­дрей Бры­ков. Кро­ме муж­чин в Пер­вой ми­ро­вой ак­тив­ное уча­стие при­ни­ма­ли и здеш­ние жен­щи­ны. На­при­мер, жи­тель­ни­ца Яш­кин­ско­го рай­о­на Ма­рия Боч­ка­рё­ва, ко­то­рая до­слу­жи­лась до чи­на по­ру­чи­ка, бы­ла ак­ти­ви­стом и ор­га­ни­за­то­ром жен­ских удар­ных ба­та­льо­нов. Её от­ряд из трёх­сот че­ло­век имел соб­ствен­ное зна­мя с чёр­ным пра­во­слав­ным кре­стом. По­сле свер­же­ния Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства Ма­рия Леон­тьев­на при­е­ха­ла к род­ствен­ни­кам в Яш­ки­но со сво­и­ми ра­не­ны­ми бой­ца­ми, что­бы за­ле­чить ра­ны. Поз­же она слу­жи­ла у Кол­ча­ка, ез­ди­ла с ди­пло­ма­ти­че­ски­ми по­ру­че­ни­я­ми ад­ми­ра­ла за гра­ни­цу, во вре­мя от­ступ­ле­ния от­ве­ча­ла за эва­ку­а­цию ра­не­ных. В ян­ва­ре 1920 го­да по­па­ла в плен, в мае бы­ла рас­стре­ля­на под Крас­но­яр­ском.

Так ис­то­ри­че­ски сло­жи­лось, что лю­бая вой­на – это не толь­ко бит­вы и сра­же­ния с от­важ­ны­ми ге­ро­я­ми, ко­то­рые ве­дут за со­бой сол­дат или са­мо­от­вер­жен­но бро­са­ют­ся гру­дью на ам­бра­зу­ру. Без на­дёж­но­го ты­ла, снаб­жа­ю­ще­го фронт день­га­ми, бо­е­при­па­са­ми, об­мун­ди­ро­ва­ни­ем и про­до­воль­стви­ем, Ма­рия Боч­ка­рё­ва, уро­жен­ка Яш­кин­скео­го рай­о­на. не смог­ла бы су­ще­ство­вать ни од­на ар­мия.

«Как во­е­ва­ли си­би­ря­ки, мы мо­жем су­дить лишь по от­дель­ным эпи­зо­дам, а вот сде­лать вы­во­ды о ре­аль­ном вкла­де куз­бас­сов­цев в Первую ми­ро­вую нам поз­во­ля­ют све­де­ния о жиз­ни здеш­них уез­дов с 1914 по 1917 го­ды, – от­ме­ча­ет док­тор ис­то­ри­че­ских на­ук, член Куз­бас­ско­го ре­ги­о­наль­но­го от­де­ле­ния Рос­сий­ско­го во­ен­но-ис­то­ри­че­ско­го об­ще­ства Юрий Го­ре­лов. – По­сле при­зы­ва на фронт зна­чи­тель­ной ча­сти муж­ско­го на­се­ле­ния Куз­нец­ко­го и Ма­ри­ин­ско­го уез­дов, мо­би­ли­за­ции шор­цев для ра­бо­ты на зо­ло­тых при­ис­ках и строй­ках мирная жизнь ре­ги­о­на пе­ре­шла на во­ен­ный лад. Со­би­ра­лись по­жерт­во­ва­ния для под­держ­ки во­ен­ных и ра­не­ных, про­во­ди­лись транс­порт­ные мо­би­ли­за­ции. Так, Куз­басс от­ли­чил­ся в по­став­ке тяг­ло­вой си­лы, ведь куз­нец­кая вы­нос­ли­вая ло­шадь все­гда поль­зо­ва­лась у во­ен­ных осо­бым спро­сом. В ито­ге за пер­вые два го­да вой­ны на фронт бы­ло оправ­ле­но 54287 ло­ша­дей, 6955 по­во­зок и 9748 ком­плек­тов упря­жи».

В уси­лен­ном ре­жи­ме ра­бо­та­ли и про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия, ко­то­рые вос­пол­ня­ли нехват­ку топ­ли­ва и цвет­ных ме­тал­лов. Осо­бо зна­чи­мые по­став­ки шли из Ан­же­роСуд­жен­ско­го рай­о­на, с ко­пий Ми­хель­со­на, шахт Коль­чу­ги­но. Об­ще­ство «Ко­пи­куз» на­ра­щи­ва­ло производство кок­са и хи­ми­че­ских ве­ществ. От­де­ле­ния Крас­но­го Кре­ста при­ни­ма­ли сот­ни недо­ле­чен­ных фрон­то­ви­ков с ин­фек­ци­он­ны­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми и пло­хо за­жив­лён­ны­ми ра­на­ми. Что­бы вме­стить всех боль­ных, рас­ши­ря­лись ста­рые и стро­и­лись но­вые ла­за­ре­ты.

«В го­ды Пер­вой ми­ро­вой на пле­чах куз­бас­сов­цев, остав­ших­ся в ты­лу, ле­жа­ла огром­ная тя­жесть и от­вет­ствен­ность, но неза­ви­си­мо от по­ли­ти­че­ских ре­жи­мов и пе­ри­пе­тий вла­сти, я счи­таю, что они чест­но и доб­ро­со­вест­но ис­пол­ня­ли свой долг», – под­во­дит итог Юрий Пав­ло­вич.

100 ЛЕТ НА­ЗАД ЗА­КОН­ЧИ­ЛАСЬ ПЕР­ВАЯ МИ­РО­ВАЯ ВОЙ­НА, НО КУЗ­БАС­СКИЕ ИС­ТО­РИ­КИ НЕ ПЕ­РЕ­СТА­ЮТ ЗАДАВАТЬСЯ ВО­ПРО­СОМ: ДЕЙ­СТВИ­ТЕЛЬ­НО ЛИ НА­СЕ­ЛЕ­НИЕ РОС­СИЙ­СКОЙ ИМ­ПЕ­РИИ СТРЕМИЛОСЬ ЗА­ЩИ­ТИТЬ СВОЁ ОТЕЧЕСТВО ИЛИ, ВОЮЯ ЗА ЦА­РЯ, ЛЮ­ДИ БЫ­ЛИ ПО­ПРО­СТУ ОБМАНУТЫ ПАТРИОТИЧЕСКИМИ ЛОЗУНГАМИ?

Од­на­ко на се­го­дняш­ний день сре­ди ис­то­ри­ков не пре­кра­ща­ют­ся спо­ры по по­во­ду идео­ло­ги­че­ских во­про­сов, свя­зан­ных с уча­сти­ем Рос­сии в Пер­вой ми­ро­вой войне. В то же вре­мя предо­ста­точ­но све­де­ний и ма­те­ри­а­лов есть в рас­по­ря­же­нии ре­кон­струк­то­ров, толь­ко вос­со­зда­вать со­бы­тия и ле­ген­дар­ные сра­же­ния тех лет в Ке­ме­ров­ской об­ла­сти по­че­му-то ни­кто не то­ро­пит­ся. Хо­тя, ко­неч­но, по­пыт­ки бы­ли. На­при­мер, в 2014 го­ду ке­ме­ров­ча­нин Вла­ди­мир Куклин за­ни­мал­ся изу­че­ни­ем ис­то­рии 12-го дра­гун­ско­го Ста­ро­ду­бов­ско­го пол­ка и да­же де­мон­стри­ро­вал лет­нюю фор­му сол­дат на от­кры­тии вы­став­ки, по­свя­щён­ной сто­ле­тию с на­ча­ла вой­ны. Пла­нов бы­ло гро­мадьё, но про­дол­же­ния и раз­ви­тия его на­чи­на­ния, к со­жа­ле­нию, не по­лу­чи­ли.

«Как из­вест­но, лю­ди тя­нут­ся к уже сфор­ми­ро­вав­ше­му­ся до­су­гу, по­это­му ре­кон­струк­то­рам про­ще раз­вер­нуть­ся в го­ро­дах-мил­ли­он­ни­ках, где мож­но на вы­ход­ных при­нять уча­стие в мас­со­вом ис­то­ри­че­ском сра­же­нии, стан­це­вать на ба­лу в особ­ня­ке или двор­це, съез­дить на те­ма­ти­че­ский пик­ник или раз­бить во­ен­ный ла­герь, по­об­щать­ся с еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми, – по­яс­ня­ет Вла­ди­мир. – В Куз­бас­се дворцов нет, а най­ти соратников – боль­шая про­бле­ма. Ез­дить в дру­гие го­ро­да – до­пол­ни­тель­ные труд­но­сти и рас­хо­ды. По­это­му ра­но или позд­но все эти тра­ты и про­бле­мы на­до­еда­ют, а ин­те­рес к Пер­вой ми­ро­вой войне вы­ра­жа­ет­ся толь­ко в чте­нии и изу­че­нии ис­то­ри­че­ских ма­те­ри­а­лов».

В КУЗ­БАС­СЕ ДВОРЦОВ НЕТ, И СОРАТНИКОВ НАЙ­ТИ ПРО­БЛЕ­МА.

Пла­ны ре­кон­струк­то­ра Вла­ди­ми­ра Кукли­на по­дроб­нее и ши­ре за­нять­ся вос­ста­нов­ле­ни­ем со­бы­тий 100-лет­ней дав­но­сти по­ка не сбы­лись.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.