КТО УГОЛЬ РАЗВЕДЫВАЛ?

Из недр од­ни чер­па­ли материалы для ди­плом­ных ра­бот, дру­гие – ро­ман­ти­ку

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ДОМ КУЛЬТУРЫ - Подготовила Ан­на ИВА­НО­ВА

Ни­ко­лая II, а он жерт­ву­ет её на ре­во­лю­цию», – пи­са­ли то­гда про Га­пе­е­ва га­зе­ты. Владимир Ле­нин гео­ло­га-ре­во­лю­ци­о­не­ра принял, рас­по­ря­дил­ся дать денег и от­пра­вил в Си­бирь вме­сте с коллегами в спе­ци­аль­но выделенном «во­ен­но­опе­ра­тив­ном» ва­гоне.

Дру­гой лу­ту­ги­нец – Ва­си­лий Явор­ский. Ес­ли бы в гео­ло­гии раз­да­ва­ли зо­ло­тые ме­да­ли за ре­кор­ды, то у Явор­ско­го их бы­ло бы как ми­ни­мум две. Пер­вая – за то, что про­вёл 43 по­ле­вых се­зо­на гео­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний в Кузбассе. Вто­рая – за то, что по­чти 60 лет сво­ей жиз­ни от­дал изу­че­нию на­ших недр. В 1915 г. он на­чал про­во­дить по­ле­вые ис­сле­до­ва­ния, а в 1973 г. опуб­ли­ко­вал по­след­нюю кни­гу «Зем­ля Куз­нец­кая от древ­них эпох до на­ших дней». Про­ко­пьев­ско-Ки­се­лёв­ское уголь­ное ме­сто­рож­де­ние – де­ти­ще Явор­ско­го. Гео­лог пер­вым на­чал его ос­но­ва­тель­ное изу­че­ние, со­здал кар­ту, ука­зал ме­ста, где за­ло­жить пер­вые штоль­ни бу­ду­ще­го руд­ни­ка. Кузнецкого ме­тал­лур­ги­че­ско­го ком­би­на­та. Под его ру­ко­вод­ством на­ча­лись и увен­ча­лись успе­хом по­ис­ки и раз­вед­ка же­лез­ных руд в Гор­ной Шо­рии, все­го ком­плек­са гор­но-ме­тал­лур­ги­че­ско­го сы­рья, ко­то­рым по сей день обес­пе­че­ны КМК и ЗСМК. «На­при­мер, сто­я­ла за­да­ча – най­ти уголь­ное ме­сто­рож­де­ние непо­да­лё­ку от ме­тал­лур­ги­че­ской пло­щад­ки. Для её решения ру­ко­во­ди­тель Си­б­ге­ол­ко­ма от­пра­вил в Ста­линск в кон­це 1920-х го­дов двух студентов из Том­ско­го по­ли­тех­ни­че­ско­го ин­сти­ту­та, – рас­ска­зы­ва­ет об од­ной из та­ких раз­ве­док Юрий Над­лер. – И они нашли ме­сто­рож­де­ние быст­ро, да к то­му же все­го в пя­ти ки­ло­мет­рах от КМК. Бли­же уже неку­да!». ме­сто­рож­де­ние или мер­кан­тиль­ные це­ли получить квар­ти­ру и на­ла­дить быт? Юрий Над­лер – один из со­тен со­вет­ских гео­ло­гов, при­быв­ших по­сле окон­ча­ния ин­сти­ту­та из Том­ска в Но­во­куз­нецк ра­бо­тать в За­пад­но-Си­бир­ском гео­ло­ги­че­ском управ­ле­нии. «В Том­ске бы­ла про­бле­ма с жи­льём, а в Но­во­куз­нец­ке лег­ко бы­ло получить квар­ти­ру. Лю­дей это при­вле­ка­ло. В 1956 г. я при­е­хал сю­да, а в 1958 г. мне уже да­ли две ком­на­ты в трёх­ком­нат­ной квар­ти­ре», – объ­яс­ня­ет ве­те­ран-гео­лог, чем, по­ми­мо бо­гат­ства недр, при­вле­кал Куз­басс гео­ло­гов. По его сло­вам, три чет­вер­ти но­во­куз­нец­ких гео­ло­гов – выпускники «усов­ско­го» гео­ло­го­раз­ве­доч­но­го фа­куль­те­та Том­ско­го по­ли­тех­ни­че­ско­го ин­сти­ту­та.

Ле­том гео­лог при­над­ле­жал толь­ко ра­бо­те – жил в тай­ге, в па­лат­ках, по­ка снег не ля­жет. Су­пру­га Над­ле­ра Наталья Алек­сан­дров­на бы­ла вы­пуск­ни­цей то­го же фа­куль­те­та. Вес­ной же­на по­лу­ча­ла своё за­да­ние, муж – своё, и они разъ­ез­жа­лись в раз­ные сто­ро­ны до осе­ни, дочь остав­ля­ли на ба­буш­ку. А жё­ны дру­гих гео­ло­гов, оста­вав­ши­е­ся до­ма, от­но­си­лись к та­кой раз­лу­ке, как к долж­но­му, как вос­при­ни­ма­ют это су­пру­ги мо­ря­ков или кос­мо­нав­тов. Со­от­вет­ствен­но, ле­том с се­мьёй на мо­ре не ез­ди­ли, дач не за­во­ди­ли. Впро­чем, та­кая лет­няя по­ле­вая жизнь бы­ла недол­гой – лет до со­ро­ка. По­том ста­но­ви­лось труд­но ла­зить по го­рам, и гео­ло­ги пе­ре­хо­ди­ли на ру­ко­во­дя­щую или иную, как сей­час при­ня­то на­зы­вать, офис­ную ра­бо­ту.

О том, что про­ис­хо­ди­ло в лет­них экс­пе­ди­ци­ях, у каж­до­го гео­ло­га на­кап­ли­ва­ет­ся с де­ся­ток­дру­гой ба­ек. «Од­на­ж­ды на го­ре встре­тил­ся я с мед­ве­дем. Хреб­тик уз­кий, мет­ра два ши­ри­ной – не разой­дёшь­ся. Внизу наш ла­герь. К па­лат­кам миш­ка не хо­дил, а на­вер­ху встре­чи бы­ва­ли. Мед­ведь ин­те­ре­со­вал­ся яго­дой. Я за­ме­тил зверя, и тут уж кто на ко­го гром­че на­орёт. Я за­кри­чал, а мед­ведь не свя­зы­вал­ся с людь­ми, ска­тил­ся с хреб­ти­ка по об­ры­ву. Миш­ки в ла­герь не при­хо­ди­ли – они хо­ро­шо зна­ли це­ну сво­ей шку­ре».

Ещё Юрий Сер­ге­е­вич лю­бит вспо­ми­нать, как пи­та­лись раз­вед­чи­ки руд. «Веч­ное» меню – ту­шён­ка и сгу­щён­ка. Утром и ве­че­ром пи­та­лись сыт­но, го­ря­чей пи­щей, при­го­тов­лен­ной на ко­ст­ре. «Днём ко­ст­ры ни­кто не раз­во­дил – все бы­ли в го­рах, в тай­ге. Марш­ру­ты стро­и­ли так, что­бы к обе­ду ока­зать­ся на ру­чье. На бе­ре­гу ру­чья от­кры­ва­ли сгу­щён­ку, про­де­лав но­жом от­вер­стия в бан­ке. Вы­со­сешь сгу­щён­ку че­рез это от­вер­стие, за­пьёшь во­дой из ру­чья. Такие обе­ды в гео­ло­гии. Ро­ман­ти­ка!» – рас­ска­зы­ва­ет от­лич­ник раз­вед­ки недр.

Осе­нью гео­ло­ги сда­ва­ли материалы, най­ден­ные на по­ле­вых ра­бо­тах, в управ­ле­ние и обыч­но шли в от­пуск. А зи­мой и вес­ной, до но­во­го по­ле­во­го се­зо­на об­ра­ба­ты­ва­ли материалы, обоб­ща­ли, де­ла­ли вы­во­ды о на­ли­чии ме­сто­рож­де­ния, его рас­по­ло­же­нии, ве­ли­чине, ка­че­стве по­лез­ных ис­ко­па­е­мых и т. п. «Я изу­чал спо­ры – по ним опре­де­лял­ся возраст по­ро­ды. Та­кая мо­но­тон­ная, од­но­об­раз­ная ра­бо­та бы­ла зи­мой. Но мне боль­ше нра­ви­лась по­ле­вая ра­бо­та. Я ску­чал по ней», – вспо­ми­на­ет Юрий Над­лер.

В НА­ЧА­ЛЕ XX ВЕ­КА МАСШТАБ КУЗНЕЦКОГО БАССЕЙНА УЖЕ ПОРАЖАЛ.

Фо­то С. Иль­ниц­ко­го

Там, где во­зят уголь мно­го­он­ные БелАЗы ко­гда-то обя­за­тель­но про­хо­дил гео­лог.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.