ЛО­ЖА ЦЕ­ЛИ­КОМ ИЗ ПАРТЕРА?

Ак­тё­ры из «сек­ты» пу­га­ли элек­три­ков за­бы­тым рек­ви­зи­том, а про­хо­жих – ак­ци­я­ми

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ДОМ КУЛЬТУРЫ - На­та­лья ИСАЕВА

В 1990-е го­ды «Ло­жу» называли ре­во­лю­ци­ей в те­ат­раль­ной жиз­ни Ке­ме­ро­ва. В ней не бы­ло клас­си­че­ской дра­ма­тур­гии. Не зве­не­ли тра­ди­ци­он­ные звон­ки пе­ред на­ча­лом спек­так­ля. Вме­сто про­фес­си­о­наль­ных ак­тё­ров – сту­ден­ты. Но это не по­ме­ша­ло те­ат­ру-сту­дии получить при­зна­ние. Ве­на, Лон­дон, Москва... При­чём его приглашают на фе­сти­ва­ли про­фес­си­о­наль­ных те­ат­ров. В том чис­ле и на «Зо­ло­тую мас­ку».

Ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель «Ло­жи» и ак­тёр Сер­гей На­сед­кин на фи­ло­ло­ги­че­ском фа­куль­те­те учил­ся, из­вест­ный ак­тёр и пи­са­тель», – от­ме­ча­ет Сер­гей На­сед­кин, ко­то­рый то­же не раз сни­мал­ся в филь­мах ре­жис­сё­ра Бо­ри­са Хлеб­ни­ко­ва. смот­рят в небо. Про­хо­жие оста­нав­ли­ва­ют­ся, то­же под­ни­ма­ют гла­за и… ни­че­го не ви­дят. А на пе­ре­крёст­ке ул. Те­реш­ко­вой и пр. Ле­ни­на, где вен­тиль ко­лод­ца на­по­ми­нал штур­вал ко­раб­ля, устро­и­ли «пла­ва­ние». «Я на­дел буш­лат, ка­пи­тан­скую фу­раж­ку и стою ру­лю. А Сы­тый с Гриш­ков­цом на­блю­да­ют за ре­ак­ци­ей про­хо­жих. На­род обо­млел», – вспо­ми­на­ет Сер­гей На­сед­кин. А к 7 но­яб­ря сту­ден­ты и во­все пред­ло­жи­ли, что­бы за­вод­чане, на­при­мер, взя­ли Глав­поч­тамт, поч­то­ви­ки – за­вод и т. д., а по­том всем го­ро­дом со­брать­ся у об­ко­ма пар­тии – не вры­вать­ся в него, ко­неч­но, как в Зим­ний дво­рец, а про­сто обой­ти и по­том пой­ти празд­но­вать. Кто-то по­кру­тил паль­цем у вис­ка, а кто-то по­сме­ял­ся от ду­ши.

А в 1995 г., ко­гда ак­тё­ры съез­ди­ли за гра­ни­цу, устро­и­ли в Ке­ме­ро­ве «По­лёт в Ев­ро­пу». По­ста­ви­ли сту­лья пе­ред вхо­дом в те­атр, сде­ла­ли по бо­кам из кар­то­на ил­лю­ми­на­то­ры – это был са­мо­лёт. Со­глас­но куп­лен­ным би­ле­там был биз­нес-класс и эко­ном. В биз­нес-клас­се «стю­ар­дес­сы» раз­во­зи­ли пиц­цу и на­пит­ки. По­лёт длил­ся час. На сцене устро­и­ли гла­ди­а­тор­ские бои, в гар­де­робе – «пип-шоу»: Ев­ге­ний Сы­тый хо­дил в пальто, во внут­рен­нем кар­мане ко­то­ро­го был спря­тан жур­нал «Плей­бой», и за от­дель­ную пла­ту в дру­гой ко­мор­ке че­рез ма­лень­кий гла­зок по­ка­зы­вал кар­тин­ки. А са­мое «ду­ше­по­тряс­ное» бы­ло в под­ва­ле. Там сде­ла­ли ком­на­ту ма­нья­ка: в ван­ну на­ли­ли во­ду, до­ба­ви­ли крас­ную крас­ку, в во­де пла­ва­ли дет­ские иг­руш­ки. В дру­гой ком­на­те бы­ла ка­ме­ра пы­ток.

«Но са­мый треш устро­и­ли в гру­зо­вом лиф­те. По­ве­си­ли ту­да на­би­тые га­зе­та­ми га­ли­фе и обу­ли их в сапоги. По­ка­за­ли и забыли. Про­шло го­да два-три, и в под­вал при­шли элек­три­ки с фо­на­ри­ка­ми – ре­мон­ти­ро­вать свет. За­шли в ком­на­ту пы­ток, ком­на­ту ма­нья­ка… Убе­ди­лись, что по­па­ли в сек­ту. А по­том от­кры­ли гру­зо­вой лифт… С кри­ка­ми «тру­па-а-ак!» вы­ле­те­ли на ули­цу. То­гда в уни­вер­си­тет при­ез­жал це­лый май­ор, бы­ла ми­ли­ция с со­ба­кой. Мы ду­ма­ли, что нам не по­здо­ро­вит­ся. Но ко­гда рас­ска­за­ли рек­то­ру, он так сме­ял­ся», – вспо­ми­на­ет Сер­гей На­сед­кин. Хоть боль­шин­ство тра­ди­ций «Ло­жа» со­хра­ни­ла, но по­доб­ные ак­ции боль­ше не про­во­дит… У се­го­дняш­них ак­тё­ров та­ко­го ку­ра­жа, как у Сы­то­го, На­сед­ки­на и Гриш­ков­ца в их го­ды, нет.

В 1990-е в «Ло­же» да­же ноч­ные дискотеки про­во­ди­ли: с 23.00 суб­бо­ты до 6 утра вос­кре­се­нья. «Мы бы­ли очень мод­ны­ми и, по су­ти, пер­вым ноч­ным клу­бом в Ке­ме­ро­ве. «Март» по­явил­ся уже поз­же. Од­на­жды наш зна­ко­мый при­е­хал к нам на так­си. Во­ди­тель до­вёз его пря­мо к во­ро­там и спро­сил: «А вы куда?» – «В те­атр «Ло­жа». – «Не со­ве­тую вам». – «По­че­му?» – «Там же сек­та…» Это бы­ло со­вер­шен­но неза­бы­ва­е­мое вре­мя. Пе­ред нами не сто­я­ла за­да­ча за­ра­бо­тать – мы про­сто стро­и­ли свой те­атр», – вспо­ми­на­ет Сер­гей На­сед­кин.

Пер­вое вре­мя, ко­гда из те­ат­ра кто-то ухо­дил, ак­тё­ры очень пе­ре­жи­ва­ли. А по­том при­шло по­ни­ма­ние, что не­за­ме­ни­мых нет, есть непо­вто­ри­мые, а хо­ро­ший спек­такль ис­пор­тить невоз­мож­но. Так вы­шло и с ухо­дом са­мо­го Ев­ге­ния Гриш­ков­ца. «Мы бы­ли к это­му го­то­вы. То­гда из Ке­ме­ро­ва уез­жа­ла его се­мья, да и сам Же­ня за­го­ва­ри­вал о том, что ему ста­ло тес­но. По­след­ний его спек­такль «Бы­ло ти­хо» был по­чти без слов. Но мы не со­би­ра­лись бро­сать своё де­ло. Из пер­во­го со­ста­ва нас то­гда оста­ва­лось чет­ве­ро. Мы пло­до­твор­но ра­бо­та­ли. Сде­ла­ли, на­при­мер, «Уголь­ный бас­сейн», с ко­то­рым съез­ди­ли в Ве­ну, Моск­ву, Ир­кутск, Ниж­ний Нов­го­род, Но­во­си­бирск и т. д.», – от­ме­ча­ет ак­тёр.

Как и для лю­бо­го те­ат­ра-сту­дии, для «Ло­жи» ак­ту­аль­на про­бле­ма текучки: по окон­ча­нии уни­вер­си­те­та сту­ден­ты че­рез неко­то­рое вре­мя от­хо­дят от за­ня­тий те­ат­ром. Од­на­ко не­ко­то­рые за­дер­жи­ва­ют­ся… На­дол­го. Как это сде­лал Сер­гей На­сед­кин и, как при­зна­ёт­ся он сам, ухо­дить не со­би­ра­ет­ся. Сей­час в те­ат­ре на по­сто­ян­ной ос­но­ве 12 че­ло­век и трое на ан­га­же­мен­те – участ­ву­ют в од­ном-двух спек­так­лях. Ес­ли есть лю­ди, ко­то­рые на­хо­дят вре­мя прий­ти ту­да по­сле учё­бы и ра­бо­ты, зна­чит, у те­ат­ра есть проч­ные тра­ди­ции, и сде­лан он с лю­бо­вью и на­дол­го.

Се­го­дня те­атр стал ре­пер­ту­ар­ным. «На спек­так­ли при­хо­дит много мо­ло­дё­жи. Я это­му очень ра­ду­юсь. Мы со­би­ра­ем пол­ный зал. В этом го­ду вер­ну­ли в ре­пер­ту­ар «За­кон при­ро­ды». По­ка­за­ли его па­ру недель на­зад – зал был бит­ком! Во­об­ще он вме­ща­ет 60 че­ло­век, а при­шло 75. При­шлось ста­вить при­став­ной ряд! При­шли мои ро­вес­ни­ки, вспом­ни­ли про­шлое...» – рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей На­сед­кин. По­след­ние три го­да Сер­гей ра­бо­та­ет без Ев­ге­ния Сы­то­го, ак­тё­ра из пер­во­го со­ста­ва. В 2016 г. уже сво­и­ми си­ла­ми он по­ста­вил спек­такль «Па­ра­зи­ты», в 2017 г. – «Чле­ны пред­ло­же­ния». В про­шлом го­ду «Ло­жу» при­гла­ша­ли на фе­сти­валь в Братск. И это был не сту­ден­че­ский фе­сти­валь. На него съе­ха­лись мо­ло­дёж­ные со­ста­вы ака­де­ми­че­ских те­ат­ров Ом­ска, Брат­ска, Ир­кут­ска и дру­гих го­ро­дов, при­чём сам те­атр за­яв­ку на уча­стие не по­да­вал. Ор­га­ни­за­то­ры при­гла­си­ли «Ло­жу» по­сле фе­сти­ва­ля в Но­во­си­бир­ске, где уви­де­ли спек­такль «Пол­ное за­тме­ние».

«Для ме­ня те­атр – это «Ло­жа». Не про­сто лю­би­мая ра­бо­та, а ме­сто, в ко­то­ром мож­но де­лать то, что хо­чет­ся имен­но те­бе и тво­им еди­но­мыш­лен­ни­кам. На­вер­ное, я не смо­гу сде­лать из сво­их сту­ден­тов ве­ли­ких ак­тё­ров, но уве­рен, что на­ши за­ня­тия на­учат их пра­виль­но об­щать­ся с людьми, быть от­вет­ствен­ны­ми, что по­том по­мо­жет стать хо­ро­ши­ми ин­же­не­ра­ми и про­из­вод­ствен­ни­ка­ми», – от­ме­ча­ет Сер­гей На­сед­кин. В «Ло­же» дей­стви­тель­но своя ат­мо­сфе­ра. И своя жизнь. Этот те­атр вплоть до каж­до­го кир­пи­чи­ка сде­лан ру­ка­ми сту­ден­тов 1990-х – Гриш­ков­ца, На­сед­ки­на, Сы­то­го. Т. к. он до сих пор яв­ля­ет­ся сту­ден­че­ским, то и фи­нан­си­ро­ва­ния на него бюд­же­ты не вы­де­ля­ют. По­мо­га­ет уни­вер­си­тет и спон­со­ры. А ведь «Ло­жа» мог­ла бы стать ви­зит­ной кар­точ­кой об­ласт­но­го цен­тра и по-преж­не­му оста­вать­ся мод­ным и по­пу­ляр­ным ме­стом.

Сей­час, на­вер­ное, уже все забыли, что зна­ме­ни­тый пи­са­тель, ак­тёр и по­чёт­ный гражданин Ке­ме­ро­ва Ев­ге­ний Гриш­ко­вец вы­рос из лю­би­тель­ско­го те­ат­ра «Ло­жа». Что се­го­дня ста­вят в те­ат­ре без него? Г. Ма­ла­хов, г. Ке­ме­ро­во

Уже чет­верть ве­ка «Ло­жа» на­чи­на­ет се­зон спек­так­лем «Мы плывём». Про­тив тра­ди­ции всё же не по­прёшь.

про­вёл экс­кур­сию по те­ат­ру и рас­ска­зал, за что это ме­сто так лю­би­ли в кон­це про­шло­го ве­ка, где бы­ла ком­на­та ма­нья­ка и как «Ло­жа» жи­вёт се­го­дня.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.