В МУ­ЗЕЕ ПОЛЕНОМ В ВАС НЕ КИНУТ!

Ис­то­рия по­все­днев­но­сти и ру­и­ны за­во­дов – то­же куль­тур­ные слои

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ДОМ КУЛЬТУРЫ - На­та­лья ИСАЕВА

В круп­ных го­ро­дах стра­ны дав­но на­ча­ли рас­ска­зы­вать о нефор­маль­ной жиз­ни. В Москве и Санкт-Пе­тер­бур­ге да­же из­да­ны пу­те­во­ди­те­ли по нестан­дарт­ным ме­стам. О том, где нефор­маль­ную историю ис­кать в Куз­бас­се, мы спро­си­ли у куль­ту­ро­ло­га, ор­га­ни­за­то­ра экс­кур­сий по Ке­ме­ро­ву «Внут­ри и сна­ру­жи» Оль­ги Васильевой. Мак­до­нальд­са – уже ис­то­рия. Ведь 100 лет на­зад при­мер­но на этом ме­сте бы­ла грязь, по­том де­ре­вян­ный цирк, ко­то­рый сго­рел. А в 1990-е го­ды там был ла­би­ринт из ларь­ков.

Я од­на­жды встре­ча­лась с 96-лет­ним глав­ным бух­гал­те­ром ЦУМа. У неё столь­ко фо­то­гра­фий старого города, столь­ко вос­по­ми­на­ний! На­при­мер, ко­гда она бы­ла мо­ло­дой, про­хо­дя ми­мо ков­ров в ЦУМе, уви­де­ла во­ло­сы. Ока­за­лось, муж­чи­на за­вер­нул­ся, чтобы остать­ся в универмаге на ночь. От­ку­да мы ещё это узна­ем, ес­ли не от кон­крет­но­го го­ро­жа­ни­на? А лю­ди, ко­гда ви­дят нефор­маль­ную сто­ро­ну жиз­ни сво­е­го города, на­чи­на­ют его по-дру­го­му воспринимать, от­но­ше­ние ме­ня­ет­ся.

– Ку­да же, на ваш вз­гляд, мож­но во­дить ке­ме­ров­чан, чтобы у них по­ме­ня­лось от­но­ше­ние к городу? Не толь­ко ведь в ЦУМ.

– Не толь­ко ке­ме­ров­чан, и ту­ри­стов мож­но. Мож­но про­ка­тить­ся на трам­вае № 3. С на­ми, на­при­мер, ез­дит Мак­сим Гон­ча­рен­ко – наш гид. Экс­кур­сия длит­ся два с по­ло­ви­ной ча­са. Мы про­ез­жа­ем ба­ра­ки, част­ный сек­тор, немно­го гу­ля­ем по ул. Се­ва­сто­поль­ской, Уша­ко­ва и 40 лет Ок­тяб­ря, ви­дим ар­хи­тек­тур­ные сти­ли со­вет­ской эпо­хи. Ещё ез­дим на трам­вае № 1. Ко­гда про­ез­жа­ем Зна­мен­ский со­бор, гид от­ме­ча­ет, что там ко­гда-то бы­ла «тол­куч­ка». Мак­сим Гон­ча­рен­ко вспо­ми­на­ет, как маль­чиш­кой при­ез­жал ту­да с дру­зья­ми и по­ку­пал пла­стин­ки за 80 руб. Это бы­ло неле­галь­но, по­это­му де­ла­ли всё тай­но. В му­зее об этом не рас­ска­жут, хо­тя имен­но че­ло­ве­че­ские ис­то­рии и ин­те­рес­ны лю­дям. Недав­но мы так здо­ро­во и ве­се­ло схо­ди­ли на вы­ши­валь­ную фаб­ри­ку. Я рань­ше да­же не зна­ла, что у нас на пр. Ок­тябрь­ском в зда­нии из­да­тель­ства та­кая ра­бо­та­ет! Нам по­ка­за­ли про­грам­мы, с по­мо­щью ко­то­рых де­ла­ют вы­шив­ку, стан­ки, сам про­цесс.

С био­ло­гом Лю­бо­вью Горш­ко­вой про­во­дим бо­та­ни­че­ские экс­кур­сии. Это то­же бес­край­няя те­ма. На­при­мер, из-за улич­но­го осве­ще­ния в Ке­ме­ро­ве для всех рас­те­ний фак­ти­че­ски удли­ня­ет­ся све­то­вой день, и де­ре­вья про­сто не успе­ва­ют под­го­то­вить­ся к зи­ме! Ко­гда я узна­ла об этом, ста­ла по-дру­го­му от­но­сить­ся к окру­жа­ю­щей сре­де.

В Ке­ме­ро­ве есть пре­крас­ный ху­до­же­ствен­ный кол­ледж, там про­ис­хо­дит мно­го все­го ин­те­рес­но­го! Но это за­кры­тое ме­сто, ку­да мож­но прой­ти толь­ко с про­пус­ком. В ин­сти­ту­те куль­ту­ры то­же про­хо­дят вы­став­ки класс­ных ху­дож­ни­ков. Их то­же мож­но по­се­тить, ес­ли взять с со­бой до­ку­мен­ты. Но, чтобы по­пасть на эти вы­став­ки и ме­ро­при­я­тия, о них нуж­но узнать. Я, на­при­мер, не ви­жу их анон­сов. У нас на са­мом де­ле мно­го все­го в го­ро­де ин­те­рес­но­го про­ис­хо­дит, но мы по­че­му-то об этом не зна­ем. Это то­же про­бле­ма. Ещё од­на боль­шая про­бле­ма, как мне ка­жет­ся, – об­ще­ствен­ные туа­ле­ты. Недав­но ви­де­ла но­вость, что Ке­ме­ро­во вы­де­ля­ет мил­ли­о­ны на со­дер­жа­ние био­туа­ле­тов… Этих хо­лод­ных си­них бу­док. На мой вз­гляд, во­прос мож­но ре­шить про­ще и де­шев­ле: от­крой­те учре­жде­ния куль­ту­ры для лю­дей. Го­ро­жане впра­ве ими поль­зо­вать­ся. По­че­му-то ру­ко­вод­ство ДК, биб­лио­тек, те­ат­ров и т. д. счи­та­ет, что на­ши лю­ди – сви­ньи и нач­нут всё пор­тить. На са­мом де­ле нет. В тор­го­вых цен­трах мы же не пор­тим ни­че­го. Давайте де­лать жизнь ком­форт­нее друг для дру­га. Мы же в Си­би­ри жи­вём, нам и так слож­но.

– Как вы считаете, воз­мож­но ли про­во­дить та­кие же экс­кур­сии, на­при­мер, в Про­ко­пьев­ске или Ан­же­ро-Суд­жен­ске?

– Мож­но! Мы с на­шим арт­де­сан­том съез­ди­ли в несколь­ко куз­бас­ских городов, по­это­му мо­гу точ­но ска­зать: есть что по­ка­зать. К при­ме­ру, Про­ко­пьевск – это та­кая со­вет­ская «кон­сер­ва». Столь­ко зда­ний, ко­то­рые ещё хра­нят да­же за­па­хи тех вре­мён. Ря­дом с же­лез­но­до­рож­ным вок­за­лом дом куль­ту­ры – хо­ро­шо со­хра­ни­лась со­вет­ская ар­хи­тек­ту­ра. Идём даль­ше, и тут ви­жу до­ма­кол­ба­сы, ко­то­рые в Ке­ме­ро­ве уже дав­но раз­ру­ши­лись, а там в от­лич­ном со­сто­я­нии. В них да­же до сих пор лю­ди жи­вут. А ещё, на мой вз­гляд, в этом го­ро­де луч­шая в Куз­бас­се га­ле­рея. Ею ру­ко­во­дит ху­дож­ник Олег Ко­ма­ров. Ещё в Про­ко­пьев­ске про­да­ют уди­ви­тель­ный ав­тор­ский квас, а ба­буш­ки в цен­тре города тор­гу­ют зе­ле­нью и огур­ца­ми. Из та­ких вот ме­ло­чей скла­ды­ва­ет­ся ат­мо­сфе­ра, на этом мож­но де­лать ак­цент, чтобы за­ин­те­ре­со­вать ту­ри­ста да­же са­мым, ка­за­лось бы, нету­ри­сти­че­ским го­ро­дом.

Недав­но съез­ди­ла в Ма­ри­инск, и мне не хва­ти­ло вре­ме­ни всё по­смот­реть. Там до­ку­мен­таль­ные филь­мы сни­мать нуж­но. На­чи­ная с до­ро­ги. Мне ка­жет­ся, она са­мая жи­во­пис­ная. И сам го­род пре­кра­сен с его ста­ры­ми до­ма­ми. А ка­кие лю­ди уди­ви­тель­ные! Они го­то­вы при­вле­кать го­стей в свой го­род, про­сто им нуж­на по­мощь.

Мы бы­ли в соб­ствен­ном му­зее ав­то­ра па­мят­ни­ка кар­тош­ке Юрия Ми­хай­ло­ва. Там та­кие ин­те­рес­ные экс­по­на­ты, ко­то­рые вряд ли есть в дру­гих му­зе­ях. На­при­мер, мен­зур­ки для са­мо­гон­ки. А ещё он пре­крас­но по­ёт ка­зац­кие пес­ни. Ко­гда мы едем в ка­кой-то го­род, спе­ци­аль­но за­ра­нее ни­че­го о нём не чи­та­ем. И ги­да про­фес­си­о­наль­но­го, есте­ствен­но, не бе­рём. О Мариинске я зна­ла, что там есть ли­кё­ро-во­доч­ный за­вод. Но в ито­ге по­ра­зил ме­ня со­всем не он, а тюрьма. А ещё боль­ше – де­ре­вян­ные двух­этаж­ные ба­ра­ки ря­дом с ней. В них ещё жи­вут лю­ди, ко­то­рые в со­вет­ские го­ды её охра­ня­ли. За­хо­дишь в подъ­езд – там ста­рые поч­то­вые ящи­ки, де­ре­вян­ные лест­ни­цы… Ты по­па­да­ешь в дру­гое вре­мя, на 50 лет на­зад. Ме­сто бук­валь­но пуль­си­ру­ет.

Ещё один важ­ный мо­мент, ко­гда пу­те­ше­ству­ешь по городу, это об­ще­пит. Ко­гда мы уез­жа­ли, хо­те­ли где-то по­есть. За­шли в ка­фе, ко­то­рое на­хо­дит­ся на вы­ез­де. На сто­ле ме­ню на ли­сте фор­ма­та А4, по те­ле­ви­зо­ру ка­кая-то пе­ре­да­ча слиш­ком гром­ко… По­ка­за­лось, неуют­но. Хо­те­ли раз­вер­нуть­ся и уехать, но оста­лись. И не зря. Мы ку­пи­ли уди­ви­тель­но вкус­ные плов и сам­су.

Лю­ди пла­тят огром­ные день­ги, чтобы ока­зать­ся в ка­кой-то эк­зо­ти­ке. Я бы­ла в Ду­бае… Да, бо­га­то. Да, Мак­до­нальдс из мра­мо­ра. Но го­род по­ка­зал­ся ка­ким-то пу­стым. А Ма­ри­инск, ко­то­рый на­хо­дит­ся в двух ча­сах ез­ды на ма­шине, дал на­мно­го боль­ше эмо­ций. Или, на­при­мер, Ан­же­ро-Суд­женск. Не за­бу­ду, как на тер­ри­то­рии сте­коль­но­го за­во­да муж­чи­на за­пу­стил в ме­ня поленом. Его, с од­ной сто­ро­ны, мож­но по­нять: он ра­бо­тал, а мы хо­ди­ли там с фо­то­ап­па­ра­та­ми…

За­вод ко­гда-то был гра­до­об­ра­зу­ю­щим пред­при­я­ти­ем, а се­год­ня уже не ра­бо­та­ет. Но всё от­кры­то. Это це­лая эпо­ха, и ока­зать­ся сре­ди этих мощ­ных остан­ков – до­ро­го­го сто­ит. Ведь в Гре­цию ез­дят, чтобы по­смот­реть на остан­ки Пар­фе­но­на. А у сте­коль­но­го за­во­да то­же есть своя эс­те­ти­ка, да­же у раз­ру­шен­но­го. Это часть жиз­ни лю­дей, ко­то­рые в Си­бирь съез­жа­лись и пы­та­лись вы­жить…

Нас ещё ждут Тай­га, Бе­рё­зов­ский, Юр­га. Хо­чет­ся всё объ­ез­дить и открыть эти города хо­тя бы для са­мих куз­бас­сов­цев. Но, к со­жа­ле­нию, без под­держ­ки тут не обой­тись. Мы хо­ди­ли в де­пар­та­мент мо­ло­дёж­ной по­ли­ти­ки, в де­пар­та­мент куль­ту­ры… Го­во­рят, что ни­че­го со­ци­аль­но­го на­ши про­ек­ты не име­ют. Хо­тя на все­рос­сий­ском фо­ру­ме «По­ра» «Внут­ри и сна­ру­жи», на­при­мер, по­лу­чил вто­рую пре­мию... А ведь ес­ли бы мы ра­бо­та­ли с чи­нов­ни­ка­ми со­об­ща, то смог­ли бы сде­лать боль­ше, по­ка­зать лю­дям ещё боль­ше ин­те­рес­но­го. И, воз­мож­но, куз­бас­сов­цам не за­хо­те­лось бы от­сю­да уез­жать.

ПРИ­НЯ­ТО СЧИ­ТАТЬ, ЧТО КУЛЬ­ТУ­РА – ЭТО ТЕ­АТ­РЫ И МУ­ЗЕИ, ВЫ­СТАВ­КИ И КОН­ЦЕР­ТЫ. НО ЭТО ТОЛЬ­КО МА­ЛЕНЬ­КАЯ ЧАСТЬ – ОФИ­ЦИ­АЛЬ­НАЯ. В МУ­ЗЕ­ЯХ НЕ РАС­СКА­ЖУТ, НА­ПРИ­МЕР, КАК В СЕ­РЕ­ДИНЕ ПРО­ШЛО­ГО ВЕ­КА КЕМЕРОВЧАНИН СПРЯ­ТАЛ­СЯ В КОВЁР, ЧТОБЫ ОСТАТЬ­СЯ НА НОЧЬ В ЦЕН­ТРАЛЬ­НОМ УНИВЕРМАГЕ. А ТЕ­АТ­РЫ НЕ ВСЕМ ПО­КА­ЖУТ, ЧТО ПРО­ИС­ХО­ДИТ ЗА КУ­ЛИ­СА­МИ. «МНЕ НЕ ХВА­ТИ­ЛО ВРЕ­МЕ­НИ, ЧТОБЫ ВСЁ ПО­СМОТ­РЕТЬ В МАРИИНСКЕ».

Го­род мож­но чи­тать, как кни­гу, по­это­му про­гул­ки-экс­кур­сии ста­но­вят­ся по­пу­ляр­ны­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.