ПРОСВЕЩЕНИЕ ИЛИ ОБО­ГА­ЩЕ­НИЕ?

Чем се­год­ня жи­вёт дет­ский те­атр?

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ДОМ КУЛЬТУРЫ - Еле­на КОЛМОГОРОВА

Те­ат­раль­ная об­ще­ствен­ность дав­но и го­ря­чо спо­рит о те­ат­ре для де­тей: ка­ким он дол­жен быть, ка­ких ав­то­ров ста­вить, ка­кие те­мы под­ни­мать? С неко­то­рых пор к дис­кус­си­ям под­клю­чи­лось и го­су­дар­ство, по­сле че­го об­ще­ство по­лу­чи­ло спор­ный за­кон «О за­щи­те де­тей от ин­фор­ма­ции, при­чи­ня­ю­щей вред их здо­ро­вью и развитию». Те­перь на всех афи­шах спек­так­лей, ки­но, кон­цер­тов долж­но сто­ять воз­раст­ное огра­ни­че­ние – 0+, 6+, 12+, 16+, 18+. Тра­ди­ци­он­ную сказ­ку «Прин­цес­са-ге­не­рал» пуб­ли­ка при­ня­ла без во­про­сов. чу­де­са­ми и пе­ре­во­пло­ще­ни­я­ми. На та­кие спек­так­ли до­воль­но охот­но ро­ди­те­ли по­ве­дут сво­их де­тей, что и по­ка­за­ло зри­тель­ское го­ло­со­ва­ние: боль­шин­ство вы­ска­за­лось за «до­ра­бо­тать». Юные зри­те­ли по­сле эс­ки­за ска­за­ли, что им сказка по­нра­ви­лась, толь­ко кар­тон­ные пи­сто­ле­ты на­до бы за­ме­нить хо­тя бы на иг­ру­шеч­ные. Ин­тер­пре­та­ция «Незнай­ки на Луне» вы­зва­ла

че­рез зри­тель­ный зал мед­лен­но шли два че­ло­ве­ка в ска­фанд­рах, под­све­чи­вая се­бя фо­на­ри­ка­ми. Они мед­лен­но и с при­ды­ха­ни­ем го­во­ри­ли в мик­ро­фон с ис­ка­жён­ным зву­ком, как в от­кры­том кос­мо­се. Из их по­чти ки­нош­но­го диа­ло­га мы по­ня­ли, что это Незнай­ка и Пон­чик, ко­то­рые со­би­ра­ют­ся вы­са­дить­ся на Луне. Прав­да, те­перь Незнай­ка про­сит на­зы­вать его Гар­ри, а Пон­чик – Сэмом. Но «лун­ная по­ход­ка»-вступ­ле­ние за­тя­ну­лось по­чти на де­сять ми­нут, и зри­те­ли в тем­но­те под мо­но­тон­ную речь на­ча­ли те­рять нить про­ис­хо­дя­ще­го, а неко­то­рые и за­сы­пать. Весь эс­киз так и про­шёл в тем­но­те под ак­ком­па­не­мент длин­ных мо­но­ло­гов ге­ро­ев, ко­то­рые рас­суж­да­ли о доб­ре, о про­даж­но­сти, о друж­бе, о се­ме­нах, ко­то­рые взой­дут на Луне, и т. д.

На во­прос о «дет­ско­сти» это­го спек­так­ля ре­жис­сёр от­ве­тил, что ори­ен­ти­ро­вал­ся на под­рост­ков с 12-14 лет, ко­то­рые уже по­ни­ма­ют, как устро­ен этот мир, по­ни­ма­ют то­вар­но-де­неж­ные от­но­ше­ния. На что од­на из де­ву­шек па­ри­ро­ва­ла: «Мне 12 лет, и я ни­че­го не по­ня­ла». Свою ак­ту­аль­ную мысль про оди­ча­ние со­вре­мен­но­го ми­ра ре­жис­сёр за­вер­нул в на­столь­ко неудоб­ную про­сто­му зри­те­лю фор­му, что боль­шин­ство в за­ле оста­лись в недо­уме­нии и с него­до­ва­ни­ем по­ки­ну­ли те­атр.

Сте­пан Пек­те­ев, в про­шлом го­ду участ­во­вав­ший в про­грам­ме «Зо­ло­той мас­ки» с по­ста­нов­кой «Да­ни­ил Хармс. Марш­рут № 2», где зри­те­лям за­вя­зы­ва­ли гла­за и по­гру­жа­ли в мир харм­сов­ско­го аб­сур­да че­рез зву­ки, ощу­ще­ния, за­па­хи, яв­но не обре­ме­нён штам­па­ми дет­ско­го те­ат­ра. Он пред­ста­вил ещё один путь со­вре­мен­но­го те­ат­ра для де­тей: ре­жис­сёр изоб­ре­та­ет яр­кую фор­му, необыч­ное про­чте­ние из­вест­но­го, вы­ры­ва­ет зрителя из зо­ны ком­фор­та – од­ним сло­вом, экс­пе­ри­мен­ти­ру­ет. Это хо­ро­шо ра­бо­та­ет на об­нов­ле­ние те­ат­ра, но да­ле­ко не все­гда при­ни­ма­ет­ся пуб­ли­кой, при­вык­шей к опре­де­лён­ным мо­де­лям и сю­же­там дет­ско­го спек­так­ля.

В КЕ­МЕ­РО­ВЕ ПРО­ШЛА РЕ­ГИ­О­НАЛЬ­НАЯ ЛАБОРАТОРИЯ «ТЕ­АТР – ДЕ­ТЯМ», БЛА­ГО­ДА­РЯ КО­ТО­РОЙ ТЕ­АТ­РЫ ДЛЯ ДЕ­ТЕЙ И ТЕ­АТ­РЫ КУКОЛ МО­ГУТ ГАСТРОЛИРОВАТЬ ПО СТРАНЕ, ПРО­ВО­ДИТЬ ЛА­БО­РА­ТО­РИИ, СТА­ВИТЬ НО­ВЫЕ СПЕК­ТАК­ЛИ.

По­след­ний эс­киз ла­бо­ра­то­рии – «Школь­ник» мос­ков­ско­го ре­жис­сё­ра Ели­за­ве­ты Бон­дарь по мо­ти­вам сказ­ки «Али­са в Стране чу­дес» – ар­ти­сты Ке­ме­ров­ско­го те­ат­ра дра­мы по­ка­за­ли на ма­лой сцене те­ат­ра. По­ста­нов­ка рас­счи­та­на на под­рост­ков от 12 лет и под­ни­ма­ет ак­ту­аль­ную для со­вре­мен­но­го мо­ло­дёж­но­го те­ат­ра те­му бул­лин­га – трав­ли в шко­ле. Де­воч­ку, ко­то­рую драз­нят в клас­се Че­пу­хой, от из­де­ва­тельств па­да­ет в об­мо­рок и по­па­да­ет в мир «Али­сы». Здесь нет чу­дес, ко­то­рых мы обыч­но ждём от Али­сы, – язы­ко­вой иг­ры, необыч­ных яр­ких об­ра­зов, пе­ре­во­пло­ще­ний. Текст сказ­ки – толь­ко ак­ком­па­не­мент для ре­жис­сё­ра. Сло­ва те­ря­ют зна­че­ние – в бе­ше­ном рит­ме из­ме­нён­но­го со­зна­ния школь­ни­ка про­но­сят­ся сце­ны, ко­то­рые ре­ше­ны че­рез ло­ма­ную пла­сти­ку ак­тё­ров. Ге­ро­и­ня то растёт, то умень­ша­ет­ся, встре­ча­ет­ся с Кро­ли­ком и Гу­се­ни­цей, иг­ра­ет в кро­кет и по­се­ща­ет суд – и всё это при по­мо­щи де­сят­ка сту­льев, пла­сти­ки, под му­зы­каль­ный ак­ком­па­не­мент бит­бок­са.

Этот эс­киз по­ка­зал путь об­ра­ще­ния к ак­ту­аль­ным те­мам в спек­так­лях для де­тей и под­рост­ков, сде­лал по­пыт­ку го­во­рить с юны­ми зрителями на их язы­ке.

Ста­нет ли хоть один эс­киз пол­но­цен­ным спек­так­лем и в ка­ком го­ро­де бу­дет по­став­лен – это по­ка во­про­сы от­кры­тые. Сей­час все те­ат­ры об­ла­сти за­ня­ты дру­гим. Экс­пе­ри­мен­ты экс­пе­ри­мен­та­ми, но ско­ро Но­вый год, и все «взрос­лые», се­рьёз­ные те­ат­ры, как по вол­шеб­ству, ста­нут дет­ски­ми и бу­дут ждать сво­их юных зрителей с их руб­ли­ка­ми на спек­так­ли «Снеж­ная ко­ро­ле­ва» (Про­ко­пьев­ский драм­те­атр), «Не­уло­ви­мый Фун­тик» (Ке­ме­ров­ский те­атр дра­мы), «Сказка о ца­ре Сал­тане» и «Щел­кун­чик» (Но­во­куз­нец­кий драм­те­атр). у

зрителей недо­уме­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.