«ВЫ­СОЦ­КИЙ НАС ОБЪ­ЕДИ­НИЛ»

Как Мед­ве­жий угол стал цен­тром притяжения для по­клон­ни­ков по­эта

AiF Lipetsk - - ГРАНИ ЖИЗНИ - Ека­те­ри­на ДЕРЕВЯШКИНА

ЖИ­ТЕЛЬ СЕ­ЛА БОЛЬЩИЕ ИЗБИЩИ ЛЕБЕДЯНСКОГО РАЙ­О­НА ВЯ­ЧЕ­СЛАВ ПЕТРУХИН ПО­СТА­ВИЛ ВО ДВО­РЕ ПАМЯТНИК ВЫСОЦКОМУ, А В ДО­МЕ ОР­ГА­НИ­ЗО­ВАЛ «КЛУБ СЧАСТ­ЛИ­ВЫХ ЛЮ­ДЕЙ», КУДА ПРИ­ЕЗ­ЖА­ЮТ ПОЧИТАТЕЛИ ТВОР­ЧЕ­СТВА ПО­ЭТА СО ВСЕЙ СТРА­НЫ.

ЛЮ­БОВЬ С ПЕР­ВЫХ АККОРДОВ

Он пел, как жил - с над­ры­вом, с азар­том. На пре­де­ле, на краю. Бе­ше­ная энер­ге­ти­ка чув­ству­ет­ся да­же че­рез фо­то­гра­фию на па­мят­ни­ке: пря­мой взгляд, от­кры­тый рот и взду­тые на шее жи­лы, за­стыв­шие под ак­кор­ды ги­та­ры. Ни­же над­пись: «Вы­соц­кий В. С.», ав­то­граф и да­та рож­де­ния 25.01.1938. Да­ты смер­ти нет, да и быть не мо­жет.

- Раз­ве есть смерть, ес­ли па­мять бес­смерт­на? Во­лодь­ка и се­год­ня жи­вее всех жи­вых, - стро­го за­ме­ча­ет пред­при­ни­ма­тель из Ле­бе­дя­ни Вя­че­слав Петрухин и в под­твер­жде­ние своих слов ве­дёт нас в дом, где, ка­жет­ся, все про­ни­за­но ду­хом по­эта. Он построил его во­семь лет назад и те­перь при­ез­жа­ет сю­да, что­бы вда­ли от го­род­ской су­е­ты и по­все­днев­ных дел на­сла­ждать­ся твор­че­ством, ка­тать­ся на ло­ша­дях и раз­во­дить го­лу­бей.

Вез­де - фо­то­гра­фии, дис­ки с кон­цер­та­ми и спек­так­ля­ми Вы­соц­ко­го. На вто­ром эта­же - боль­шой порт­рет му­зы­кан­та и ги­та­ра - куда же без неё?

- Пес­ни под ги- та­ру - это свя­тое, - улыбается Петрухин. - Когда со­би­ра­ем­ся вме­сте, обя­за­тель­но по­ём. «Чуть по­мед­лен­нее, ко­ни…» (до­бав­ля­ет хри­пот­цы в го­ло­се) или вот эту «Идёт охота на вол­ков, идёт охота…». По на­стро­е­нию, в об­щем. В его сти­хах есть что-то та­кое (задумывается)…по­нят­ное каж­до­му, близ­кое всем, за­тра­ги­ва­ю­щее са­мые по­тай­ные стру­ны ду­ши.

Сам Вя­че­слав зна­ет ре­пер­ту­ар Вы­соц­ко­го на­изусть. Впервые с его твор­че­ством по­зна­ко­мил­ся в школе: за­шёл в го­сти к при­я­те­лю и услы­шал из ди­на­ми­ков: «Куда мне до неё, она бы­ла в Па­ри­же…».

- Пом­ню, как взял аль­бом­ный лист и крас­ным ка­ран­да­шом стал за­пи­сы­вать слова, что­бы не за­быть, про­дол­жа­ет Вя­че­слав.

Так Вы­соц­кий с пер­вых строк, с пер­вых аккордов во­рвал­ся в его судь­бу. Его го­лос все­гда был ря­дом, его пес­ни под­ни­ма­ли настро­е­ние, под­дер­жи­ва­ли в труд­ную ми­ну­ту. Для Пет­ру­хи­на он стал близ­ким другом, то­ва­ри­щем, про­вод­ни­ком по жиз­ни. Род­ные не оби­жа­ют­ся - по­ни­ма­ют.

ПРИБАУТКА ВЕРНУЛА К ЖИЗ­НИ

Несколько лет назад у Вя­че­сла­ва начались се­рьёз­ные проблемы со здо­ро­вьем.

- Врач по­со­ве­то­ва­ла пол­но­стью по­ме­нять об­раз жиз­ни, за­нять­ся спор­том, - рас­ска­зы­ва­ет Петрухин. - По­про­бо­вал бе­гать, тренироваться в спорт­за­ле - ста­ло под­ни­мать­ся давление. А тут од­на­жды за­шёл к зна­ко­мо­му в ко­нюш­ню по­лю­бо­вать­ся ло­шадь­ми и уви­дел её –кра­са­ви­цу При­ба­ут­ку….

Это бы­ла лю­бовь с пер­во­го взгляда. Как когда-то с твор­че­ством Вы­соц­ко­го. Да и не мог по­клон­ник по­эта не по­лю­бить лошадей, ко­то­рых его ку­мир вос­пе­вал в своих пес­нях: «По нехо­же­ным тро­пам про­то­па­ли ло­ша­ди…». В до­ме Пет­ру­хи­на они по­всю­ду: на кар­ти­нах, в виде де­ре­вян­ных скульп­тур и ме­тал­ли­че­ских фи­гу­рок на во­ро­тах.

В неболь­шой ко­нюшне (ко­то­рую сам же и построил) шесть по­ро­ди­стых ска­ку­нов: один араб­ский, два - ор­лов­ских и три - тра­ке­на. Каж­дый Вя­че­сла­ву по-сво­е­му до­рог, но для При­ба­ут­ки в его серд­це от­ве­де­но осо­бое ме­сто.

- Она бук­валь­но вернула ме­ня к жиз­ни. С за­бо­та­ми о ней за­был о своих бо­лез­нях. Да­же со вре­ме­нем осво­ил вер­хо­вую ез­ду, - де­лит­ся Вя­че­слав и, по­ду­мав, до­бав­ля­ет. - Ло­шадь - уди­ви­тель­ное со­зда­ние: как ты к ней, так и она к тебе. Ес­ли ты к ней с доб­ром, то она ответит тебе тем же. А ес­ли - с гру­бо­стью, то и в от­вет по­лу­чишь гру­бость. Ло­шадь не об­ма­нешь, она хо­ро­шо чув­ству­ет на­езд­ни­ка. У неё особый нрав, с ней на­до уметь до­го­ва­ри­вать­ся. Че­ло­век вос­пи­ты­ва­ет ло­шадь, а ло­шадь - че­ло­ве­ка. Это обо­юд­ный про­цесс.

По­ка­тать­ся вер­хом в Боль­шие Избищи при­ез­жа­ют де­ти из окрест­ных сёл и го­ро­дов. С на­чи­на­ю­щи­ми на­езд­ни­ка­ми занимается ин­струк­тор - учит их дер­жать­ся в сед­ле, на­хо­дить кон­такт с жи­вот­ны­ми. Для про­фес­си­о­наль­ных спортс­ме­нов здесь есть ип­по­дром. Петрухин меч­та­ет когда-ни­будь от­крыть шко­лу вер­хо­вой езды. Толь­ко де­ло это за­трат­ное, а по­ка всё здесь дер­жит­ся на эн­ту­зи­а­стах. Они и за ло­шадь­ми уха­жи­ва­ют, и в ко­нюшне уби­ра­ют.

И ПАМЯТНИК ЕМУ ВОЗДВИГ…

Две­ри его до­ма от­кры­ты для всех. Но са­мые ча­стые го­сти в Мед­ве­жьем уг­лу - так на­зы­ва­ет­ся этот район - почитатели Вы­соц­ко­го. Они со­би­ра­ют­ся здесь последние три-четыре го­да - по­ют пес­ни, смот­рят филь­мы, ве­дут ду­шев­ные раз­го­во­ры.

- Я уже и не пом­ню, с че­го всё на­ча­лось, - при­зна­ёт­ся Вя­че­слав. - Ви­ди­мо, сра­бо­та­ло са­ра­фан­ное радио. Дру­зья ста­ли при­во­зить своих дру­зей, а те - своих де­тей, пле­мян­ни­ков. Мы ни­ко­му ничего не на­вя­зы­ва­ли. Про­сто каж­дый в его твор­че­стве на­хо­дил что­то своё. Од­на­жды ко мне по­до­шла де­воч­ка и ска­за­ла: «А я вы­учи­ла пес­ню «Гим­на­сти­ка»…Вы­соц­кий - вне вре­ме­ни. Он - на­ша си­ла, честь, по­ря­доч­ность. Он учит, что­бы лю­ди оста­ва­лись людь­ми.

Как-то Вя­че­слав стал па­хать по­ле и плу­гом за­дел квар­це­вый ка­мень. Вы­та­щил его, очи­стил от зем­ли, и тут его осе­ни­ло: это ж бу­ду­щий памятник Вла­ди­ми­ру Се­мё­но­ви­чу! Дру­зья по­мог­ли уста­но­вить ка­мень на по­ста­мент, по­кра­си­ли, при­кре­пи­ли гра­нит­ную дос­ку с изоб­ра­же­ни­ем по­эта.

ЗДЕСЬ ВСЕ РАВ­НЫ: И УЧИ­ТЕ­ЛЯ, И ДЕ­ПУ­ТА­ТЫ.

На от­кры­тие спе­ци­аль­но никого не при­гла­ша­ли. Но мно­гие са­ми узна­ли и при­е­ха­ли. По­чтить па­мять Вы­соц­ко­го со­бра­лось бо­лее сот­ни че­ло­век. Весь двор был за­став­лен ма­ши­на­ми. Зву­ча­ли пес­ни, ли­лись ре­чи и сти­хи, в небо взле­та­ли бе­лые го­лу­би - ещё од­но увле­че­ние и лю­бовь Пет­ру­хи­на.

С тех пор Мед­ве­жий угол стал ме­стом притяжения для всех по­чи­та­те­лей Вы­соц­ко­го и не толь­ко. Сю­да едут за об­ще­ни­ем лю­ди со всей Рос­сии раз­ных воз­рас­тов и про­фес­сий: учи­те­ля, во­ен­ные, по­ли­цей­ские, биз­не­сме­ны, де­пу­та­ты…

- Здесь не важ­ны зва­ния и долж­но­сти. Не име­ет зна­че­ния, бо­га­тый ты или бед­ный: твор­че­ство Вы­соц­ко­го, лю­бовь к ло­ша­дям, ис­кус­ству, жиз­ни, - то, что нас род­нит и объ­еди­ня­ет, - го­во­рит Петрухин.

Те, кто од­на­жды тут по­бы­вал, от­ме­ча­ют, что у это­го ме­ста осо­бая энер­ге­ти­ка, ко­то­рая за­ря­жа­ет, при­да­ёт си­лы. И хо­чет­ся сно­ва ра­до­вать­ся жиз­ни. И петь: «Чуть по­мед­лен­нее, ко­ни, чуть по­мед­лен­нее…».

Памятник Высоцкому - дань ува­же­ния по­эту.

Вя­че­слав: «Когда со­би­ра­ем­ся, по­ём пес­ни под ги­та­ру».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.