«РЭП - ЭТО КУЛЬТУРА-ПАРАЗИТ»

Рэпер Ба­ста ­ о му­зы­ке мо­ло­дых, сво­их дет­ских сказ­ках, пе­ре­го­рев­ших пев­цах в «Го­ло­се» и Украине

AiF Lipetsk - - ШОУ-БИЗНЕС -

ОДИН ИЗ НАСТАВНИКОВ ПРО­ЕК­ТА «ГО­ЛОС» ВА­СИ­ЛИЙ ВАКУЛЕНКО (ОН ЖЕ БА­СТА) ПРИ­ЗНАН ЛУЧ­ШИМ РЭП-ИС­ПОЛ­НИ­ТЕ­ЛЕМ 2018 Г. В ПРО­ШЛОМ ГО­ДУ МУЗЫКАНТ СО­БРАЛ РЕ­КОРД­НОЕ КО­ЛИ­ЧЕ­СТВО ЗРИ­ТЕ­ЛЕЙ 35 ТЫС. В СК «ОЛИМПИЙСКИЙ», А В ЭТОМ - 35 ТЫС. НА СТА­ДИ­ОНЕ «РОСТОВ-АРЕНА». РАЗ­ВЕ МА­ЛО ПО­ВО­ДОВ ДЛЯ БЕ­СЕ­ДЫ?

ДО ВСЕ­ГО МОЖ­НО ДОКОПАТЬСЯ

- Ва­си­лий, с чем, на твой вз­гляд, свя­за­но то, что рэп пол­но­стью вытеснил рок-музыку?

- Это свя­за­но с тем, что рэп это му­зы­ка мо­ло­дых, так зву­чит мо­ло­дое по­ко­ле­ние. Ес­ли бы рэп по­явил­ся у нас в стране в 70-е и 80-е, как в своё вре­мя рок­му­зы­ка, се­го­дня его сме­нил бы ка­кой-ни­будь дру­гой жанр. Это есте­ствен­ный ход ве­щей. Сей­час рэп-культура яв­ля­ет­ся но­ме­ром один по по­пу­ляр­но­сти, по про­да­жам. Хо­тя рэп ни­че­го но­во­го не изоб­рёл - это культура-паразит, как я её на­зы­ваю. Она ин­те­гри­ру­ет в се­бя всё, что толь­ко мож­но, - эле­мен­ты ро­ка, тан­цы, граф­фи­ти, ре­чи­та­тив, да­же клас­си­че­скую музыку.

- Де­пу­тат Ми­ло­нов предложил рас­стре­лять рэпе­ров Гной­но­го и Ок­си­ми­ро­на за их «музыку по­мо­ек». По­ни­маю, что это фи­гу­ра ре­чи. Но и ком­по­зи­тор Игорь Мат­ви­ен­ко в беседе со мной ска­зал, что у него вы­зы­ва­ет оза­бо­чен­ность, что в рэп-куль­ту­ре очень мно­го про­па­ган­ды нар­ко­ти­ков. Су­ще­ству­ет та­кая про­бле­ма?

- Про­па­ган­да нар­ко­ти­ков это, без­услов­но, пло­хая со­став­ля­ю­щая рэпа. Но не мо­гу при­пом­нить пе­сен на рус­ском язы­ке с от­кро­вен­ной про­па­ган­дой. Есть пес­ни, где упо­ми­на­ют­ся нар­ко­ти­ки, но я бы не на­зы­вал это про­па­ган­дой. Про­сто бы­ва­ют слу­чаи, ко­гда эту те­му невоз­мож­но обой­ти. Это очень тон­кая грань. Мно­гие взрос­лые, об­ви­няя рэпе­ров, пы­та­ют­ся снять с се­бя вся­кую от­вет­ствен­ность за де­тей. Проще ска­зать, что му­зы­ка, филь­мы, кни­ги ви­но­ва­ты в том, что их де­ти упо­треб­ля­ют нар­ко­ти­ки. У ме­ня как от­ца ни­ко­гда не бу­дет пре­тен­зий к му­зы­ке, ес­ли мои до­че­ри нач­нут их упо­треб­лять. У ме­ня бу­дут пре­тен­зии к се­бе. Мы с мо­им стар­шим бра­том ро­ди­лись в од­ной се­мье, у од­них ро­ди­те­лей, жи­ли в од­ном рай­оне, в од­них со­ци­аль­ных условиях. Но так сло­жи­лось, что в мо­ей жиз­ни бы­ли нар­ко­ти­ки, а он ни­ко­гда ни­че­го, да­же ал­ко­голь не упо­треб­лял.

А докопаться мож­но до все­го, да­же до «Пре­ступ­ле­ния и наказания» До­сто­ев­ско­го. А не про­па­ган­да ли это убий­ства с це­лью обо­га­ще­ния?

Нуж­но об­щать­ся с мо­ло­дё­жью, пы­тать­ся по­нять её, а не бо­роть­ся с пес­ня­ми мо­ло­дых пу­тём за­пре­тов. Протест и бун­тар­ство свой­ствен­ны 15–16-лет­ним лю­дям. Они най­дут это в чём угод­но и где угод­но. Музыкант это лак­му­со­вая бу­маж­ка об­ще­ства. Ес­ли молодёжь его слу­ша­ет, значит, она узна­ёт се­бя в его пес­нях. По­это­му за­пре­щать это глу­по и бес­смыс­лен­но. У Хас­ки, кон­церт ко­то­ро­го в мо­ём род­ном Ро­сто­ве на днях запретили, кстати, ре­аль­но хо­ро­шая по­э­зия и му­зы­ка, слож­но при­ду­ман­ная, с боль­шой бо­лью.

СКАЗ­КИ НА НОЧЬ

- Что по­бу­ди­ло те­бя на­пи­сать дет­скую книж­ку про «ле­ту­чую мыш­ку Бэл­лу, ко­то­рая спа­ла го­ло­вой вверх»?

- Я чув­ство­вал, как ис­че­заю из жиз­ни сво­их до­че­рей. Из­за оби­лия ра­бо­ты, по­сто­ян­ных разъ­ез­дов. Я по­нял, что мы ста­ли толь­ко здо­ро­вать­ся, но перестали об­щать­ся, и ре­шил лич­ным при­ме­ром по­ка­зать, что их вни­ма­ние очень важ­но для ме­ня. И до­ка­зать, что я го­тов тра­тить своё вре­мя и раз­де­лять с ни­ми ка­кие-то важ­ные мо­мен­ты их жиз­ни. Я при­хо­дил каж­дый ве­чер до­мой в 20.00. Хо­тя это моё са­мое лю­би­мое сту­дий­ное вре­мя, что­бы за­пи­сы­вать пес­ни. Я рас­ска­зы­вал им пе­ред сном сказ­ки, при­ду­ман­ные на хо­ду. Поз­же же­на мне по­со­ве­то­ва­ла: «За­пи­ши их хо­тя бы на дик­то­фон, это бу­дет па­мять о том, как, за­сы­пая, ты рас­ска­зы­вал де­тям исто­рии». Поз­же я по­до­шёл к это­му си­стем­но - за­фик­си­ро­вал всех ге­ро­ев в тек­сто­вых за­мет­ках, по­то­му что их ста­ло уже слиш­ком мно­го и я пу­тал­ся в ло­ги­ке по­вест­во­ва­ния. В ко­неч­ном ито­ге Ле­на (су­пру­га) про­де­ла­ла боль­шую ра­бо­ту, что­бы эта кни­га вы­шла. Я не ожи­дал, что на неё бу­дет та­кая по­зи­тив­ная ре­ак­ция. В принципе вся моя му­зы­ка - это то­же сказ­ки. Хо­тя взрос­лые пес­ни лег­че со­чи­нять, чем дет­ские исто­рии.

- Ты не пер­вый се­зон участ­ву­ешь в про­ек­те Пер­во­го ка­на­ла «Го­лос». Часто ли ты слы­шишь кри­ти­ку в свой ад­рес, что оста­вил в про­ек­те не то­го участ­ни­ка?

- Да, ино­гда мне достаётся. Чи­таю в ком­мен­та­ри­ях: «За­чем ты убрал это­го че­ло­ве­ка?! У него пре­крас­ный го­лос. Он ве­ли­ко­ле­пен, и имен­но он пре­тен­ду­ет на по­бе­ду». А я счи­таю, что нет. Иметь про­сто хо­ро­ший го­лос это пол­де­ла. Нуж­но иметь ха­риз­му, внут­рен­ний огонь. На этот про­ект при­хо­дит мно­го пе­ре­го­рев­ших пев­цов. У них за­ме­ча­тель­ные го­ло­са, но за этим ни­че­го не сто­ит. Они по­ют пра­виль­но, вы­гля­дят су­пер, но их пе­ние ме­ня не тро­га­ет. Го­лос - это же ин­стру­мент. Важ­но, ка­кие ру­ки на нём иг­ра­ют. Ду­маю, ес­ли бы се­го­дня Вла­ди­мир Вы­соц­кий при­шёл на «Го­лос», к нему бы, ско­рее все­го, ни­кто не по­вер­нул­ся на сле­пых про­слу­ши­ва­ни­ях. И Лео­нид Утё­сов то­же не про­шёл бы. Он бы на­вер­ня­ка услы­шал: «Вы че­го-то там бор­мо­че­те под нос. Это же во­каль­ный кон­курс. Вы долж­ны тут раз­вер­нуть­ся». Я го­тов про­иг­ры­вать, оши­бать­ся, быть не до кон­ца по­ня­тым про­фес­си­о­на­ла­ми. Но мне хо­чет­ся най­ти в этом про­ек­те как раз та­ких ис­пол­ни­те­лей, как Вы­соц­кий и Утё­сов. Пусть да­же это неточ­но спе­то. Важ­но, что по-осо­бен­но­му.

ТОСКУЮ ПО ДРУ­ЗЬЯМ

- До про­шло­го го­да ты да­вал кон­цер­ты на Украине. Но в ре­зуль­та­те и те­бе за­кры­ли ту­да въезд. То­же нашли фор­маль­ный по­вод из-за по­езд­ки в Крым?

- По­сле по­езд­ки в Крым я мно­го раз ез­дил на Укра­и­ну, не раз вы­сту­пал там. Ты не пред­став­ля­ешь, ка­кие у ме­ня бы­ли по­тря­са­ю­щие кон­цер­ты в Ки­е­ве, Одес­се, Харь­ко­ве! А по­че­му запретили в ито­ге? Воз­мож­но, по­то­му что ме­ня ста­ло боль­ше на Пер­вом ка­на­ле. А мо­жет, нашли в мо­их пес­нях что-то «угро­жа­ю­щее на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти». В мо­их пес­нях все­гда че­го­то на­хо­дят (сме­ёт­ся).

Я на­по­ло­ви­ну укра­и­нец (ба­буш­ка - из Ки­е­ва, де­душ­ка – из Кри­во­го Ро­га). У ме­ня мно­го род­ни и близ­ких лю­дей живёт там. И всё, что про­ис­хо­дит сей­час меж­ду на­ши­ми стра­на­ми, для ме­ня лич­ная боль­шая трагедия. Да, мы мог­ли в шут­ку на­звать друг дру­га: хо­хол или ру­сак. Но ни­ко­гда не де­ли­лись на два раз­ных на­ро­да. И за од­но мгно­ве­ние всё раз­ру­ши­лось. Я очень тоскую по мо­им украинским дру­зьям и ис­кренне ве­рю, что при­дёт вре­мя и всё у нас на­ла­дит­ся. Важ­но, что­бы и с на­шей сто­ро­ны, и с той на­шлись лю­ди, на­це­лен­ные на ула­жи­ва­ние ми­ра и спор­ных мо­мен­тов.

70

Фо­то из лич­но­го ар­хи­ва

«В мо­их пес­нях все­гда че­го-то на­хо­дят...»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.