ГЛАВ­НОЕ, ЧТО­БЫ ХВА­ТИ­ЛО ЛЮБ­ВИ

Пят­на­дцать де­тей вос­пи­та­ли су­пру­ги из Ак­сая

AiF na Donu (Rostov) - - СЕМЬЯ И ДЕТИ - Юлия МОРОЗОВА

КТО-ТО НЕ МО­ЖЕТ РЕ­ШИТЬ­СЯ РО­ДИТЬ ДВО­ИХ ДЕ­ТЕЙ. МОЛ, ВРЕ­МЯ ТЯ­ЖЁ­ЛОЕ, ФИ­НАН­СОВ НА ДО­СТОЙ­НОЕ ОБ­РА­ЗО­ВА­НИЕ НЕ ХВА­ТИТ, ВНИ­МА­НИЯ НЕ СМО­ГУТ УДЕ­ЛИТЬ, ЖИЛПЛОЩАДЬ НЕ­ДО­СТА­ТОЧ­НАЯ. А СУ­ПРУ­ГИ ИЗ АК­САЯ ЛЮ­БОВЬ ПЕТ­РОВ­НА И ВА­СИ­ЛИЙ МИ­ХАЙ­ЛО­ВИЧ КАРПЕНКО СЧИ­ТА­ЮТ, ЧТО ГЛАВ­НОЕ, ЧТО­БЫ ХВА­ТИ­ЛО ЛЮБ­ВИ. СУ­ПРУ­ГИ СМОГ­ЛИ ВОС­ПИ­ТАТЬ 15 ДЕ­ТЕЙ И ВСЕМ ПО­ДА­РИТЬ ЛЮ­БОВЬ, ЗА­БО­ТУ, СТАТЬ ДЛЯ КАЖ­ДО­ГО НА­СТО­Я­ЩИ­МИ РО­ДИ­ТЕ­ЛЯ­МИ.

«Я ТЕ­БЯ ЖДА­ЛА»

В Ак­сай при­е­ха­ли из Во­ро­неж­ской об­ла­сти. У ро­ди­те­лей Лю­бо­ви бы­ло де­вять де­тей. Её бу­ду­щий муж жил в со­сед­ней де­ревне. Вме­сте ра­бо­та­ли в кол­хо­зе, там и по­зна­ко­ми­лись. Мо­ло­дые очень меч­та­ли о пе­ре­ез­де в го­род. К то­му вре­ме­ни у Карпенко уже ро­дил­ся сын Вла­ди­мир. По со­ве­ту зна­ко­мых вы­бра­ли Ак­сай. Сра­зу по при­ез­ду Лю­бовь устро­и­лась на за­вод пласт­масс, а муж устро­ил­ся ра­бо­тать в ЖКХ. На­чал со сле­са­ря и до­слу­жил­ся до на­чаль­ни­ка ава­рий­ной служ­бы.

От пред­при­я­тия да­ли квар­ти­ру в креп­ком ка­за­чьем двух­этаж­ном до­ме. По ме­ре то­го, как се­мья Карпенко уве­ли­чи­ва­лась, им вы­де­ля­ли боль­шую жилплощадь. Сей­час они за­ни­ма­ют по­чти весь дом.

Сын вы­рос, окон­чил шко­лу и ушёл в ар­мию. И су­пру­ги Карпенко за­ду­ма­лись о при­бав­ле­нии в се­мей­стве. Лю­бовь Пет­ров­на не мог­ла боль­ше иметь сво­их де­тей, по­это­му ре­ши­ли взять ма­лы­ша из дет­ско­го до­ма. Не зна­ли, ку­да в та­ких слу­ча­ях об­ра­щать­ся, и по­шли в го­род­скую ад­ми­ни­стра­цию, от­ту­да их на­пра­ви­ли в рай­о­но. В 1995 го­ду бы­ло мно­го труд­но­стей, свя­зан­ных с усы­нов­ле­ни­ем де­тей. Но, как го­во­рит­ся, до­ро­гу оси­лит иду­щий. И из Но­во­чер­кас­ско­го дет­ско­го до­ма Ва­си­лий Ми­хай­ло­вич и Лю­бовь Пет­ров­на при­вез­ли двух ре­бят: бра­та и сест­ру.

«По­мог­ла очень нам со­труд­ни­ца рай­о­но Та­ма­ра Алек­сан­дров­на Те­ре­хо­ва. Офор­ми­ла все пись­ма, по­дроб­но рас­ска­за­ла,

что и как нуж­но де­лать. Мы пла­ни­ро­ва­ли взять только де­воч­ку. Но ко­гда я при­е­ха­ла в дет­ский дом, то сра­зу уви­де­ли трёх­лет­нюю ма­лыш­ку, ко­то­рая вы­жи­да­ю­ще на ме­ня смот­ре­ла. Это и бы­ла на­ша Настя. Раз­лу­чать де­ток мы не ста­ли и усы­но­ви­ли так­же и её бра­та Ди­му, ко­то­ро­му на тот мо­мент ис­пол­ни­лось 4 го­да», – вспо­ми­на­ет Лю­бовь Пав­лов­на. Сна­ча­ла Карпенко ска­за­ли, что мать де­тей умер­ла, но поз­же вы­яс­ни­лось, что её ли­ши­ли ро­ди­тель­ских прав из-за ал­ко­го­лиз­ма. Ди­ма те­перь ав­то­сле­сарь. Настя пре­по­да­ёт рус­ский и ли­те­ра­ту­ру в сво­ей род­ной шко­ле. Ин­те­рес­но, что Настя до ме­ло­чей пом­нит до сих пор ту встре­чу с при­ём­ной ма­мой, в де­та­лях опи­сы­ва­ет её одеж­ду и го­во­рит: «А я сто­я­ла на по­ро­ге и жда­ла, ко­гда ты за мной при­дёшь!»

«ПА­ПА ЛЮБА»

Ко­гда На­сте бы­ло 13 лет, а Ди­ме 14, Лю­бовь Пав­лов­на уви­де­ла га­зе­ту с фо­то­гра­фи­я­ми де­тей, ко­то­рым нуж­на бы­ла се­мья. Со стра­ни­цы на жен­щи­ну смот­ре­ли груст­ны­ми гла­за­ми че­ты­ре ре­бён­ка. Га­зе­ту она от­ло­жи­ла, а забыть их не смог­ла. Чуть поз­же за­ме­ти­ла, как Ва­си­лий Ми­хай­ло­вич, взды­хая, смот­рит на ту же фо­то­гра­фию: «Люба, вот тут де­воч­ка та­кая, да­вай с детьми поговорим, ес­ли

они бу­дут не про­тив, то возь­мём её?» Ко­гда Лю­бовь Пав­лов­на вер­ну­лась с ра­бо­ты, то ра­дост­ные Настя и Ди­ма за­яви­ли, что ждут но­вую сест­рич­ку с нетер­пе­ни­ем. Карпенко при­е­ха­ли в дет­ский дом по­смот­реть на че­ты­рёх­лет­нюю Све­ту. Ока­за­лось, что у неё есть сест­ра Ан­ге­ли­на, на год стар­ше. Раз­лу­чать де­во­чек нель­зя, по­это­му Лю­бовь и Ва­си­лий, не сго­ва­ри­ва­ясь, ре­ши­ли забирать обе­их. Но сёст­ры, чуть по­мяв­шись, по­про­си­ли: «По­смот­ри­те на­шу по­друж­ку Ироч­ку. Мо­жет, и она с на­ми по­едет?» Так в до­ме су­пру­гов Карпенко по­яви­лась трёх­го­до­ва­лая Ира.

Ко­гда Лю­бовь Пав­лов­на смот­ре­ла на ма­лыш­ку, у неё сжи­ма­лось от бо­ли серд­це. Де­воч­ка так втя­ги­ва­ла го­ло­ву в пле­чи, что шеи не бы­ло со­всем, она по­чти не раз­го­ва­ри­ва­ла, а от муж­ско­го го­ло­са вздра­ги­ва­ла и стре­ми­лась за­бить­ся в угол. На го­ло­ве – шрам. Ока­за­лось, что со­жи­тель пьющей ма­мы бил Ироч­ку. В один из ве­че­ров он по­чти за­бил ма­лыш­ку до смер­ти и вы­бро­сил в по­ле. Её на­шли и спас­ли чу­дом. Вот по­это­му де­воч­ка па­ни­че­ски бо­я­лась муж­чин. «Муж спе­ци­аль­но взял от­пуск и стал про­во­дить с Ироч­кой всё вре­мя. Он гу­лял с ней, чи­тал ей книж­ки, негром­ко раз­го­ва­ри­вал. По­сте­пен­но Ва­си­лий смог по­мочь ма­лыш­ке пре­одо­леть страх. И на­сту­пил день, ко­гда де­воч­ка ве­се­ло по­зва­ла ме­ня: «Па­па Люба!», – рас­ска­зы­ва­ет Лю­бовь Пет­ров­на. Со временем рас­пря­ми­лась и спин­ка, де­воч­ка пе­ре­ста­ла втя­ги­вать шею и уже ни­чем не от­ли­ча­лась от лю­бо­го счаст­ли­во­го ре­бён­ка. Сей­час Ира учит­ся на фа­куль­те­те жур­на­ли­сти­ки в Во­ро­не­же и вос­пи­ты­ва­ет двух­ме­сяч­ную доч­ку.

РЫЖЕЕ ЧУ­ДО

Од­на­жды Лю­бовь Пет­ров­ну при­гла­си­ли в рай­о­но и ска­за­ли: «Вам бы ещё тро­их де­ток взять и мож­но офор­мить вас по про­грам­ме «Приёмная се­мья». Карпенко со­гла­си­лись, тем бо­лее, что каж­дый ре­бё­нок при­но­сил в их се­мью ра­дость. Тут же пред­ло­жи­ли по­смот­реть двух бра­тьев и сест­ру, на­ча­ли бы­ло оформ­ле­ние, но де­ло ка­кто шло труд­но, ста­тус при­ём­ной се­мьи не да­ва­ли.

Лю­бовь Пав­лов­на по­шла с невест­кой Ма­шей в рай­о­но, узнать, почему столь­ко про­во­ло­чек. А со­труд­ни­ца со­всем по­се­ти­тель­ни­цу не слу­ша­ет, го­во­рит оза­бо­чен­но: «Мне бы вот с че­тырь­мя детьми разо­брать­ся,

бо­юсь, рас­ки­да­ют их по раз­ным до­мам. Жал­ко!» «Ни­че­го из то­го, что я го­во­ри­ла, в рай­о­но не услы­ша­ли, всё про де­тей дру­гих рас­ска­зы­ва­ли», – по­жа­ло­ва­лась Лю­бовь Пет­ров­на невест­ке Ма­ше. А та све­кро­ви от­ве­ча­ет: «Ма­ма, да­вай­те этих де­ток посмот­рим». По­еха­ли в ин­фек­ци­он­ное от­де­ле­ние, где все чет­ве­ро и ле­жа­ли. Ока­за­лось, что са­мый ма­лень­кий, се­ми­ме­сяч­ный, на­хо­дит­ся на гра­ни смер­ти от ис­то­ще­ния, он ве­сил все­го 4 ки­ло­грам­ма. Вы­шли в ко­ри­дор две де­воч­ки – 1 год и два ме­ся­ца и 7 лет: все яр­ко-ры­жие. Вдруг од­на из них убе­жа­ла, че­рез несколь­ко ми­нут вер­ну­лась со стар­шей сест­рой, ей то­гда бы­ло 10 лет. «Мы шо­ко­лад­ки от­да­ли и ушли. Я ночь не спа­ла. За­па­ли мне эти ре­бя­та в ду­шу. Утром по­шла в рай­о­но, по­про­си­ла от­дать мне их. Ва­ся под­дер­жал моё ре­ше­ние. За­бра­ли мы всех че­ты­рёх. Сей­час са­мо­му млад­ше­му, то­му, что при смер­ти на­хо­дил­ся, уже 16 лет. Вы­хо­ди­ли мы его. Он ведь до се­ми ме­ся­цев у пьющей мамаши в пелёнках про­ле­жал. Ино­гда кто-то да­вал ему по­есть или попить. Мы ко­гда его взя­ли, он да­же го­ло­ву не дер­жал, нож­ки про­све­чи­ва­лись на­сквозь… Но почему-то не страш­но бы­ло, зна­ли, что на­ша лю­бовь и за­бо­та всё ис­пра­вят».

Трёх­лет­ний Илю­ша по­пал к Карпенко, ко­гда его мо­ло­день­кую ма­му ли­ши­ли ро­ди­тель­ских прав. Маль­чик со­всем не раз­го­ва­ри­вал, пло­хо ел. Сей­час он в вось­мом клас­се. По­лу­чив из­ве­ще­ние на али­мен­ты, ма­ма Ильи при­шла к Карпенко, пла­ка­ла, мол, жал­ко, что сы­на за­бра­ли. Маль­чик на жен­щи­ну ни­как не ре­а­ги­ро­вал, буд­то со­всем чу­жой че­ло­век пе­ред ним. Илья жал­ся к при­ём­ной ма­ме. Лю­бовь Пет­ров­на по­со­ве­то­ва­ла ка­ю­щей­ся ма­ме: «Устрой свою жизнь, ра­бо­ту най­ди. Вот то­гда я не бу­ду пре­пят­ство­вать тво­е­му об­ще­нию с сы­ном. Мо­жет быть, да­же смо­жешь его са­ма рас­тить». Ма­ма­ша по­кля­лась измениться и прий­ти. Но с тех пор так и не по­яви­лась. Жи­вёт непо­да­лё­ку, в со­сед­нем се­ле, но про сы­на не вспо­ми­на­ет. Кста­ти, боль­ше ни­кто из био­ло­ги­че­ских ро­ди­те­лей не изъ­явил же­ла­ние най­ти сво­их де­тей и за­нять­ся их вос­пи­та­ни­ем.

Че­рез ка­кое-то вре­мя опять зво­нок из рай­о­но: «Не за­хо­ти­те взять де­воч­ку, все от­ка­зы­ва­ют­ся, по­то­му что ей уже 14 лет». По­еха­ли Карпенко зна­ко­мить­ся с Ка­мил­лой и, ко­неч­но, Лю­бовь Пет­ров­на при­ня­ла её в свою друж­ную се­мью. Сей­час у Ка­мил­лы уже свой по­лу­то­ра­го­до­ва­лый ре­бё­нок, но она всё так­же стре­мит­ся про­во­дить вре­мя с при­ём­ны­ми ро­ди­те­ля­ми. Се­го­дня на вос­пи­та­нии у се­мьи Карпенко ещё од­на де­воч­ка, от ко­то­рой от­ка­за­лись несколь­ко се­мей. Уже под­тя­ну­ли её по школь­ным пред­ме­там, на­ла­ди­лось от­но­ше­ние со сверст­ни­ка­ми.

Кста­ти, все де­ти на­зы­ва­ют Ва­си­лия и Лю­бовь па­па и ма­ма, и все при­ез­жа­ют, зво­нят, вну­ков при­во­зят. В до­ме Карпенко всё вре­мя го­сти, муж шу­тит: «Люба, ко­гда же мы

ОН ВЕДЬ ДО СЕ­МИ МЕ­СЯ­ЦЕВ У ПЬЮЩЕЙ МАМАШИ В ПЕЛЁНКАХ ПРО­ЛЕ­ЖАЛ. ИНО­ГДА КТО-ТО ДА­ВАЛ ЕМУ ПО­ЕСТЬ ИЛИ ПОПИТЬ.

с то­бой смо­жем вдво­ём остать­ся?» Но на са­мом де­ле су­пру­ги не пред­став­ля­ют се­бе, что в их до­ме во­ца­рит­ся сте­пен­ная ти­ши­на, без дет­ских го­ло­сов, без сме­ха и ша­ло­стей.

Все­го у Карпенко 15 де­тей, род­ной Во­ло­дя, двое усы­нов­лён­ные, осталь­ные под опе­кой. Но раз­ни­цы меж­ду ни­ми Ва­си­лий и Лю­бовь не де­ла­ют. От­да­ют каж­до­му ча­стич­ку сво­ей ду­ши, де­лят меж­ду все­ми своё вни­ма­ние и лю­бовь. Са­мы­ми счаст­ли­вы­ми дня­ми счи­та­ют те, ко­гда при­во­зи­ли ре­бят до­мой, зна­ко­ми­ли их с дру­ги­ми до­мо­чад­ца­ми.

«Все рос­ли как свои де­ти. Не для ко­го ис­клю­че­ний не де­ла­ли. Сей­час ве­зём с да­чи огур­цы, помидоры. Де­ла­ем за­крут­ки, за бан­ка­ми с со­ле­нья­ми при­ез­жа­ют все на­ши де­ти. Со­се­ди удив­ля­ют­ся, мол, вы что их всех кор­ми­те до сих пор? А как ина­че? Это на­ши де­ти!» – го­во­рит Лю­бовь Пет­ров­на.

Празд­ни­ки все­гда про­хо­дят у Карпенко ве­се­ло. Но­вый год – са­мый лю­би­мый.

На фо­то­гра­фии не по­ме­ща­ют­ся все де­ти се­мьи Карпенко.

Боль­ше все­го ре­бя­там нра­вит­ся пу­те­ше­ство­вать с ро­ди­те­ля­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.