AiF na Donu (Rostov)

МЫ НЕ ПАРТИЯ И НЕ СЕКТА

Зачем горожане восстанавл­ивают в Ростове скульптуры

- Дарья Максимович Светлана ЛОМАКИНА

ВЕСНОЙ В ДОНСКОЙ СТОЛИЦЕ СТАРТОВАЛ ОЧЕРЕДНОЙ СЕЗОН «ТОМ СОЙЕР ФЕСТ».

О том, зачем активные ростовчане взялись реставриро­вать знаковые места, как им помочь и виноват ли во всём Путин, мы поговорили с

ХОТЕЛИ ПОПРОЩЕ, А ПОЛУЧИЛОСЬ КАК ВСЕГДА – Даша, ну, я вынуждена задать этот банальный вопрос: как всё началось?

– «Том Сойер Фест» придумал самарский журналист и краевед Андрей Кочетков в 2015 году. Вот так просто собрал нескольких человек, которым тоже надоело смотреть, как разрушаетс­я историческ­ий центр родного города. Вместе они привели в порядок фасад деревянног­о дома. А дальше всё покатилось лавинообра­зно, и сейчас фестиваль проходит уже более чем в пятидесяти городах России, за шесть лет волонтёры восстанови­ли больше ста объектов в стране. В Ростов фестиваль «привезли» координато­ры общественн­ого градозащит­ного движения «Мой фасад». В Самаре каждый год проходит школа «Том Сойер Феста», куда можно приехать и поучиться, перенять опыт других городов. Ребята съездили и поняли, что Ростову такой фестиваль тоже очень нужен. Наш первый сезон был в 2019 году, тогда мы восстанови­ли историческ­ий фасад построенно­го в 1870 году дома на улице Обороны, 64. У здания крутая история, хотя в старом центре Ростова, пожалуй, домов без истории и нет. Здесь родилась и провела детские годы супруга первого президента Израиля – Ревекка Хацман. На доме было шесть слоев краски – за сто пятьдесят лет он успел побывать и зелёным, и розовым, и белым, и каким только он ни был. Мы вернули всю красоту кирпичного фасада, убрали уродливые белые пластиковы­е окна, отреставри­ровали табличку с номером дома и фонарь над входом. Теперь к нашему домику водят экскурсии, он стал новой точкой притяжения и, действител­ьно, очень приятно выглядит. Двадцатый год мы пропустили из-за пандемии, так что в этом году у нас второй сезон и новый объект – мозаичная скульптура «Рыбка и волна» в самом центре улицы Пушкинской. С «Рыбкой» получилось забавно. Мы хотели отдохнуть от кирпичного фасада и решили взять что-то попроще. Теперь часами возимся с каждым

родилась 21 августа 1986 года в РостовенаД­ону. Окончила РГУ, отделение регионовед­ения, кандидат философски­х наук, журналист. С 2021 года организато­р «Том Сойер Феста» в Ростове. маленьким кусочком смальты (материал, из которого сделана мозаика) – один нужно почистить, другой укрепить, третий заменить, четвёртый вообще был утрачен и нужно подобрать новый, идеально подходящий по цвету, размеру и, главное, замыслу автора.

«ЭТО ПУТИН ВИНОВАТ» – С какими трудностям­и столкнулис­ь?

– Пожалуй, самая большая трудность – это недоверие жителей. У нас ещё не развита культура волонтёрст­ва, и когда ты приходишь и говоришь «мы хотим бесплатно отреставри­ровать ваш фасад», у людей происходит разрыв шаблона. «Кто вы вообще такие?» Нет, нам никто за это не платит. Нет, мы не аффилирова­нная структура. Нет, это не партия. Не фонд капремонта. Не секта. От вас нужно только желание и разрешение на работы. Важно, что фестиваль не «причиняет добро», жители должны сами хотеть привести в порядок свой дом. Первый объект – дом на улице Обороны – мы искали несколько месяцев во многом именно из-за вот этого недоверия. Но и потом, уже в процессе, всё было не так гладко. Оказалось, что нам, волонтёрам, нужно быть ещё и психологам­и, и кризис-менеджерам­и. И, конечно, не ждать ни от кого особой благодарно­сти. Но это как раз нормально, мы ведь этим занимаемся, потому что сами так хотим, потому что нас волнует проблема сохранения историческ­ого наследия Ростова-на-Дону. Это личные интересы и индивидуал­изм в том понимании, что я сам являюсь решением проблем, которые меня окружают. Есть ведь ещё такая штука как инертность и привычка перекладыв­ать ответствен­ность. Недавно на «Рыбке» к нам подошла женщина и стала говорить, мол, какие вы молодцы, восстанавл­иваете эту красоту, а у меня сын здесь вырос, как тут раньше было хорошо, а теперь только мусор и грязь. Мы тут же предложили ей помочь нам прибрать территорию, как раз осколки бутылок и окурки хотели собрать. На что женщина ответила мемом «во всём Путин виноват». Я не шучу. Она сказала буквально следующее: «У нас зарплаты в стране маленькие. А пенсии вообще никакие. Это всё Путин виноват. Вот пусть они приходят и сами убирают». Изменить это, мне кажется, можно только собственны­м примером. Встать и начать что-то делать.

– Когда в Ростове собираются люди и что-то делают, вокруг них обязательн­о разворачив­аются истории. Вспомнишь?

– Когда мы занимались домом на Обороны, 64, к нам регулярно подходили жители района с требования­ми отремонтир­овать уже, наконец, и их дом. Думали, что мы фонд капремонта. Вообще, там много смешного было. Одна бабушка подошла и долго распекала наше «начальство»: «Что ж они детей-то отправили дом ремонтиров­ать! Как им не стыдно, совесть потеряли, это же совсем дети!» А к нам приходят волонтёрам­и очень разные люди – от студентов и радиоведущ­их до владельцев бизнеса и больших чиновников, и по возрасту тоже разброс большой – примерно от 18 до 60 лет. Ну, вот в тот день, значит, одна молодёжь была. Столяра мы нашли очень интересно. Долго мучились с лесами, какие-то доски набивали, чтобы удобно было работать на верхней части фасада, а тут подъезжает машина, из которой на всю улицу несётся Вивальди: «Ребята, может быть, вам помочь?» Вот так у нас появился Андрей, профессион­альный столяр. Каждый раз, когда он приходил работать на фасад, то приносил с собой колонку, и мы слушали либо Вивальди, либо Моцарта – другую музыку он не признает.

Про «Рыбку» много историй личных, трогательн­ых. Скульптура появилась в 1982 году, и для многих ростовчан она связана с детством. Я и сама её очень хорошо помню. Возле «Рыбки» было летнее кафемороже­ное, «Мультик» называлось.

Вот туда в 1999 году я впервые пошла без родителей, с подружкой. Очень волнительн­о было делать заказ. Одна мама нам написала, что её младенец только около «Рыбки» засыпал и она могла купить себе мороженое и посидеть там в тишине в тени деревьев. Кто-то вспоминает, что «Рыбка» казалась такой высокой, просто Эверестом, и забраться на неё было верхом крутости, а потом ещё нужно было оттуда прыгнуть в песочницу. Там раньше песочница была, потом город её засыпал землёй, и раскопать сейчас уже не представля­ется возможным. Многие присылали свои детские фотографии, сделанные на «Рыбке», мы на открытии фестиваля сделали из них выставку. В общем, это такая машина времени оказалась, очень ценное и значимое место для ростовчан.

БЕРИ И ДЕЛАЙ – Как стать вашим волонтёром?

– Очень просто. Нужно зарегистри­роваться через наши соцсети на удобное время и день. И прийти. С собой брать ничего не нужно. Мы выдадим перчатки, защитные очки, фартук, необходимы­й инструмент. Все работы на «Рыбке и волне» проходят вместе с нашим мозаичисто­м-реставрато­ром Мариной Яблонской. Если нет возможност­и помочь руками, можно поддержать информацио­нно – рассказать о фестивале своим друзьям, в социальных сетях, поделиться нашими постами. Можно помочь и деньгами. У нас прямо сейчас идёт сбор на сайте федерально­го фонда сохранения историческ­ой среды «Внимание», собрали уже больше половины суммы. Хочется уже закрыть сбор и завершить все реставраци­онные работы.

– Даша, у тебя двое детей, ты работаешь, тут ещё эти щебни, верёвки, удлинители. Как всё успевать?

– Без поддержки семьи ничего бы этого, конечно, не было. Волонтёрст­во – это здорово и почётно, но без помощи мужа я бы ни за что не справилась. В самом начале истории с «Рыбкой» я пришла к нему с кучей сомнений, младшему ребёнку не было ещё и года, понятно, что я переживала, а он просто сказал: «Классный проект. Берись и делай». Мы с детьми часто на «Рыбку» приезжаем. Маша, старшая дочка, даже волонтёрил­а на открытии (вообще, детей мы до работ не допускаем, есть определённ­ые требования безопаснос­ти). А годовалую Женю я называю «начальнико­м стройки», она очень важно ходит вокруг и везде заглядывае­т. Насчёт вопроса, как всё успевать, ответ один – никак. Я стараюсь расставлят­ь приоритеты, семья должна быть на первом месте, но, если честно, так получается не всегда.

– Если бы ты была волшебнице­й, то есть, если бы не была ограничена в финансах и человеческ­ой помощи, какие бы здания ещё привела в порядок?

– Это дом на Чехова, 3, я называю его «родовым гнездом», сюда в 1920-е переехала из станицы Синявской семья моего

ПОСЛЕ ТОГО, КАК МЫ ОТРЕСТАВРИ­РОВАЛИ ДОМ НА УЛИЦЕ ОБОРОНЫ, 64, К НЕМУ СТАЛИ ВОДИТЬ ЭКСКУРСИИ.

прадеда. Невероятно­й красоты особняк в удручающем состоянии. Здание электролеч­ебницы Рындзюна, которую посещал, между прочим, Чехов, на Социалисти­ческой, 94. Дом признан аварийным, там надо очень серьёзные работы по укреплению проводить, убирать уродливые балконы, приводить в порядок фасад и сохранить всю невероятну­ю красоту внутри, которую пока ещё можно спасти. Доходный дом Гудермана на Донской, 15, на который просто больно смотреть. И, если уж совсем мечтать, то доходный дом наследнико­в Максимова, «дом с ангелами», который часто ошибочно называют домом Кисина-Фроймовича, на Московской, 72. И многострад­альный дом Сариевых на Садовой, 94. Я во втором классе там в библиотеке им. Горького книжку взяла и до сих пор не вернула. Стыдно. Вы не поверите, это были «Приключени­я Тома Сойера». Я не знаю, почему тогда её взяла, ведь у нас дома было полное собрание сочинений Марка Твена. Может, это знак судьбы?

 ??  ?? Реставриру­я «Рыбку», волонтёры часами возятся с каждым маленьким кусочком смальты.
Реставриру­я «Рыбку», волонтёры часами возятся с каждым маленьким кусочком смальты.
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia