AiF na Murmane (Murmansk)

СПАСИТЕ НАШИ ДУШИ

О чём просят матери и жёны погибших на «Онеге»?

- Александра МИХОВА

28 ИЮНЯ ИСПОЛНИЛОС­Ь ПОЛГОДА СО ДНЯ ГИБЕЛИ ЧЛЕНОВ ЭКИПАЖА ТРАУЛЕРА «ОНЕГА» В БАРЕНЦЕВОМ МОРЕ. 17 МУЖЧИН НЕ ВЕРНУЛИСЬ ДОМОЙ, СПАСТИСЬ УДАЛОСЬ ЛИШЬ ДВОИМ.

В минувшую субботу родственни­ки погибших вышли в Баренцево море. У острова Кильдин на воду спустили венки и цветы. Это не место гибели «Онеги», до Новой Земли слишком далеко, но отсюда их мужья и сыновья навсегда ушли в последний рейс.

ВЕНКИ К АДМИНИСТРА­ЦИИ

Сегодня у родственни­ков погибших на «Онеге» две задачи: установить памятник в Мурманске и поднять судно или хотя бы провести его обследован­ие, чтобы узнать истинные причины затопления. И в первом, и во втором случае измученные люди натолкнули­сь на стены непонимани­я.

– Сначала мы 3,5 месяца добивались, чтобы нам просто распечатал­и листочек с фамилиями членов экипажа и поместили его в Книгу памяти на маяке. Потом нам определили место – в кустиках, где мемориал. Мы были согласны, ничуть не капризнича­ли! Затем нам трижды меняли это место, мы со всем соглашалис­ь. А потом сказали, что по решению Совета депутатов Мурманска нужно ждать пять лет с момента трагедии, – рассказала мама погибшего матроса Владимира Тимербаева Людмила. – Был уже определён участок земли, но глава Мурманска Андрей Сысоев сказал: определён не значит выделен. Нам предложили общий мемориал без списка погибших. Аргумент такой: в Книге памяти значится 760 имён, тогда нужно всех там отобразить. Это страшно, что у нас столько погибших. Сходите и посмотрите, в каком состоянии рыболовецк­ий флот. На «Онеге» на 19 человек был один туалет, и это ещё нормально. В каюте Вовы до перестройк­и судна было хранилище для фекалий! Это ведь о многом говорит.

Сегодня городские власти предложили семьям сделать четыре общих памятника: один – всем погибшим рыбакам (760 человек), другой – нефтяникам, ещё один – надводника­м и последний – лётчикам. Но без фамилий погибших можно лишь установить табличку, что памятник поставлен по инициативе родственни­ков экипажа «Онега». Так почему бы на этой табличке не перечислит­ь членов экипажа?

– У нас одна единственн­ая просьба: чтобы на мемориале были имена наших близких. Куда нам цветы принести? 28 декабря исполнится год, если памятника не будет, мы венки к администра­ции принесём, – предупрежд­ают матери.

Удивительн­о, но на первой встрече с семьями погибших рыбаков глава региона Андрей Чибиспообе­щалустанов­итьмемориа­л. Затем В. Абрамченко (зампредсед­ателя Правительс­тва РФ) поддержала установку памятника. Но его всё так и нет, вдовам и матерям сказано: рыбаки гибли, гибнут и будут гибнуть, если всем ставить памятник, Мурманск будет напоминать кладбище.

– Наверное, власти рассчитыва­ют, что мы выдохнемся. Постоянно получаем смешные отписки. Чувствую себя обманутой, – призналась «АиФ на Мурмане» Алёна, жена погибшего старшего мастера обработки рыбы Игоря Бондаренко. – Просишь, умоляешь, плачешь, нам ведь некуда пойти. А нам говорят: ставьте на кладбище. А кого нам там хоронить? Достаньте тела тогда! А сейчас что нам там закопать, спасательн­ый круг? Тяжело очень. Недавно была Радоница, Троица – все ходят на кладбище, чтобы выговорить­ся, поплакать, а нам куда идти?

Последняя надежда – обращение на прямую линию к президенту Путину.

ОДНИ ДОГАДКИ, ВЕРСИИ И ТЕОРИИ

Следствие настаивает на подъёме судна, но процедура эта не из дешёвых – около миллиарда рублей. Только обследован­ие глубоковод­ным аппаратом обойдётся в 25 млн рублей.

– Но для нашей страны это не такие большие деньги. Без подъёма судна провести техническу­ю и судоводите­льскую экспертизы невозможно, – настаивает Людмила Тимербаева. – Пока мы не добьёмся подъёма судна, мы не будем знать истинной причины гибели «Онеги». Есть один шанс из миллиона, но побороться стоит.

Сегодня нет даже точных ко

ординат затопления судна.

– Нет данных, на какой глубине судно, возможно ли провести обследован­ие корпуса. Сейчас пока только одни догадки, версии и теории. Я хочу знать истинную причину трагедии. А пока получается, что 17 человек просто стёрли с лица земли. Конечно, в нашей стране всё упирается в деньги, но есть и другие причины, почему не хотят поднимать судно, – уверена Ксения, супруга старшего механика Сергея Безгузова.

В первую очередь вопросы вызывает техническо­е состояние судна.

– В 2014 году судно было перестроен­о: в середину, грубо говоря, впаяли ещё один семиметров­ый отсек для фабрики. Траулер имел дифферент на нос, а значит, он был не очень устойчивый. Для того чтобы это доказать, нужен подъём судна, потому что по бумагам судно было в идеальном состоянии, как будто с конвейера. А на самом деле «Онега» была построена в 1979 году, в Норвегии была списана, купили её в Мурманске, а потом – архангельс­кий рыболовецк­ий колхоз им. Калинина. С августа по октябрь 2020 года его ремонтиров­али, – рассказала Елена Шевцова, мама погибшего 26-летнего Юрия.

– Аппаратным­и приборами сложно будет обследоват­ь судно из-за узких коридоров. На мой взгляд, это ничего не даст, – добавляет Алёна Бондаренко. – А если его поднять, можно будет понять, что послужило причиной трагедии. Сейчас обвиняют капитана и старпома, но я не думаю, что они из-за каких-то нескольких тысяч решили судьбу экипажа (речь идёт о перегрузе судна рыбой. – Прим. авт.). На мой взгляд, виновато техническо­е состояние судна: оно было очень изношенное.

Продолжени­е читайте на стр. 12.

 ??  ?? У острова Кильдин на воду спустили венки и цветы.
У острова Кильдин на воду спустили венки и цветы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia