ЗНАТЬ СВОИ КОР­НИ – НОР­МАЛЬ­НО

В XX ве­ке мно­гие от­ка­зы­ва­лись от родни

AiF na Obi (Novosibirsk) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Та­тья­на ЖУ­КО­ВА

ПЕШ­КОМ ИЗ УКРА­И­НЫ В СИ­БИРЬ

– Ири­на Бо­ри­сов­на, как вы при­шли к изу­че­нию сво­ей ро­до­слов­ной? Ис­то­рия все­гда вас ма­ни­ла или что-то дру­гое ста­ло толч­ком?

– Ини­ци­а­тор по­ис­ков се­мей­ной ро­до­слов­ной – моя сест­ра, Екатерина Се­реб­ря­ко­ва. Она сей­час жи­вёт в Москве. Это она тол­ка­ла ме­ня на по­дви­ги. Ка­тя на семь лет ме­ня млад­ше. Ко­гда я бы­ла сту­дент­кой, а сест­ра – школь­ни­цей, мы очень лю­би­ли об­щать­ся с на­ши­ми ба­буш­ка­ми и де­душ­ка­ми. Они бы­ли за­ме­ча­тель­ны­ми рас­сказ­чи­ка­ми, про­жи­ли боль­ше 90 лет, их ис­то­рии за­ча­ро­вы­ва­ли. Ме­ня, юную де­вуш­ку, по­ра­жа­ло, ко­гда ба­буш­ка и дедушка по­ка­зы­ва­ли свои фо­то­гра­фии до зна­ком­ства и го­во­ри­ли про ко­го-то: «Это моя сим­па­тия». Ни­ка­кой рев­но­сти не бы­ло, про­сто свет­лые вос­по­ми­на­ния о юно­ше­ской люб­ви…

Но я, хоть и учи­лась на ис­то­ри­ка, про­сто слу­ша­ла, а сест­ра, как вы­яс­ни­лось спу­стя мно­гие го­ды, за­но­си­ла всё в тет­ра­доч­ку. Дет­ские рас­спро­сы бы­ли са­мы­ми ин­те­рес­ны­ми – она хо­те­ла знать, что но­си­ли, как влюб­ля­лись, что ели-пи­ли, и всё за­пи­сы­ва­ла. В 1990-е го­ды, ко­гда на­сту­пи­ла эра ком­пью­те­ров, Ка­тя эти рас­ска­зы на­пе­ча­та­ла, от­ска­ни­ро­ва­ла, вста­ви­ла фо­то­гра­фии – и при­сла­ла мне. За­тем сест­ра на­ча­ла от­прав­лять за­про­сы в ар­хи­вы, а 11 лет на­зад мы при­е­ха­ли на Все­рос­сий­скую ге­не­а­ло­ги­че­скую кон­фе­рен­цию в Ека­те­рин­бур­ге. И нас это про­сто по­тряс­ло.

Я счи­таю ту по­езд­ку точ­кой от­счё­та, с тех пор мы глу­бо­ко изу­ча­ем историю сво­ей семьи. На кон­фе­рен­ции бы­ли по­тря­са­ю­щие ро­до­слов­ные дре­ва, од­но из них тя­ну­лось по стене на во­семь мет­ров! Ин­те­рес­ней­шие до­кла­ды – мы гор­ди­лись тем, что зна­ем фа­ми­лии пред­ков до пя­то­го ко­ле­на, а один вы­сту­па­ю­щий рас­ска­зы­вал о сво­ей се­мье, на­чи­ная с XVII ве­ка!

– В мо­ей ро­до­слов­ной че­ты­ре круп­ные вет­ки. Ма­ми­ны ро­ди­те­ли ро­дом с Ура­ла: ба­буш­ка из-под Екатеринбурга, се­ло Ко­су­ли­но, дедушка из Зла­то­уста. Дедушка по от­цу – из По­вол­жья: го­род Кузнецк Пен­зен­ской гу­бер­нии.

И чет­вёр­тая ли­ния – с Укра­и­ны, из-под Пол­та­вы. Мой пра­дед Иг­на­тий Ба­ла­ба жил в ка­за­чьем се­ле: ба­буш­ка все­гда гор­ди­лась этим и по­вто­ря­ла, что они ка­за­ки. Хо­тя по мет­ри­че­ским дан­ным они бы­ли го­су­дар­ствен­ны­ми кре­стья­на­ми: как я вы­яс­ни­ла, в та­ких сё­лах дей­стви­тель­но ино­гда жи­ли кре­стьяне, ма­сте­ро­вые лю­ди.

– Очень ин­те­рес­но, как по­па­ла в Но­во­ни­ко­ла­евск се­мья Ба­ла­ба. В 1896 го­ду, в год рож­де­ния ба­буш­ки, к жи­тель­ни­це се­ла при­шёл уряд­ник – от­би­рать за недо­им­ки ко­ро­ву. Она оди­но­кая мно­го­дет­ная мать: а в те вре­ме­на, ес­ли за­бе­рут ко­ро­ву – всё, го­лод­ная смерть. Со­се­ди – в их чис­ле был и мой пра­дед – всту­пи­лись за вдо­ву и по­би­ли уряд­ни­ка. За это им гро­зи­ла ка­тор­га, и они пу­сти­лись в бе­га, пеш­ком. По до­ро­ге кры­ли кры­ши, ко­па­ли ого­ро­ды, чтобы за­ра­бо­тать на еду. До­шли до Ура­ла, там при­шлось зи­мо­вать. Кто-то ис­пу­гал­ся – хо­лод­но – и вер­нул­ся, а кто-то остал­ся и да­же же­нил­ся. Мой пра­пра­дед до­шёл до Си­би­ри – до­ро­га за­ня­ла у него око­ло го­да. При­был он как раз к стро­и­тель­ству Транс­си­бир­ской ма­ги­стра­ли. Сна­ча­ла тя­нул те­ле­граф­ную ли­нию от Ом­ска до Ба­ра­бин­ска, воз­во­дил на­сы­пи.

По­том Иг­на­тий Ба­ла­ба ра­бо­тал кес­сон­щи­ком на стро­и­тель­стве мо­ста – под во­дой вы­мы­вал грунт под опо­ры. Он стоял у ис­то­ков стро­и­тель­ства Но­во­ни­ко­ла­ев­ска. По­сле за­пус­ка мо­ста пошёл учеником в ли­тей­ное де­по, стал ра­бо­тать на же­лез­ной до­ро­ге и ку­пил дом в Ель­цов­ке. Всё это вре­мя пра­ба­буш­ка с ше­стью детьми оста­ва­лась на Укра­ине. Толь­ко че­рез пять лет пра­дед вы­хло­по­тал бес­плат­ный би­лет и смог вы­пи­сать свою се­мью в Си­бирь.

СТРАХ РЕ­ПРЕС­СИЙ

– се­год­ня во мно­гих учеб­ных за­ве­де­ни­ях на уро­ках ис­то­рии и ино­стран­но­го язы­ка де­тей про­сят при­не­сти ро­до­слов­ные. Та­кие за­да­ния да­ют уже с на­чаль­ных клас­сов. В кол­ле­дже, где я пре­по­да­ва­ла, ис­то­рик ста­ви­ла сту­ден­там эк­за­мен ав­то­ма­том за ро­до­вое дре­во – это был для них хо­ро­ший сти­мул.

Ещё нема­ло­важ­ный факт – мо­да. Се­год­ня это тренд: в стране пат­ри­о­ти­че­ский подъ­ём, по­вы­шен­ный ин­те­рес к ис­то­рии. А ис­то­рия семьи – это ис­то­рия стра­ны. Есть мно­го пе­ре­дач на те­ле­ви­де­нии, раз­лич­ных ста­тей в от­кры­том до­сту­пе. Толь­ко в Но­во­си­бир­ске боль­ше 20 лет су­ще­ству­ет ис­то­ри­ко-ро­до­слов­ное об­ще­ство.

По­че­му ещё лю­дям ин­те­рес­но это изу­чать? Да про­сто ин­фор­ма­ция ста­ла до­ступ­ной бла­го­да­ря ин­тер­не­ту. Рань­ше где мож­но бы­ло её взять? Кто­то мог по­тра­тить день­ги и по­ехать на ро­ди­ну пред­ков, кто-то был го­тов пи­сать в ар­хи­вы и по­дол­гу ждать от­ве­та. Сей­час всё очень быст­ро – осо­бен­но све­де­ния, ко­то­рые ка­са­ют­ся Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. По­яви­лись сай­ты «Ме­мо­ри­ал» и «По­двиг на­ро­да». Это как вол­шеб­ная па­лоч­ка: ввёл фа­ми­лию – и по­лу­чил мно­го ин­фор­ма­ции.

Так что в ин­те­ре­се к ро­до­слов­ной нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го. Во­прос – по­че­му ис­то­рия семьи глу­бо­ко не изу­ча­лась по­чти весь XX век?

– Ко­неч­но. До ре­во­лю­ции ро­до­слов­ную изу­ча­ли все­гда – это и пра­во­слав­ные тра­ди­ции, и прак­ти­че­ская поль­за. На­при­мер, дво­ря­нам, чтобы по­лу­чить ме­сто при дво­ре, нуж­но бы­ло до­ка­зать свое бла­го­род­ное про­ис­хож­де­ние. Да­же у со­ба­чек на вы­став­ках тре­бу­ют без­упреч­ную ро­до­слов­ную – а здесь речь об ари­сто­кра­тах!

Для про­стых лю­дей знать своё про­ис­хож­де­ние то­же бы­ло не­об­хо­ди­мо. При вен­ча­нии су­ще­ство­ва­ла про­це­ду­ра огла­ше­ния – свя­щен­ник с ам­во­на три­жды спра­ши­вал, зна­ет ли кто-ни­будь о пре­пят­стви­ях к за­клю­че­нию бра­ка. Осо­бен­но это бы­ло важ­ным, ес­ли бу­ду­щая же­на из дру­го­го при­хо­да: а вдруг же­них с неве­стой род­ствен­ни­ки, кто-то из них вне­брач­ный ребёнок и так да­лее. Ес­ли ни­кто не от­зы­вал­ся – брак за­клю­ча­ли.

Ре­во­лю­ция же при­ве­ла к то­му, что про­ис­хож­де­ние за­мал­чи­ва­лось – дво­рян­ское, свя­щен­ни­че­ское, ку­пе­че­ское. Лю­ди ме­ня­ли фа­ми­лии, во вре­мя ста­лин­ских ре­прес­сий от­ка­зы­ва­лись от род­ных. Мы бы­ли как Ива­ны, не пом­ня­щие род­ства – это ненор­маль­но. Страх жил в лю­дях очень дол­го – у мо­ей ба­буш­ки дед был свя­щен­ни­ком, но она до са­мой сво­ей смер­ти в 1991 го­ду ни­че­го об этом не рас­ска­зы­ва­ла.

«НА­ЧИ­НАТЬ СО­СТАВ­ЛЯТЬ РО­ДО­СЛОВ­НУЮ НУЖ­НО С СЕ­БЯ. ВСЕ СВОИ ВОС­ПО­МИ­НА­НИЯ, ДО­КУ­МЕН­ТЫ, ФО­ТО­ГРА­ФИИ НУЖ­НО СО­БИ­РАТЬ УЖЕ СЕЙ­ЧАС – ДЛЯ НА­ШИХ ПО­ТОМ­КОВ ЭТО БУ­ДЕТ ВАЖНО», – СЧИ­ТА­ЕТ ИС­ТО­РИК И ГЕНЕАЛОГ ИРИ­НА СЫРОКВАШИНА. ПРАДЕДУ ГРО­ЗИ­ЛА КА­ТОР­ГА ЗА ТО, ЧТО ВСТУПИЛСЯ ЗА ВДО­ВУ.

– Мои де­ти все­гда ме­ня под­дер­жи­ва­ли и по­мо­га­ли тех­ни­че­ски: на­брать текст, под­го­то­вить пре­зен­та­цию. Но не ска­жу, что силь­но ин­те­ре­со­ва­лись – воз­мож­но, про­сто из-за воз­рас­та. А сре­ди чу­жих лю­дей встре­ча­лись раз­ные ре­ак­ции. Моя сест­ра жи­вёт в Москве, и её сто­лич­ные зна­ко­мые спра­ши­ва­ли: «А за­чем вы во­об­ще этим за­ни­ма­е­тесь, на­след­ство, что ли ище­те?»

Сре­ди род­ствен­ни­ков от­кро­вен­но­го непри­я­тия нет. Лю­ди все­гда идут на­встре­чу, де­лят­ся ин­фор­ма­ци­ей. Взять хо­тя бы род­ных из ро­да Ба­ла­ба. Мы иска­ли до­ку­мен­ты – най­ти жи­ву­щих ныне род­ствен­ни­ков це­ли не бы­ло. Но они по­яви­лись са­ми, че­рез соц­се­ти: вы­сы­ла­ют нам фо­то­гра­фии, что-то рас­ска­зы­ва­ют и очень до­воль­ны. Дру­зья то­же с ин­те­ре­сом слу­ша­ют: «Ой, и я так хо­чу». Для мно­гих это ста­ло толч­ком, лю­ди ищут ка­кие-то све­де­ния, ез­дят на мо­ги­лы пред­ков, и это нор­маль­но – знать свои кор­ни.

По­че­му бы не на­чать со­став­лять или по­пол­нять свою ро­до­слов­ную пря­мо сей­час? Воз­мож­но­стей для это­го се­год­ня очень мно­го. Ведь глав­ное, что мы долж­ны оста­вить в на­след­ство сво­им де­тям – это кор­ни и кры­лья.

Фо­то из ар­хи­ва Ири­ны СЫРОКВАШИНОЙ

Род­ствен­ни­ки жи­ли на Ура­ле, в По­вол­жье и на Укра­ине.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.