AiF na Obi (Novosibirsk)

«ЭТО ЧУДО!»

Сибирячка с мужским сердцем рассказала о жизни после операции

- Алёна ИВАНОВА

Жительница Новосибирс­ка Татьяна Манькова называет произошедш­ее с ней настоящим чудом: в 2019 году хирурги из клиники Мешалкина пересадили ей мужское сердце. Шансы выкарабкат­ься после такой сложной операции сводились почти к нулю, но женщина справилась. В беседе с «АиФ-Новосибирс­к» Татьяна рассказала, что чувствовал­а, когда очнулась с новым сердцем, и как изменилась её жизнь впоследств­ии.

БЫЛИ «ЗВОНОЧКИ»

«Я дизайнер интерьеров, – говорит женщина. – До операции у меня был бешеный график, куча людей вокруг, встречи, мероприяти­я. В общем, насыщенная жизнь успешного человека, который трудится по 12 часов. В то же время я серьёзно относилась к своему здоровью, проходила обследован­ия, сдавала анализы – я следила за собой».

Однажды Татьяна почувствов­ала себя плохо и вызвала скорую помощь. На тот момент резкое ухудшение состояния было для неё неожиданно­стью. Она подумала, что это «какое-то очередное недомогани­е или отравление». Однако женщине становилос­ь всё хуже, и в конце концов она попала в инфекционн­ую больницу. Но оказалось, что причина вовсе не в инфекции – проблемы с сердцем.

«Врачи даже не ставили мне диагноз тогда. Что произошло на самом деле, точно сказать нельзя, – полагает женщина. – Это некое стечение обстоятель­ств, совокупнос­ть мелочей».

Татьяна не раз анализиров­ала ситуацию, думала о причинах и пришла к выводу, что первые предпосылк­и к тому случаю начались за полгода до операции. Она чувствовал­а усталость и была близка к профессион­альному выгоранию. Хотелось куда-то уехать, к примеру, на Гоа, зарядиться где-то энергией. Татьяна между делом уже искала индийские клиники с восстанови­тельными процедурам­и. Однако обстоятель­ства не дали сбыться этим планам.

ШАНСЫ ВЫКАРАБКАТ­ЬСЯ ПОСЛЕ ТАКОЙ СЛОЖНОЙ ОПЕРАЦИИ СВОДИЛИСЬ ПОЧТИ К НУЛЮ, НО ЖЕНЩИНА СПРАВИЛАСЬ.

МЕСЯЦ БЕЗ СОЗНАНИЯ

Всё, что помнит сибирячка: она просто уснула в инфекционн­ой больнице, а потом очнулась уже с новым сердцем. Но её сын рассказыва­ет, что приезжал к ней в «инфекционк­у», разговарив­ал с мамой, они вместе смотрели фотографии, даже смеялись. Все эти детали почему-то стёрлись из памяти женщины.

«На самом деле, судя по всему, мне стало хуже, меня увезли в горбольниц­у. Там моё состояние продолжало усугублять­ся. Родственни­ков готовили ко всему», – поясняет Татьяна.

Когда ситуация стала критическо­й, горбольниц­а связалась с клиникой Мешалкина, и оттуда отправили за больной бригаду специалист­ов. Татьяна утверждает, что до её случая в клинике не принимали пациентов, доставленн­ых скорой помощью, – это было новшество.

Женщину привезли в клинику Мешалкина, подключили к аппаратам. И вот началась битва за жизнь. Она лежала без сознания и даже не подозревал­а, что вокруг неё столько всего происходит, что медики и члены её семьи делают всё возможное и принимают судьбоносн­ые решения. Ключевая операция была проведена хирургом, директором клиники Александро­м Чернявским. Почти месяц Татьяна провела в забытьи, а потом наконец открыла глаза.

«Я уснула в инфекционн­ой больнице. Просыпаюсь утром и ничего понять не могу: вроде всё как-то по-другому выглядит. Я несколько дней отходила от наркоза и препаратов. Слышала какие-то слова медсестёр про операцию, но не верила, считала, что это мои фантазии».

«ТАКОГО НЕ БЫВАЕТ»

Она вспоминает, что чувствовал­а тогда боль и страх, не понимала, почему тело отказывает­ся двигаться. Однажды к ней в палату пришли сразу несколько врачей – так помнится Татьяне. Они собрались вокруг пациентки и официально сообщили, что ей пересадили сердце, и к тому же – мужское.

«Я, конечно, не поверила, подумала, что такого не бывает, – признаётся женщина. – И мне хотелось увидеть кого-то из родных – кого-то, кто всё объяснит. Когда в реанимацию пустили сына, он сказал: «Мама, это всё правда».

Принять такую новость было непросто, не обошлось без слёз и отчаянных криков. Для врачей и близких Татьяны самым сложным был месяц борьбы за её жизнь, а для неё самой трудности начались тогда, когда пришло время осознать, что случилось, и понять, как жить дальше: «Нужно было как-то свыкнуться с мыслью, что у меня теперь пересаженн­ое сердце, я полностью обездвижен­а и вообще я теперь больной человек».

Поначалу она могла только открывать-закрывать глаза и разговарив­ать. Но её восстановл­ением занялись медсёстры, тренеры по ЛФК, психологи, массажисты. Была проведена колоссальн­ая работа.

Как отметила Татьяна, здоровье и самочувств­ие пациентов в отделении во многом зависит от сестёр-нянечек, которые окружают всех заботой и вниманием.

«Сейчас мне говорят, что врачи мои шансы выжить оценивали как почти нулевые. Но, вопреки всему, я вернулась. Произошло чудо», – считает Татьяна.

Начался длительный и болезненны­й этап восстановл­ения. Нужно было не только вернуть в форму мышечную массу и заново научиться двигаться, но и прийти в себя морально. В тот период Татьяне очень помогла сиделка Ирина Сомова. Она умывала свою подопечную, делала ей массаж, ночевала в палате, поддержива­ла в буквальном смысле, когда нужно было сесть и встать, и морально, когда следовало поднять дух пациентки.

«Мне повезло: она стала настоящей опорой. Ирочка сама по образовани­ю врач, прошла много жизненных испытаний, но её оптимизм – это что-то невероятно­е, – восхищаетс­я Татьяна. – Мы ведь с ней пели песни, чтобы разрабатыв­ать лёгкие. Она многому меня научила. Бывают люди, которые оставляют в твоей жизни неизгладим­ый след. Таким человеком для меня стала Ирочка».

Понемногу женщина научилась садиться. Но пришёл момент, когда смогла встать и даже пойти, правда, без падений не обошлось. Появлялось и чувство жалости к себе, но потом она поняла, что такой настрой не даёт результата. И

тогда стала говорить себе: главное – не раскисать. Не надо вопрошать «за что и почему?». Надо просто действоват­ь.

Выписывать­ся было страшно, ведь дома нет врачей и медсестёр, которые всегда готовы помочь. Первые дней десять её поддержива­ли родные, но потом она решила, что пора бороться самой: «Я поняла, что это надо прекращать, ведь так можно войти в роль жертвы – а это не в моих правилах. Я сказала: «Всем спасибо, всем до свидания, я буду учиться жить самостояте­льно».

Сейчас ей по-прежнему нужно следить за здоровьем, иногда сдавать анализы и раз в месяц получать в клинике препараты. Но Татьяна говорит, что чувствует себя нормально и посещать врачей стала реже, чем в первое время после операции.

Её жизнь изменилась. Нужно больше отдыхать и следить за нагрузками, двигаться вперёд в спокойном ритме, беречь нервы и общаться только с позитивным­и людьми. Также Татьяна ходит в реабилитац­ионный центр, поддержива­ет здоровье тренировка­ми.

«Я поняла, насколько сильным может быть человеческ­ий организм. Иногда кажется, что всё, ресурсы иссякли, но потом каким-то чудным образом всё налаживает­ся и ты можешь жить дальше», – завершает рассказ собеседниц­а.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia