ТАЙНЫ ХРАНИТ ДОМ ОФИЦЕРОВ?

Вик­то­рия ЕЛИЗОВА ­ о куль­ту­ре, во­ен­ных, пат­ри­о­тиз­ме и при­ви­де­ни­ях

AiF na Yenisee (Krasnoyarsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Оль­га ЛОБЗИНА

КТО ДИ­РЕК­ТОР?

- Вик­то­рия Иго­рев­на, крас­но­яр­ско­му До­му офицеров 85 лет, но ведь он не сра­зу по­лу­чил про­пис­ку в этом зда­нии, по­стро­ен­ном по про­ек­ту из­вест­но­го ар­хи­тек­то­ра Вла­ди­ми­ра Со­ко­лов­ско­го. Ка­ко­ва ис­то­рия его по­яв­ле­ния в Крас­но­яр­ске?

- Юби­лей от­ме­ча­ет­ся имен­но учре­жде­ния - Дома офицеров. А са­мо зда­ние по­стро­е­но в 1913 го­ду для го­род­ско­го об­ще­ствен­но­го со­бра­ния. Ко­гда-то здесь ре­ша­лись по­ли­ти­че­ские и со­ци­аль­ные во­про­сы, воз­мож­но, вер­ши­лись чьи-то судь­бы. Дом то­гда вплот­ную при­мы­кал к де­ре­вян­но­му кор­пу­су Бла­го­род­но­го со­бра­ния, а во дво­ре был сад «Эдем» с фон­та­ном в цен­тре. Он стал луч­шим ар­хи­тек­тур­ным зда­ни­ем в до­ре­во­лю­ци­он­ном Крас­но­яр­ске. Воз­ве­де­но зда­ние бы­ло в честь сто­ле­тия по­бе­ды рус­ских войск в войне 1812 го­да и трёх­сот­ле­тия цар­ство­ва­ния дома Ро­ма­но­вых. И лишь в 1932 го­ду в стране по­все­мест­но ста­ли со­зда­вать дома Крас­ной ар­мии для по­вы­ше­ния куль­тур­но­го уров­ня за­щит­ни­ков Оте­че­ства.

- То­гда в Крас­ной ар­мии в боль­шей сте­пе­ни бы­ли кре­стьяне и ра­бо­чие. А в до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии офи­цер - это об­ра­зо­ван­ный, зна­ю­щий несколь­ко язы­ков че­ло­век, му­зи­ци­ру­ю­щий и уме­ю­щий валь­си­ро­вать. Но ведь не сра­зу Дом Крас­ной ар­мии по­лу­чил про­пис­ку здесь?

- До 1939 го­да он на­хо­дил­ся в во­ен­ном го­род­ке, где сей­час рас­по­ла­га­ет­ся ка­дет­ский кор­пус. По­том на два го­да (19401942 гг.) его пе­ре­ве­ли сю­да, за­тем год он был в клу­бе «Спар­так» (ныне спорт­зал «Ди­на­мо»), ещё один год - в До­ме ра­бот­ни­ков про­све­ще­ния. А уже в 1945 го­ду Дом Крас­ной ар­мии был пе­ре­име­но­ван в Дом офицеров и по­лу­чил по­сто­ян­ную про­пис­ку в этом ис­то­ри­че­ском зда­нии по ад­ре­су: ул. Пе­рен­со­на, 20.

- По­чти пять лет вы воз­глав­ля­е­те Дом офицеров. При­чём ста­ли пер­вой жен­щи­ной-ди­рек­то­ром. До ва­ше­го на­зна­че­ния бо­лее 20 ру­ко­во­ди­те­лей но­си­ли по­го­ны…

- По­нят­но, ко­гда он со­зда­вал­ся, сто­я­ли дру­гие за­да­чи. Ведь Крас­но­ярск был за­кры­тым го­ро­дом, и здесь бы­ло мно­го во­ин­ских ча­стей… И до 2013 го­да учре­жде­ние воз­глав­ля­ли во­ен­ные. К со­жа­ле­нию, мы не мо­жем рас­ска­зать, кто эти лю­ди, так как у нас нет до­ку­мен­тов, ведь учре­жде­ние от­но­си­лось к ми­ни­стер­ству обо­ро­ны (пять лет на­зад оно пе­ре­да­но под юрис­дик­цию ми­ни­стер­ства куль­ту­ры) края. Но мы разыс­ка­ли од­но­го из них - Афа­на­сия Фро­ло­ви­ча Ко­бы­ли­на, ко­то­рый был ди­рек­то­ром Дома офицеров в 60-е го­ды. Ему 88 лет, он жи­вёт в Крас­но­яр­ске и при­мет уча­стие в юби­лей­ных ме­ро­при­я­ти­ях.

- А в ва­шем ро­ду бы­ли во­ен­ные?

- В на­шей се­мье не бы­ло во­ен­ных. Дед в го­ды вой­ны воз­глав­лял МТС, и его не от­пу­сти­ли на фронт, он имел бронь. Бабушка вос­пи­ты­ва­ла де­тей. Ро­ди­те­ли то­же име­ли со­вер­шен­но мир­ные про­фес­сии. Един­ствен­ное, из ис­то­рии се­мьи знаю, что пра­пра­ба­буш­ка име­ла пря­мое от­но­ше­ние к за­во­ду «Ми­ну­са». У неё бы­ла фа­ми­лия Сне­ги­рё­ва, а од­на из во­док, вы­пус­кав­ших­ся в кон­це 19-го ве­ка, на­зы­ва­лась «Сне­ги­рёв­ка».

А вот мой муж - под­пол­ков­ник за­па­са, слу­жил в МЧС. Его бабушка про­шла всю вой­ну мед­сест­рой. Рас­ска­зы­ва­ла, как при­хо­ди­лось по ча­стям со­би­рать раненых в усло­ви­ях по­ле­вых гос­пи­та­лей. По­сле вой­ны окон­чи­ла мед­ин­сти­тут и до 75 лет ра­бо­та­ла вра­чом. А её дво­ю­род­ная сест­ра Юлия Ястен­ко в го­ды вой­ны бы­ла лёт­чи­ко­ми­стре­би­те­лем. Ге­рой вой­ны, её име­нем на­зва­на од­на из школ г. Наль­чик. КО­МУ ПЕ­ЛА КЛАВДИЯ

ШУЛЬЖЕНКО? - В го­ды вой­ны в Крас­но­яр­ске бы­ло мно­го во­ен­ных гос­пи­та­лей, ку­да со всех фрон­тов вез­ли раненых. В До­ме офицеров то­же?

- В го­ды вой­ны учре­жде­ние про­дол­жа­ло вы­пол­нять свою во­ен­но-про­све­ти­тель­скую функ­цию, про­во­ди­лись здесь и кон­церт­ные ме­ро­при­я­тия. Для сол­дат, ко­то­рые на­хо­ди­лись в го­ро­де на ле­че­нии, вы­сту­па­ли мно­гие крас­но­яр­ские ар­ти­сты, а так­же из Моск­вы. Дей­стви­тель­но, в До­ме офицеров в те го­ды то­же рас­по­ла­гал­ся госпиталь. Зал «Со­ко­лов­ский», ко­то­рый мы на­зва­ли по име­ни ар­хи­тек­то­ра, то­гда стал боль­шой па­ла­той, где сто­я­ли кой­ки с ра­не­ны­ми. И вы­здо­рав­ли­ва­ю­щие сол­да­ты име­ли воз­мож­ность при­хо­дить в зри­тель­ный зал. Из са­мых из­вест­ных ар­ти­стов здесь для раненых пе­ла Клавдия Шульженко.

По­сле вой­ны все воз­вра­ща­лись к мир­ной де­я­тель­но­сти. И на сцене вновь по­ка­зы­ва­ли спек­так­ли, зву­ча­ла му­зы­ка и пе­ли пес­ни. Кро­ме то­го, в До­ме офицеров бы­ла ши­кар­ная би­б­лио­те­ка во­ен­ной ли­те­ра­ту­ры. Она, к со­жа­ле­нию, не со­хра­ни­лась.

ГДЕ ХО­ДЯТ ПРИВИДЕНИЯ?

- Как пра­ви­ло, про ис­то­ри­че­ские и ста­рин­ные дома рас­ска­зы­ва­ют раз­ные ле­ген­ды. Ка­кие необыч­ные ис­то­рии свя­за­ны с этим зда­ни­ем?

- Дол­гое вре­мя на цен­траль­ной вах­те ра­бо­та­ли сто­ро­жа, ко­то­рые нам до­ста­лись по на­след­ству от ми­ни­стер­ства обо­ро­ны. Это бы­ли уже взрос­лые жен­щи­ны. И две из них го­во­ри­ли, что ко­гда за по­след­ним по­се­ти­те­лем за­кры­ва­ют­ся две­ри Дома офицеров, а зда­ние сда­ёт­ся на сиг­на­ли­за­цию, то слы­шат­ся раз­лич­ные по­скри­пы­ва­ния, по­сту­ки­ва­ния. И ес­ли со­вер­шен­но в пу­стом по­ме­ще­нии но­чью спу­стить­ся в под­вал, мож­но услы­шать да­же ша­ги и стоны. На­вер­ное, тех са­мых раненых, ко­то­рые уми­ра­ли здесь. Ведь в под­ва­ле в го­ды вой­ны на­хо­дил­ся морг. Воз­мож­но, лю­ди, об­ла­да­ю­щие тон­ким био­по­лем, мо­гут ви­деть привидения и слы­шать го­ло­са из той даль­ней эпо­хи. Я склон­на в это ве­рить.

Два го­да на­зад во внут­рен­нем дво­ре Дома офицеров об­ру­шил­ся ас­фальт. Ока­за­лось, под ним на­хо­дит­ся ка­кой-то бун­кер или тран­шея - бы­ло вид­но, что ход ве­дёт ку­да-то. Су­ще­ству­ет легенда (мы не мо­жем её ни под­твер­дить, ни опро­верг­нуть, по­то­му что не со­хра­ни­лось ни­ка­ких до­ку­мен­тов), яко­бы в ре­во­лю­ци­он­ное вре­мя от Дома офицеров до бе­ре­га Ени­сея был сде­лан тон­нель, по ко­то­ро­му тай­но вы­во­ди­ли ре­во­лю­ци­о­не­ров к суд­нам, от­ку­да их даль­ше пе­ре­прав­ля­ли к дру­гим точ­кам.

Кстати, в этом го­ду в сен­тяб­ре опять об­ру­шил­ся ас­фальт - уже в дру­гом ме­сте, и там ока­за­лась та­кая же тран­шея, при­чём вы­ло­жен­ная брёв­на­ми вы­со­той при­мер­но два мет­ра.

- По­хо­же, эти сте­ны хра­нят ещё мно­го тайн… А зна­ме­ни­тые офицерские балы се­год­ня про­во­ди­те?

- Про­во­дить их на­ча­ли лишь в 50-е го­ды, и при­гла­ша­лись на них толь­ко во­ен­ные со сво­и­ми су­пру­га­ми. Тра­ди­цию про­ве­де­ния офи­цер­ских ба­лов мы со­хра­ни­ли и про­во­дим их на­ка­нуне 23 фев­ра­ля. С удо­воль­стви­ем на них при­хо­дят офи­це­ры не толь­ко во­ен­ных ве­домств, а так­же си­ло­вых струк­тур - по­ли­ции, Рос­гвар­дии, ГУФСИН, ФСБ. Мы по­гру­жа­ем их в эпо­ху на­ча­ла 20-го ве­ка, ко­гда был рас­свет баль­ной куль­ту­ры во дво­рян­стве и сре­ди офи­цер­ства. Про­во­дим для них ма­стер-клас­сы по ис­то­ри­че­ским тан­цам, та­ким как ма­зур­ка, по­ло­нез.

С ЧЕ­ГО НА­ЧИ­НА­ЕТ­СЯ ПАТ­РИ­О­ТИЗМ?

ЕГО СТЕ­НЫ ПОМНЯТ НЕ ТОЛЬ­КО ВО­ЕН­НЫЕ СО­БРА­НИЯ, ОФИЦЕРСКИЕ БАЛЫ, КОН­ЦЕР­ТЫ КЛАВДИИ ШУЛЬЖЕНКО, НО И СТОНЫ РАНЕНЫХ СОЛ­ДАТ… В ГО­ДЫ ВОЙ­НЫ ЗДЕСЬ РАС­ПО­ЛА­ГАЛ­СЯ ГОСПИТАЛЬ. В 2013 ГО­ДУ КРАС­НО­ЯР­СКИЙ ДОМ ОФИЦЕРОВ ВПЕР­ВЫЕ ВОЗ­ГЛА­ВИ­ЛА ЖЕН­ЩИ­НА - ВИК­ТО­РИЯ ЕЛИЗОВА.

- Пат­ри­о­тизм каж­дый по­ни­ма­ет по-сво­е­му. Что для вас зна­чит это по­ня­тие? И как вложить в де­тей ос­но­вы пат­ри­о­ти­че­ско­го вос­пи­та­ния в усло­ви­ях га­д­же­тов, Ин­тер­не­та, соц­се­тей, что­бы не вы­гля­деть в их гла­зах за­ну­да­ми?

- Для ме­ня пат­ри­о­тизм - это чув­ство, та­кое же, как лю­бовь, боль, со­стра­да­ние, это и се­мья, и стра­на, край, го­род или де­рев­ня, где ты ро­дил­ся. К при­ме­ру, изу­чая ис­то­рию сво­ей се­мьи, ты узнаёшь судь­бу сво­их пра­де­дов, а че­рез их судь­бу - ис­то­рию стра­ны. Точно знаю: мне хо­чет­ся об­щать­ся с те­ми людь­ми, ко­то­рые де­ла­ли ис­то­рию го­су­дар­ства. В этом го­раз­до боль­ше пат­ри­о­тиз­ма, неже­ли в ма­ха­нии ге­ор­ги­ев­ски­ми лен­точ­ка­ми. Я не люб­лю мас­со­вые ак­ции. Ко­гда со­би­ра­ет­ся огром­ное ко­ли­че­ство на­ро­да и про­во­дят­ся по­ка­зуш­ные ак­ции. Пат­ри­о­тиз­му нуж­но учить. И учить на­до то­чеч­но, ин­ди­ви­ду­аль­но.

В сте­нах Дома офицеров про­хо­дит очень мно­го яр­ких, мощ­ных, за­ря­жа­ю­щих пат­ри­о­ти­че­ским ду­хом ме­ро­при­я­тий. В по­след­нее вре­мя до­ста­точ­но се­рьёз­ное вни­ма­ние ста­ли уде­лять де­тям, на­хо­дя­щим­ся в со­ци­аль­но опас­ном по­ло­же­нии. Про­во­дим встре­чи с ве­те­ра­на­ми вой­ны, тру­же­ни­ка­ми ты­ла и при­гла­ша­ем из раз­ных школ де­тей этой ка­те­го­рии. Что­бы у них бы­ла воз­мож­ность по­си­деть за од­ним сто­лом, по­слу­шать жи­вые ис­то­рии о том непро­стом вре­ме­ни. Ни­ко­гда уве­ще­ва­тель­ная бе­се­да не даст та­ко­го эф­фек­та, как та­кое об­ще­ние. - А до­хо­дит ли до них? - Ко­гда я слу­шаю оче­ред­ной ка­кой-ни­будь до­клад, где крас­ной ни­тью про­хо­дит: «К со­жа­ле­нию, па­да­ет про­цент мо­ло­дё­жи, стре­мя­щей­ся стать пат­ри­о­та­ми…» Не па­да­ет, а под­ни­ма­ет­ся до­ста­точ­но се­рьёз­ны­ми тем­па­ми! И фра­за пре­зи­ден­та: «У нас нет и не мо­жет быть ни­ка­кой дру­гой объ­еди­ня­ю­щей идеи, кро­ме пат­ри­о­тиз­ма», - по­нят­на всем. Мы про­во­дим мно­же­ство ак­ций, кон­кур­сов, в ко­то­рых участ­ву­ют се­мья­ми и где за­дей­ство­ва­ны раз­ные по­ко­ле­ния.

ИЗУ­ЧАЯ ИС­ТО­РИЮ СВО­ЕЙ СЕ­МЬИ, ТЫ УЗНАЁШЬ ИС­ТО­РИЮ СТРА­НЫ.

Зда­ние, в ко­то­ром на­хо­дит­ся Дом офицеров, вхо­дит в спи­сок куль­тур­но­го на­сле­дия края.

С 50-х го­дов здесь тра­ди­ци­он­но про­хо­дят офицерские балы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.