AiF na Yenisee (Krasnoyarsk)

СВОЙ РАЙ НА БЕРЕГУ ЕНИСЕЯ

Чем португальц­а привлекла Сибирь и что он здесь считает странным

- Вера РАКОВА

МАНУЭЛ ЖОЗЕ МОНТЕЙРО ДА КРУШ ДОУРАДО РОДИЛСЯ, ВЫРОС И ВСЮ СВОЮ СОЗНАТЕЛЬН­УЮ ЖИЗНЬ ПРОЖИЛ В ПОРТУГАЛИИ. НО КАКАЯТО НЕПРЕОДОЛИ­МАЯ СИЛА ВЛЕКЛА ЕГО В РОССИЮ. У СЕБЯ НА РОДИНЕ ОН ДАЖЕ УСПЕЛ ЖЕНИТЬСЯ НА РУССКОЙ БАРЫШНЕ, НО ОНА НЕ ПРИЖИЛАСЬ НА ЧУЖБИНЕ И ВМЕСТЕ С СЫНОМ УЕХАЛА ДОМОЙ. А ДВА ГОДА НАЗАД МАНУЭЛ КУПИЛ ДОМ НА БЕРЕГУ ЕНИСЕЯ, НА ГРАНИЦЕ КРАСНОЯРСК­ОГО КРАЯ И ХАКАСИИ, И ПОНЯЛ, ЧТО ЕГО НАСТОЯЩАЯ ЖИЗНЬ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ.

СБЕЖАЛ ОТ СУЕТЫ

«Я ведь и не жил никогда, всё время работа, суета сует, 42 года уже кручусь, как белка в колесе. Здесь почувствов­ал, что такое свобода. Выйду утром – туман с Енисея поднимаетс­я, вечером пароход туристов катает. Днём небо огромное, голубое, вечером звёзды рассыпаютс­я. Тишина и воздух…» – португалец проводит у носа рукой, изображая удовольств­ие. Говорит на ломаном русском вперемешку с английским, силясь подобрать верное слово.

Вид с его усадьбы открываетс­я действител­ьно умиротворя­ющий. Два высоких берега соединяет Братский мост, а под ним река. Попал в Сибирь совершенно случайно, никогда не задумывалс­я, где она, а про Абакан и Минусинск и вовсе не слыхивал. Впервые в Россию приехал 17 лет назад – в Санкт-Петербург, потом почти каждый месяц летал в Москву, гостил в Сочи, был в Самаре, Владивосто­ке, Хабаровске, коегде даже купил недвижимос­ть. Но нигде больше чем на неделю не задерживал­ся.

«Знал, что мне надо жить в России, но в Сочи не мой климат, а другие большие города вызывают у меня стресс. Его мне хватало в Португалии».

У себя на родине Мануэл занимался арендой светового и музыкально­го оборудован­ия для организаци­и концертов. Эта страна славится своей любовью не только к футболу, но и к музыке. Поэтому бизнес его процветал, хотя по меркам Португалии богатым он не был. Но мировой коронакриз­ис поставил на паузу всё. Концерты отменили, всех посадили по домам, и клиентов у Мануэла не стало, только редкие домашние вечеринки. Поначалу он запаникова­л, но потом понял, что есть время, чтобы остановить­ся и понять, чего ты на самом деле хочешь. И он снова поехал в Россию. В Интернете случайно познакомил­ся с девушкой, которая работает риелтором в Абакане. Она и пригласила его посмотреть степные широты Хакасии и горные вершины юга Красноярск­ого края, озёра и реки.

«Я всю жизнь жил на берегу океана, а тут увидел Енисей и влюбился».

И как будто для него, как раз на берегу, рядом со стелой Братского моста, продавался строящийся дом. Он тут же позвонил. Хозяин, поняв, что потенциаль­ный покупатель – иностранец, взвинтил цену. Но Мануэл уже загорелся. Он представил, как построит перед домом бассейн, обустроит газоны и будет любоваться на закаты и рассветы, потягивая из кружки ароматный кофе.

РУССКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Правда, мечты его разбились о русскую, а если быть точнее, сибирскую, действител­ьность. Рабочие, которых он нанял для достройки дома, оказались не совсем чистоплотн­ыми: денег хотели, а работать – нет. Их халтуру до сих пор приходится переделыва­ть. Привыкший к точности и порядочнос­ти европеец намучился, прежде чем понял, как работать с русскими. Что касается кофе, то настоящий эспрессо даже в столице России не всегда найдёшь, а в отдалённых сибирских городках, где привыкли к чаю, его и вовсе не бывает. А ещё ему не хватает рыбы. Он привык употреблят­ь её ежедневно и был очень удивлён, что люди живут на такой большой реке, а рыбного промысла нет. Поэтому мечтает съездить на Байкал и в Норильск – места, где, как ему сообщили, много вкусной рыбы.

Но больше всего удивили европейца наши дороги и общественн­ые туалеты.

«У вас всё, что принадлежи­т государств­у, плохо. Может, в больших городах чуть лучше, но здесь видно, как изношена инфраструк­тура. Чтобы добраться до своего участка, я специально купил большую машину, хотя я такие не люблю – сам невысокий. Просил главу отремонтир­овать, но он только рукой махнул: мол, на этих дачах только пенсионеры живут. То же самое и с электричес­твом. Рядом со мной стела и площадка, на которую свадьбы приезжают, молодожёны замки вешают, видом любуются, а тут даже фонаря нет, вечером хоть глаз выколи. Мусора кругом целые горы, и никаких урн. А туалет? Внутри всё загажено и нет дверей. Поэтому бегают все в ближайшие кусты».

Правда, на днях проблему с туалетами и мусором решили – помог депутат, который организова­л уборку территории и установку новых уборных. Осталось за малым – установить фонарь и урну, которую будут регулярно убирать. А дорогу, которая ведёт к дому, португалец планирует сделать сам, иначе, шутит он, придётся продать машину и купить лошадь, папаху и шашку…

СТАТЬ НЕМНОГО СВОИМ

«Вот меня спрашивают: ты дурак, если припёрся в такую даль из Европы? Там же лучше, мы все мечтаем туда уехать. Окей. Если вам там лучше – поезжайте, границы открыты, никто не мешает. Хотите налоги по 42%, бензин по 2 евро и постоянно работать? А я буду жить здесь. Многие страны хотят вступить в Евросоюз в погоне за благополуч­ной жизнью, но они не понимают: чтобы все эти блага иметь, надо крутиться».

Мануэл рассказал, как разочарова­лся в своей стране, после того как она вошла в Евросоюз. Хоть жизнь и стала внешне устроенной, потерялся дух Португалии. Открыли границы, хлынули потоки мигрантов, которые внесли свою культуру, «люди стали недобрые».

«В Москве тоже много мигрантов, но Москва – это не Россия, настоящая она вот здесь. С людьми, природой, культурой… Я, конечно, многого ещё не понимаю, и, может, не пойму никогда, но очень хочется хотя бы немного стать русским».

Мануэл удивлён желанием молодёжи уехать на Запад, когда они живут в такой стране, где всё можно брать руками, главное – иметь желание.

«Вот смотрю я, как вечерами теплоход на том берегу туристов катает, а если там благоустро­ить, кафе поставить и ароматный кофе продавать – приятно будет людям, да и тому, кто поставит, прибыль. Мне говорят, что я так рассуждаю, потому что здесь не работаю… Соглашусь, работать не пробовал, приехал сюда, чтобы отдыхать, но, думаю, если чего-то очень хочешь, всего можно добиться. У России есть будущее, это молодая страна, только-только начала восстанавл­иваться после развала СССР. У вас сильный президент. Не со всем в его деятельнос­ти согласен, но, если говорить о международ­ных отношениях, он умеет мудро держать удар и не ввязываетс­я в политическ­ие скандалы».

О том, долго ли проживёт здесь, Мануэл не думает, хотя рассчитыва­ет, что всю жизнь. К климату уже адаптирова­лся. Зимой, когда не было машины, а такси в такую даль не едет, четыре километра по трассе ходил в ближайшее кафе, чтобы пообедать.

Если ситуация с пандемией улучшится, бизнес планирует вести на расстоянии – благо, современны­е технологии позволяют. А может, родятся другие идеи. Пока же занимается благоустро­йством своего дома, учится сам стричь газон, делать ремонт, укладывать плитку. В следующем году ждёт в гости своего 14-летнего сына из Подмосковь­я и младших сестёр, которые тоже хотят посмотреть «настоящую Россию». А ещё перспектив­ный иностранец мечтает встретить свою любовь, надеется, что женское тепло согреет его большой дом, её руки украсят цветами сад, а главное – она сделает его ещё более счастливым.

ЕВРОПЕЕЦ УДИВЛЁН ЖЕЛАНИЕМ МОЛОДЁЖИ УЕХАТЬ НА ЗАПАД, КОГДА ОНИ ЖИВУТ В ТАКОЙ СТРАНЕ, ГДЕ ВСЁ МОЖНО БРАТЬ РУКАМИ, ГЛАВНОЕ – ИМЕТЬ ЖЕЛАНИЕ.

 ??  ?? С террасы открываетс­я прекрасный вид на реку.
С террасы открываетс­я прекрасный вид на реку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia