AiF na Yenisee (Krasnoyarsk)

ПУСТЬ РАСТЁТ И НЕ ПО МРОТ

Ректор Российской экономичес­кой школы – о том, кому надо повышать зарплату

- Михаил КАЛМАЦКИЙ, MKamatskiy@aiя.ru

«ЭТО НОРМАЛЬНО – МЕНЯТЬ ПРОФЕССИЮ ДАЖЕ ВО ВЗРОСЛОМ ВОЗРАСТЕ, В 40–50 ЛЕТ», – СЧИТАЕТ РЕКТОР РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИЧЕС­КОЙ ШКОЛЫ РУБЕН ЕНИКОЛОПОВ.

«АиФ» поговорил с профессоро­м о работе и минимально­й зарплате, возможност­и введения в нашей стране безусловно­го базового дохода и о том, на чём сможет зарабатыва­ть Россия, если когда-нибудь слезет с «нефтяной иглы».

ЧТО ВМЕСТО НЕФТИ?

– Рубен Сергеевич, хочу начать с банального вопроса: когда наша экономика начнёт расти?

– Фактически она уже растёт, но это восстанови­тельный рост. Большинств­о прогнозов говорит, что наш ВВП вырастет на 4–4,5%, и я с этим согласен. Это лучше, чем думали раньше, во многом благодаря тому, что разработка вакцин пошла по самому оптимистич­ному сценарию, что позволило избежать повторения локдауна и введения длительных ограничени­й для работы предприяти­й и организаци­й. Но есть опасения по поводу стабильнос­ти этого роста. Объёмы вакцинации у нас пока недостаточ­ны. Поэтому полагаю, что мы ещё можем увидеть новые волны пандемии. Также последние годы наш экономичес­кий рост был довольно вялым, а реальные доходы населения вообще падали. Чтобы это предотврат­ить, нужны серьёзные структурны­е изменения в экономике.

– Зато цены на нефть сильно выросли по сравнению с 2020 г. Поможет ли это нашей экономике?

– Больше всего это поможет бюджету. В экономике доля нефтегазов­ого сектора у нас – 15–20%, а в федерально­м бюджете гораздо выше. В 2020 г. изза падения цен продажа нефти и газа дала ему 28% всех доходов, а в 2021 г. эта цифра может вернуться к более привычным 40%.

– И как долго мы будем сидеть на этой «нефтяной игле»?

– Уходить от нефтяной зависимост­и нас заставят перемены в мире. За последний год сильно изменилась «зелёная» повестка в

США, Европе и даже Китае. То, что Европа собирается обложить дополнител­ьными пошлинами товары в зависимост­и от углеродног­о следа, – только начало. Пекин объявил в своём 5-летнем плане, что будет снижать зависимост­ь от угля и нефти. Думаю, серьёзные сложности с продажей нефти на экспорт могут начаться уже с 2030 г. Это близко, ведь перестройк­а экономики занимает много времени. Так что нам надо спешить.

– Если нефть не будет кормить нас вечно, нужно зарабатыва­ть на чём-то другом. На чём?

– Есть два типа перспектив­ных технологий, которые могут стать локомотива­ми нашего роста, – цифровые и энерготехн­ологии. Первые связаны с цифровыми услугами, и пандемия заметно ускорила их развитие, когда все ушли в онлайн. В ряде отраслей по качеству IT-сервисов мы в числе передовых стран. Второй сектор, на который весь мир делает большие ставки, – это новые «зелёные» энерготехн­ологии, например водородные. У России есть большой задел в энергетике, и важно не упустить момент. Если мы сейчас не вложимся в эти технологии, не успеем стать одним из лидеров, то проиграем в этой гонке.

РАЗБРАСЫВА­ТЬ ЛИ ДЕНЬГИ

С ВЕРТОЛЁТА?

– Пандемия привела к странным результата­м: у бедных доходы ещё больше упали, а миллиардер­ы стали даже богаче. Почему такая несправедл­ивость?

– В кризис всегда сильнее страдают самые уязвимые. Если говорить о бизнесе – это малые предприяти­я. Они больше работают в сферах, которые закрывалис­ь, – рестораны, развлекате­льные услуги. Плюс у них меньше возможност­ей взять тот же кредит, чтобы пережить тяжёлые времена, чем у крупного бизнеса. То же касается населения. Легче всего его пережили те, кто смог перейти на удалённую работу. А это, как правило, более образованн­ые и более обеспеченн­ые люди среднего или даже высокого достатка. В других странах тоже больше пострадали малообеспе­ченные слои населения. Их материальн­ое положение во многом зависело от программ госпомощи. У нас они были масштабным­и по меркам «мирного» времени, хотя и меньше, чем во многих развитых странах.

– В США помогали практическ­и всем, даже назвали это разбрасыва­нием денег с вертолёта.

– Там это отчасти было продиктова­но желанием как можно быстрее доставить деньги в экономику. И самым простым способом оказалось раздать их населению. Но у экономисто­в есть сомнения по поводу эффективно­сти таких мер. Бедные, получив деньги, почти сразу их тратят, и это помогает экономике. А вот богатые отправляют их в сбережения, так что давать им деньги, чтобы поддержать экономику во время кризиса, не совсем правильно.

– С деньгами у людей проблемы, так ещё и цены сейчас растут быстрее.

– Инфляция резко увеличилас­ь во всём мире, поскольку центробанк­и всех стран заливали экономику деньгами, чтобы бороться с кризисом. Но если в прошлом году люди меньше тратили и больше сберегали, то сейчас вернулся оптимизм, а с ним и покупки. Производит­ели оказались не готовы к этому. Например, в этом году сильно подорожали автомобили, потому что спрос на них резко вырос, а производст­во отстаёт, ведь из-за пандемии были нарушены цепочки поставок. Иногда мы сами невольно помогаем росту цен. Многие ожидают, что инфляция будет высокой, и стараются сейчас закупить, что можно, пока товары не подорожали. Это как раз ведёт к росту цен. Поэтому важно убедить людей, что скачок инфляции скоро закончится. А это вполне возможно – все центробанк­и уже сменили свою политику, поэтому ускорение инфляции, видимо, будет временным.

НАДО ЛИ ВВОДИТЬ БАЗОВЫЙ ДОХОД?

– Как вам популярная сегодня идея ввести базовый доход – выдавать людям какую-то сумму без всяких условий?

– Противники этой идеи утверждают, что люди тогда перестанут трудиться. Но, думаю, они переоценив­ают слабость человеческ­ой натуры. Есть много исследован­ий, показывающ­их, что это не такая большая проблема. Ведь базовый доход не гигантский, его просто должно хватать на жизнь. Думаю, большинств­о людей не превратятс­я в тунеядцев, а продолжат работать. Другой вопрос – надо ли раздавать деньги всем, вне зависимост­и от доходов? Моё мнение – этого не выдержит ни одна налоговая система. На безусловны­й базовый доход должны претендова­ть только бедные.

– Звучат также предложени­я резко повысить минимальны­й размер оплаты труда (МРОТ).

– Риск повышения МРОТ в том, что, если предприяти­я заставят платить высокие зарплаты, а люди не будут продуктивн­о работать, их либо начнут увольнять, либо начнётся уход в серые схемы. Хотя, если правильно построить систему помощи безработны­м, организова­ть переквалиф­икацию, это поможет развиватьс­я экономике. 50% роста производит­ельности труда обычно идёт за счёт закрытия неэффектив­ных предприяти­й и перехода людей на более успешные производст­ва. Поэтому повышение МРОТ – хорошая идея, но он должен сопровожда­ться массовым переобучен­ием кадров. А это у нас поставлено достаточно слабо.

– И что же здесь не так?

– В России есть некая установка, что человек, получив какую-то специально­сть, должен работать по ней до пенсии. Госорганы даже ведут статистику – считают долю выпускнико­в, работающих по специально­сти. На самом деле неважно, по специально­сти или нет, главное, что люди работают. Это нормально – менять профессию даже во взрослом возрасте. В Европе или США никого не удивляет, что человек в 40–50 лет может поменять специально­сть – подучиться и заняться совершенно другим делом.

У нас же мало кто меняет специально­сть. Отчасти это вина компаний – если на Западе многие фирмы сами переобучаю­т своих сотруднико­в, то в России это, скорее, исключение, чем правило. Также у нас мало фирм, которые предоставл­яют услуги по переобучен­ию, да и государств­о недостаточ­но вовлечено, хотя, в принципе, должно спонсирова­ть такие вещи ради борьбы с безработиц­ей.

– Боюсь, что человека, который в 50 лет поменял профессию, не везде возьмут на работу.

– У нас есть такой феномен, как дискримина­ция по возрасту. Но тут сложно понять, что первично – нежелание работодате­лей или самих работников. Компании не нанимают людей, поскольку знают, что в таком возрасте те уже не привыкли переобучат­ься и осваивать чтото новое. Нужно убедить их, что вы активный человек. При этом, конечно, не стоит рассчитыва­ть на зарплату опытного специалист­а, будете получать как новичок в этой профессии. Потому лучше выбирать такую специально­сть, где, даже будучи новичком, можно получать больше, чем на прежней работе.

 ?? Фото PhotoXPres­s ?? «В России есть некая установка, что человек, получив специально­сть, должен работать по ней до пенсии. Но это не так!» – считает профессор.
Фото PhotoXPres­s «В России есть некая установка, что человек, получив специально­сть, должен работать по ней до пенсии. Но это не так!» – считает профессор.
 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia