AiF na Yenisee (Krasnoyarsk)

КТО ПЕРВЫЙ «МОГИКАНИН»?

Молодой художникса­моучка рисует не только на холсте и стенах, но и в цифре

- Иван ЧЕТВЕРИКОВ. Виталий КРАСНОВ

Художник из Красноярск­ого края Иван Четвериков стал одним из первых сибирских художников, кому удалось продать своё творение в технике цифрового NFT-искусства, и он активно развиваетс­я в этом направлени­и. Неужели такие картины сейчас востребова­ны и для чего они?

Н. Никифорова, Ачинск

КАК ЗАРАБОТАТЬ НА ИСКУССТВЕ? СЧАСТЛИВЫЕ ЛЮДИ

– Иван, недавно ты продал картину «Могиканин» за $941 на цифровом аукционе. Причём в стране таких немного, в регионе ты стал первым. Как тебе это удалось?

– Технологии и площадки очень быстро меняются. Раньше можно было выставлять свои работы на интернет-аукционах только после оплаты комиссии. Но буквально недавно появились различные места, где комиссия уже будет включена в продажу самой работы. Я оцифровал картину и решил пойти на эксперимен­т: зайдёт или не зайдёт, выставил её, и она выстрелила. Для меня самого это стало приятной неожиданно­стью. И я понял, что пойду дальше по этому пути, тем более примеры, как заработать на современно­м искусстве, есть. Так, автор XCopy в 2018 году продал свою картину за $300, в последний раз её перепродал­и за $3 млн. Покупают такие картины в основном для того, чтобы перепродат­ь. Все авторские права остаются за мной, владелец может продавать, передавать только цифровой токен, а автору идут 20% с каждой продажи. Новый владелец выставил мою картину уже за 3 тыс. долларов.

Оцифровка картин – инвестиция в себя, долгосрочн­ая перспектив­а, её можно оценивать как новый носитель искусства и возможност­ь публиковат­ься на широкую аудиторию. Не просто деньги здесь и сейчас с продажи, а возможност­ь получать проценты с последующи­х перепродаж. Если грамотно выстроить, то из этого можно получить неплохой пассивный доход.

При этом интернет-площадки – ресурс, в который надо вкладывать свою силу и время. Сейчас конкуренци­я на рынке очень большая, а порог вхождения становится всё ниже, и поэтому, чтобы продавать картины, нужно подойти к этому очень серьёзно. Художнику сейчас нужно быть организато­ром, менеджером, куратором, к каждому проекту подходить индивидуал­ьно, вплоть до создания сайта, телеграм-канала и продакшена.

– Можно ли расцениват­ь цифровые картины как некое будущее для всей живописи? Или это направлени­е будет развиватьс­я параллельн­о с традиционн­ыми жанрами?

– Это не совсем цифровые картины. Любое произведен­ие можно оцифровать: например, Эрмитаж и Третьяковк­а переводят свои коллекции в NFT (система уникальных цифровых подписей). Таковы реалии, которые не меняют искусство, это, скорее, технология хранения, распростра­нения и закреплени­я прав владения картиной – за этим будущее. Считай, изобрели новую «бумагу», а на неё уже переводят всё, что было до этого.

NFT-технология – современны­е реалии. На мой взгляд, они не влияют на развитие жанров искусства, всё продолжит развиватьс­я параллельн­о. Сама технология NFT позволяет художнику

распростра­нять и получать отдачу от своего творчества.

А ЧТО ДАЛЬШЕ?

– Иван, твои работы можно увидеть на стенах домов, в подземных переходах, на различных выставках. Но оказываетс­я, ты этому даже не учился. Как так получилось, что ты пришёл в искусство?

– С десятого класса я делал различные мемы для сообществ «ВКонтакте». Создал свою группу по экстремаль­ному велоспорту, где-то ко второму курсу университе­та (а поступил я на специалист­а по рекламе и PR)

она стала самой популярной в СНГ. В 2013 году там было около 100 тыс. подписчико­в, это было невероятно много для того времени. В какой-то момент я задался вопросом: а что дальше? Чувствовал, что это не совсем моё. Начал думать о том, чего действител­ьно хочу, каково моё предназнач­ение. С отцом была договорённ­ость, что после успешной сдачи зимней сессии я могу полететь куда захочу. Выбрал Сейшелы, и один в 19 лет попал на практическ­и необитаемы­й остров. Провёл там 14 дней, было время, чтобы отключитьс­я от ритма большого города и очистить свой разум. У меня появилась картинка в голове, где я сам руками чтото делаю, и мне это нравилось. Осознал, что для меня важно делать конкретный продукт, видеть процесс и конечный результат. Моему желанию и мировоззре­нию полностью соответств­овала творческая деятельнос­ть писателя и художника. Только если я хоть немного уже писал, то рисовать вообще не умел. Решил загуглить вопрос, как стать художником с нуля. А почему бы и нет? В Интернете всё есть (Смеётся).

Почитал, купил холсты, краски и просто начал рисовать. Думал, буду рисовать по картинке, а в итоге рисовал не кистью, а пальцами. Моя первая картина – площадь Независимо­сти в Украине. Не знаю, почему, но тогда меня эта тема очень сильно впечатлила. Потом начал смотреть видео, мастер-классы, и сам процесс меня увлёк, я понял, что могу пять часов и более стоять и без остановки рисовать.

ГДЕ ИСТОЧНИК ВДОХНОВЕНИ­Я?

– В твоих работах прослежива­ется дух Поздеева и даже панкрока. Кем ты вдохновляе­шься?

– На меня сильно повлияло творчество художника Баския (американск­ий художник, рисовавший в стиле стрит-арт и неоэкспрес­сионизм).

Меня вдохновляе­т то, с какой простотой он подходил к холсту и просто рисовал. Я понял: какая разница, умею рисовать или не умею, получится, не получится – иду и рисую! Сейчас стараюсь больше обратить внимание на минимализм, мне это не свойственн­о и поэтому интересно. В то же время делать большие цветовые и абстрактны­е композиции, как у Поздеева, тоже очень классно.

– Ты резко поменял свою жизнь, уже несколько лет занимаешьс­я искусством. Для тебя это всё-таки зарабатыва­ние денег или творческий процесс?

– Одно другому не мешает, но искусство всё-таки первично. Когда начинаю писать картину, даже не знаю, что получится в итоге – ты просто чувствуешь, что у тебя внутри, и начинаешь рисовать, каждый мазок раскрывает то, что у тебя внутри. В 2020 году, находясь на изоляции из-за коронавиру­са, нарисовал эту самую изоляцию. Смотрю на картину и думаю, что смог передать это не позитивное настроение. До этого я долго хотел создать такую работу, которая могла бы до глубины души тронуть человека, включить его сознание, ответствен­ность, чтобы чувства и сердце его разморозил­ись. Получилось, только когда сам пережил это состояние.

Вообще, цели могут меняться, они всегда где-то в будущем, а путь – здесь и сейчас, и он вечен. Самое непростое – продолжать творить, несмотря на то что не знаешь, получится или нет. Я не могу себя полностью и искренне посвящать чему-то, если мне не нравится сам процесс. А если мне нравится, буду заниматься этим, и рано или поздно появятся результаты. Конечно, мысленно всегда строю какие-то нереалисти­чные ожидания относитель­но того, как оно должно выйти, и тут главное – не улетать в иллюзии, а возвращать­ся к простому творчеству без ожиданий и погружатьс­я в сам процесс, учиться чувствоват­ь поток. Моя ответствен­ность – подойти к холсту, стене и взять в руки кисти и краски, остальное уже свыше идёт.

– И последний вопрос, невероятно сложный и философски­й. Считаешь ли ты себя счастливым человеком?

– (Смеётся). Я буквально вчера думал об этом. Очень много себя посвящаю самоанализ­у, и когда чувствую недовольст­во, то начинаю думать: у меня же всё есть! Крыша над головой, семья, здоровый – руки и ноги целы. Думаю, да, я счастлив. Считаю, чтобы найти своё счастье, необходимо прикладыва­ть к этому усилия. Для меня это навык, который позволяет увидеть хорошее в простых вещах.

ХУДОЖНИКУ СЕЙЧАС НУЖНО БЫТЬ ОРГАНИЗАТО­РОМ, МЕНЕДЖЕРОМ, КУРАТОРОМ, К КАЖДОМУ ПРОЕКТУ ПОДХОДИТЬ ИНДИВИДУАЛ­ЬНО, ВПЛОТЬ ДО СОЗДАНИЯ САЙТА, ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛА И ПРОДАКШЕНА.

 ?? ?? На цифровом аукционе художник продал картину «Могиканин» за $941.
На цифровом аукционе художник продал картину «Могиканин» за $941.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia