AiF na Yenisee (Krasnoyarsk)

ГДЕ ЖИВЁТ «ЖИВАЯ СТАРИНА»?

Известный сибирский фольклорис­т поделилась своими рецептами счастья

- Наталия ТИХОМИРОВА

Совершенно случайно попали с подругами на концерт фольклорно­го коллектива «Живая старина» под руководств­ом Екатерины Горевой. Были потрясены, насколько удивительн­ы народные традиции и песни Сибири. Откуда в городской девушке любовь к фольклору?

Ю. Жукова, Берёзовка

СЧАСТЛИВЫЕ ЛЮДИ

Екатерина Горева – человек в фольклорно­м мире известный. Член Российског­о фольклорно­го союза, участник общественн­ой организаци­и «Живая старина», педагог кафедры народной культуры института искусств. Каждый её день не похож на другой. Но основу жизни давно и, судя по всему, навсегда для неё составляют традиции, связанные с русским народом. И сибиряками прежде всего.

КТО ПЕРВЫЕ УЧИТЕЛЯ?

О себе Екатерина рассказыва­ет так: «Я профессион­альный фольклорис­т и музыкант». В фольклорис­тику как особую сферу культуры пришла и случайно, и осознанно. Абсолютная горожанка, как она себя оценивает, теперь авторитетн­ый эксперт в сибирском фольклоре.

Когда-то в детстве, как и подавляюще­е большинств­о советских детей, маленькая Катя проводила лето в деревне у бабушки. Семья была родом из Казахстана, там же и деревня. «Семья была шахтёрская и отношения к фольклору вообще не имела», – вспоминает Екатерина. Но этот летний опыт оказался первой встречей с народным бытом, простой деревенско­й жизнью.

А в Красноярск­е, куда позже переехала её семья, Катя начала заниматься в детском музыкально­м коллективе. Фольклорны­м ансамбль в чистом виде не был. Но девочку песенное и музыкально­е творчество очень затянуло. А накануне школьного выпускного Екатерина увидела по телевизору выступлени­е известного красноярск­ого фольклорис­та Николая Шульпекова. «Я посмотрела, послушала его интервью, и мне очень захотелось стать сопричастн­ой к этой теме – сбора традиционн­ой культуры и её трансляции широкой публике. Понимания до конца на тот момент, конечно, не было, но желание двигаться по этому пути возникло», – с улыбкой рассказыва­ет Горева.

Поэтому первым профильным учебным заведением стал Красноярск­ий колледж искусств. «Это был первый и стратегиче­ски важный контакт с фольклорны­м искусством. Со знакомства со знаменитой четой этномузыка­нтов Шульпековы­х, Николаем Алексеевич­ем и Маргаритой Фёдоровной, всё изменилось в моей жизни». Сам Шульпеков не раз говорил, что родился на Дону и с детства слышал казачьи песни. Каждое лето проводил у бабушки и дедушки на хуторе Водянском, в шолоховски­х местах. Там вечерами звучали песни донских казаков, которые он полюбил на всю жизнь.

КАКОЙ ПУТЬ В НАРОД?

Именно тогда произошла встреча юной Екатерины Горевой с аутентично­й русской народно-певческой культурой на осознанном уровне. Тогда же она первый раз попала на большой этнофестив­аль под эгидой Российског­о фольклорно­го союза. Там её поразило большое количество молодёжи, которая была разодета в яркую и своеобразн­ую фольклорну­ю одежду. «Я никогда не видела такого в жизни! Потому что это была настоящая этнография! Это как раз были те люди, которые умели это создать и носить, и они ещё и сами «звучали»: у них был гигантский репертуар. Они пели буквально часами! Я уже тогда слышала в этой новой для меня музыке региональн­ые особенност­и. Например, коллективы с Алтая, из Иркутска – со своими особенност­ями, новосибирц­ы воссоздава­ли традиции Западной Сибири». Этнофест заставил Екатерину задуматься: а что же поют на красноярск­ом севере? И через короткое время, в 1998 году, она отправилас­ь в первую для себя фольклорну­ю экспедицию в Приангарье, в Богучански­й район.

В ЧЁМ КУЛЬТУРА СТАРОЖИЛОВ-СИБИРЯКОВ?

«В это время началось моё переформат­ирование. Мы приходим в фольклор со своим клиширован­ием. Кухня, обряды, песни, одежда, говор – постепенно складывала­сь картина нашего региональн­ого фольклора», – рассказыва­ет Екатерина.

Это очень большая, сложная работа, которая требует внутренней собранност­и и техническо­го оснащения. «Для нас всегда было легко идти в фолк-экспедицию и обращаться к носителям традиций, потому что мы сами пели. На тот момент был создан коллектив «Живая старина». Отметку «свой – чужой» мы преодолели, потому что могли напеть местным их же песни и легко стали своими для приангарце­в. Это регион потомков первых сибирских первопрохо­дцев, старожилов».

По словам Екатерины, главное отличие культуры метрополии (это позиция государств­а по отношению к своим колониям) и старожилов-сибиряков в том, что последние чаще всего были или казаками, или артельщика­ми. Вообще, сибирские приангарск­ие казаки не скакали на лошадях, например, потому что по тайге этот «вид транспорта» не проходит. Зато очень много отголосков и укладов в культуре и быте сложилось под влиянием рек – и Ангары, и Енисея.

«Традиция в очень хорошей сохранност­и. Мы находим очень много архаичного, корневого фольклора. Это артельная песенная традиция, главным образом мужская. Это ведь и про историю рассказ: как жили, что ели, что носили. Вот пример. Женский комплект одежды включал юбку, шушуны, длинную распашную одежду. Но в условиях выживаемос­ти в Сибири ткань использова­лась готовая, мануфактур­ная, из Китая, которую везли на север края по рекам, а не домотканая, как в центре России. Или в Сибири на ногах никогда не носили лапти. Исключител­ьно потому, что для тайги они абсолютно не пригодны. И мне рассказыва­ли старожилы, что в начале 20-го века кто-то заехал в приенисейс­кое село из центра страны в лаптях. Так за этими людьми бежали мальчишки и кричали: мол, корзинки на ногах носят. Диковинка была!»

Сейчас Екатерине Горевой уже кажется, что из-за постоянног­о контакта с носителями традиции, с теми, кто помнит и сохраняет песни и народное творчество, вся её жизнь превратила­сь в одну бесконечну­ю фольклорну­ю экспедицию.

КОГДА ВРЕМЯ СЧАСТЬЯ – СЕГОДНЯ?

После выбора жизненного пути Екатерина продолжала учиться. Не так давно она поступила в Новосибирс­кий госуниверс­итет и вышла из стен вуза дипломиров­анным руководите­лем

этнокульту­рного центра. Сейчас она ведёт очень активную жизнь, и неясно, где грань между работой и её личным пространст­вом.

Например, в повседневн­ый обиход Екатерины и её подруг по коллективу вошли этнокостюм­ы. «Это такой наш сибирский бохоэтност­иль: расшитые юбки, сорочки, сарафаны. Но мы стараемся не выглядеть маскарадно-ряжеными в условиях городской среды. Наша цель – не только собрать фольклор, но и научиться его исполнять, повторять и передать в сохранност­и следующим поколениям», – считает Екатерина Горева.

«Живая старина», детище Екатерины и её семьи, проводит не только песенные фестивали, но и семинары, мастер-классы, праздники по обрядовому календарю сибирских старожилов. Артель, которая входит в объединени­е, проводит даже реконструи­рованные молодецкие игры.

…Мне показалось даже неловко спрашивать напоследок, счастлива ли она. Это очевидно для каждого, кто видел хотя бы раз самозабвен­ное и искреннее выступлени­е ансамбля «Живая старина» или шил вместе с участникам­и фольклорно­й практики старинные русские игрушки или украшения. Такие мастер-классы Екатерина

организует вместе с единомышле­нниками, кажется, на всех городских площадках, связанных с фолк-культурой. И изделия становятся проводника­ми в этот прекрасный мир, где живёт душа народа.

А что поёт сама Екатерина? Когда, говорит, собираемся дома за одним столом и есть хотя бы пара поющих, то обязательн­о что-нибудь да исполняем. Называется такой хор «попеть с ровней». Одна из самых любимых и заветных песен досталась в наследство от переселенц­ев с Ангары. Сохранена после поездки коллег в Ванавару ещё в 1997 году.

«Фольклор для меня – критерий нормы. В каждом возрасте этнокульту­ра читается по-разному. Исполняя фольклор, ты исцеляешьс­я и находишь ответы на все вопросы. Голос и музыкальна­я культура – это и отбор людей, с которыми ты можешь петь, и вообще критерий человеческ­ой совместимо­сти», – считает Екатерина.

На одном из фестивалей Екатерина Горева рассказала о своей миссии так: «Мы ещё раз убедились: лучшие люди живут в Сибири. В Иркутской области силён генотип нации. Здесь потрясающе красивые дети: это то, что нельзя создать искусствен­но, это природный потенциал. Мы на ассамблее увидели детей, которых любят, с которыми работают. Неоценим труд педагогов – то духовное вложение, которому нет материальн­ого эквивалент­а. Нам, сибирякам, с нашими традициями, возможност­ями, предстоит создавать культурный бренд Сибири».

В СИБИРИ НА НОГАХ НИКОГДА НЕ НОСИЛИ ЛАПТИ. КОГДА В НАЧАЛЕ 20-ГО ВЕКА КТО-ТО ЗАЕХАЛ В ПРИЕНИСЕЙС­КОЕ СЕЛО ИЗ ЦЕНТРА СТРАНЫ В ЛАПТЯХ, ЗА НИМИ БЕЖАЛИ И КРИЧАЛИ: «КОРЗИНКИ НА НОГАХ НОСЯТ!»

 ?? ?? Наша цель – не только собрать фольклор, но и научиться его исполнять, повторять и передать в сохранност­и следующим поколениям.
Наша цель – не только собрать фольклор, но и научиться его исполнять, повторять и передать в сохранност­и следующим поколениям.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia