КРАСНАЯ ШАПОЧКА И ЗЛОЙ РАК

Как юная тан­цов­щи­ца бо­рет­ся с лей­ко­зом

AiF Nizhnee Povolzhye (Volgograd) - - СУДЬБЫ - Ана­ста­сия СЕМЕНЧЕНКО

ЕЙ 22 ГО­ДА. ЭТО УТОНЧЁННАЯ ДЕ­ВОЧ­КА, ЛУЧИК СВЕ­ТА, СОЗВУЧНЫЙ СВО­Е­МУ ИМЕ­НИ - СВЕ­ТА ИВУШКИНА. У НЕЁ ИЗЯЩНЫЕ, КАК У ВСЕХ ХОРЕОГРАФОВ, ДВИ­ЖЕ­НИЯ. ОНА УЛЫБАЕТСЯ И ШУ­ТИТ, НО… В БОЛЬШИХ ГЛА­ЗАХ СПРЯТАЛАСЬ БОЛЬ И СТРАХ - У ДЕ­ВУШ­КИ НА­ШЛИ РАК.

Но лучик по име­ни Све­та так про­сто не сда­ёт­ся: в тя­жё­лом со­сто­я­нии, под че­ре­дой хи­мио­те­ра­пий она по­ста­ви­ла спек­такль, ко­то­рый про­шёл на­ка­нуне.

СЧАСТ­ЛИ­ВЫЙ ЖУТКИЙ ДЕНЬ

Мы встре­ча­ем­ся на­ка­нуне спек­так­ля «Жить», ко­то­рый по­ста­ви­ла Све­та, ко­то­рый ради Све­ты и рас­ска­зы­ва­ет о ней, о том, ка­кое это сча­стье - про­сто жить, тан­це­вать, ды­шать. Она улыбается, хо­тя по но­чам пла­чет, её жизнь ви­сит на во­лос­ке и за­ви­сит от то­го, най­дут до­но­ра или нет. На го­ло­ве красная шапочка (как в сказ­ке, толь­ко вме­сто зло­го вол­ка - злой рак), скры­ва­ю­щая от­сут­ствие во­лос.

Это по­том спек­такль на­зва­ли «Жить», а сна­ча­ла пла­ни­ро­вал­ся «Пусть все­гда бу­дет солн­це» и был при­уро­чен к 75-ле­тию го­дов­щи­ны По­бе­ды. Но в мае жизнь раз­де­ли­лась на «до» и «по­сле». В «до» остал­ся «Пусть все­гда бу­дет солн­це», ни­ка­ких вра­чей, здо­ро­вье, сон по но­чам. В «по­сле» - он­ко­ло­гия, боль­ни­цы, плач боль­ных ра­ком де­тей.

«По­чув­ство­ва­ла недо­мо­га­ние, под­ня­лась тем­пе­ра­ту­ра, - вспо­ми­на­ет Све­та. - На но­су бы­ли гос­эк­за­ме­ны, я окан­чи­ва­ла ВГИИК. Ан­ти­био­ти­ки не по­мо­га­ли».

Де­ло до­шло до по­ли­кли­ни­ки, ана­ли­зов. В этот день де­вуш­ке пе­ре­чис­ли­ли день­ги на по­ста­нов­ку спек­так­ля. Окры­лён­ная, она при­шла в боль­ни­цу.

«Те­ра­певт ве­ле­ла пе­ре­сдать кровь. Она на­ча­ла нехо­тя рас­ска­зы­вать что-то про низ­кий ге­мо­гло­бин, тром­бо­ци­ты и т. п. Го­во­ри­ла очень за­ву­а­ли­ро­ва­но. Я ничего не по­ни­ма­ла. Не вы­дер­жав, сду­ру ляп­ну­ла: «У ме­ня что, рак?». Те­ра­певт за­мол­ча­ла вы­ра­зи­тель­но, а по­том ска­за­ла, что не бу­дет ничего утвер­ждать», - вспо­ми­на­ет Свет­ла­на.

Так этот день стал и са­мым счаст­ли­вым, и са­мым страш­ным.

КА­КАЯ ОН­КО­ЛО­ГИЯ? ЭК­ЗА­МЕ­НЫ НА НО­СУ

Её от­пра­ви­ли в он­ко­дис­пан­сер на про­вер­ку кост­но­го моз­га.

«Нам с ро­ди­те­ля­ми ка­за­лось, что ничего се­рьёз­но­го, мы едем про­сто на кон­суль­та­цию, ско­ро вер­нём­ся до­мой. Но когда че­рез час ре­зуль­та­ты бы­ли готовы, врач сра­зу за­брал ме­ня в от­де­ле­ние. Это был шок. Как? Ведь ве­че­ром у ме­ня ре­пе­ти­ция, фор­ма с со­бой. Ка­кой рак? У ме­ня же го­сы че­рез две недели, гран­то­вый спек­такль», - рас­ска­зы­ва­ет она.

По усло­ви­ям гран­та спек­такль долж­ны бы­ли по­ка­зать шесть раз в раз­ных те­ат­рах. Ски­док для боль­ных ра­ком - нет. То­гда све­та на­шла ре­жис­сё­ра, хо­рео­гра­фа, ар­ти­стов, ле­жа в боль­ни­це в ожи­да­нии вер­дик­та вра­чей. Три по­ка­за про­шли ле­том, еще три планировали на осень.

Это сей­час вид­но, что она при­ня­ла бо­лезнь и спо­кой­но о ней рас­ска­зы­ва­ет, а то­гда…

«Для дру­гих это бы­ла тай­на. Я не хо­те­ла, что­бы ме­ня жа­ле­ли, пла­ка­ли. По­ни­ма­ла, что ра­но или позд­но пой­дут слу­хи о мо­ей бо­лез­ни, ме­ня нач­нут спра­ши­вать о ней. А когда вы­па­ли во­ло­сы, по­на­до­би­лось пе­ре­ли­ва­ние кро­ви, скры­вать уже бы­ло глу­по. Я на­пи­са­ла об этом в соц­се­ти и рас­ска­за­ла о ра­ке, ведь ес­ли кто­то пой­дёт сда­вать кровь, то смо­жет ска­зать, что она для Ивуш­ки­ной», - рас­ска­зы­ва­ет она.

Это был труд­ный шаг. Но мол­чать бы­ло уже нель­зя. Де­вуш­ке нуж­на бы­ла пе­ре­сад­ка кост­но­го моз­га. А най­ти до­но­ра в Рос­сии ох как не про­сто. Обыч­но ими вы­сту­па­ют род­ствен­ни­ки, но ро­ди­те­ли не по­до­шли, с бра­том сов­ме­сти­мость все­го 50%. Это очень рис­ко­ван­но.

«В рос­сий­ском ре­ест­ре для ме­ня нет до­но­ра. А в ев­ро­пей­ском - есть. Но эти лю­ди дав­но сда­ва­ли кровь, с ним нуж­но свя­зы­вать­ся, узна­вать, не пе­ре­бо­ле­ли ли они за это вре­мя чем-то се­рьёз­ным, не пе­ре­ду­ма­ли ли быть до­но­ром», - по­яс­ня­ет Свет­ла­на. На это нуж­ны день­ги. Це­лое со­сто­я­ние для са­мой обыч­ной волгоградской се­мьи. Выход на­шли дру­зья.

«Мои кол­ле­ги, пре­по­да­ва­те­ли из ву­за и дру­зья пред­ло­жи­ли по­ме­нять сце­на­рий пред­став­ле­ния и сде­лать один по­каз бла­го­тво­ри­тель­ным, рас­ска­зать людям о мо­ей бо­лез­ни, - рас­ска­зы­ва­ет она. - Когда мне при­сла­ли но­вый сце­на­рий, я пла­ка­ла в нём пол­но­стью опи- са­на моя ис­то­рия».

Ради уча­стия в спек­так­ле при­е­ха­ли её дру­зья-кол­ле­ги да­же из дру­гих го­ро­дов, же­лая по­мочь. Де­вуш­ка рас­стра­и­ва­ет­ся, что не смог­ла вы­сту­пить на сцене. «У ме­ня идёт борь­ба между те­лом и моз­гом. Те­ло не мо­жет тан­це­вать так хо­ро­шо, как рань­ше, а мозг при­ду­мы­ва­ет всё но­вые и но­вые идеи», - го­во­рит она.

Они ду­ма­ли, что день­ги будут со­би­рать несколько ме­ся­цев, плюс спек­такль. Но день­ги со­бра­ли за неделю!

ВРЕДНАЯ КЛЕТКА

По­ка ищут до­но­ра, она про­хо­дит кур­сы хи­мио­те­ра­пии - уже пя­тый по счё­ту. «Они нуж­ны, что­бы не му­ти­ро­ва­ла од­на клетка. Для пе­ре­сад­ки кост­но­го моз­га у ме­ня в ор­га­низ­ме всё долж­но быть в по­ряд­ке», - объ­яс­ня­ет она. Каж­дый по­ход мо­ло­дой он­ко­боль­ной в по­ли­кли­ни­ку то ещё ис­пы­та­ние. Очереди, а каж­дый ви­рус мо­жет те­бя убить, хам­ство… «Но­чью в он­ко­дис­пан­се­ре слы­шу, как пла­чут боль­ные ра­ком де­ти. Со мной ле­чил­ся маль­чик, с ко­то­рым мы сдру­жи­лись, хо­ди­ли вме­сте пить чай, ужи­нать. Он умер. Как страшно, я ста­ра­лась не ду­мать о смер­ти, сво­ей и чужой. Родителям ещё тя­же­лее, чем мне. Ста­ра­юсь не раскисать, ведь 50% вы­здо­ров­ле­ния - это на­строй па­ци­ен­та», - де­лит­ся Свет­ла­на.

И лучик по име­ни Све­та дер­жит­ся. Ста­ра­ет­ся быть ак­тив­ной. «Ес­ли весь день бу­ду си­деть до­ма, мне ста­нет ещё ху­же, - го­во­рит она. - Бе­зум­но люблю жизнь. Хо­чу вы­здо­ро­веть и кай­фо­вать от то­го, что не нуж­но ло­жить­ся в боль­ни­цу. Рань­ше я жизнь при­ни­ма­ла как долж­ное, ча­сто бы­ла недо­воль­на чем-то. Сей­час я кай­фую от все­го - и пло­хо­го, и хо­ро­ше­го. Когда из боль­ни­цы вы­хо­жу, понимаю, ка­кой каж­дый день крутой. Хо­те­ла рань­ше пе­ре­ехать из Вол­го­гра­да, но по­ня­ла, что мне здесь так уют­но, здесь род­ные и дру­зья. Те­перь меч­таю жить и ра­бо­тать в ре­жи­ме 24/7».

КАЖ­ДЫЙ ПРОЖИТЫЙ ДЕНЬ  КРУТОЙ!

Фо­то ав­то­ра

Све­та улыбается не­смот­ря ни на что!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.