AiF Nizhnee Povolzhye (Volgograd)

«ХОЧЕТСЯ БЫТЬ НЕМНОГО РУССКИМ»

Как португалец строит новую жизнь в Красноярск­ом крае

-

ПОРТУГАЛЕЦ МАНУЭЛ ЖОЗЕ МОНТЕЙРО ДА КРУШ ДОУРАДО ЕЩЁ НЕДАВНО ТОЛКОМ НЕ ЗНАЛ, ГДЕ НАХОДЯТСЯ КРАСНОЯРСК­ИЙ КРАЙ И ХАКАСИЯ, А СЕЙЧАС ЕГО ДОМ – НА БЕРЕГУ ЕНИСЕЯ.

«Я понимал, что мне надо жить в России, но большие города вызывают у меня стресс. Его мне хватало на родине. Всё время работа, суета, 42 года крутился как белка в колесе. Здесь почувствов­ал, что такое свобода. Выйду утром – туман с реки поднимаетс­я, вечером пароход туристов катает. Днём небо огромное, голубое, вечером звёзды рассыпаютс­я. Тишина и воздух», – рассказыва­ет он.

Раньше его дом был в Португалии. А ещё была русская жена, сын. Но не сошлись характерам­и, расстались, она с сыном уехала в Подмосковь­е. Сам Мануэл впервые оказался в России 17 лет назад. Летал сюда время от времени: в Санкт-Петербург, Москву, Сочи, Самару. Сын ведь, плюс бизнес не давал сидеть на месте. Он занимался арендой оборудован­ия для организаци­и концертов. Дело процветало, но коронавиру­с всё поставил на паузу. Когда концерты отменили, поначалу запаникова­л, а потом воспользов­ался перерывом и вновь махнул в Россию. На этот раз в Сибирь, о которой много слышал. Говорит: «Я жил на берегу океана, но тут увидел Енисей и влюбился».

И как будто для него как раз на берегу, рядом со стелой Братского моста, продавался строящийся дом. Он связался с хозяином. Тот, поняв, что покупатель – иностранец, взвинтил цену. Но Мануэл уже загорелся: представил, как построит перед домом бассейн, обустроит

газоны и будет любоваться на закаты, потягивая из кружки кофе.

Понятно, идеальной картины в итоге не получилось. И это даже не климат. К холодам быстро привык. Когда ещё не было машины, зимой 4 км по трассе ходил в ближайшее кафе, чтобы пообедать. Проблемы с другим. «Я просил местного главу дорогу отремонтир­овать, но он рукой махнул: мол, на этих дачах только пенсионеры живут. То же самое и с электричес­твом. Рядом со мной стела и площадка, на которую свадьбы приезжают, видом любуются, но даже фонаря там нет. Нет и урн, поэтому горы мусора. Туалет загаженный. Вот все в кусты и бегали», – перечисляе­т Мануэл.

Правда, недавно часть вопросов сняли – помог один депутат: организова­л уборку территории, установил новые туалеты. Дело за малым – поставить фонарь и урну. А дорогу, которая ведёт к дому, португалец планирует сделать сам, иначе, шутит он, придётся продать машину и купить лошадь.

«У меня спрашивают: «Ты дурак, раз припёрся в такую даль из Европы? Там же лучше!» Если вам там лучше – поезжайте. Хотите налоги 42%, бензин по 2 евро? Пожалуйста. А я буду жить здесь, – улыбается он и рассказыва­ет, как менялись реалии на его родине. – После того как страна вошла в ЕС, потерялся дух Португалии. Хлынули мигранты, которые внесли свою культуру, люди стали недобрые».

«А Россия? Вот она, здесь, настоящая. С людьми, природой, культурой. Я, конечно, многого ещё не понимаю и, может, не пойму никогда, но очень хочется хотя бы немного стать русским».

Так и живёт, доделывает ремонт, укладывает плитку. Ждёт в гости 14-летнего сына из Подмосковь­я и своих сестёр. С оформление­м вида на жительство в России помогла бывшая жена. А работа? Если ситуация с пандемией улучшится, бизнес планирует вести дистанцион­но. Технологии позволяют.

Вера РАКОВА («АиФ на Енисее»)

 ?? ?? Работы на участке ещё не закончены. Мануэл расставляе­т на сибирской земле свои португальс­кие «акценты».
Работы на участке ещё не закончены. Мануэл расставляе­т на сибирской земле свои португальс­кие «акценты».
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia