ГО­РЕ ОТ УМА

Как изоб­ре­та­тель Леон­тий Шам­шу­рен­ков в тюрь­му из­за таланта по­па­дал

AiF Nizhny Novgorod - - ИСТОРИЯ - Ан­тон НИ­КО­ЛА­ЕВ

НА­ШИХ ДНЕЙ

Ещё в пер­вой по­ло­вине XVIII ве­ка этот че­ло­век при­ду­мал ав­то­мо­биль, сто­лич­ное мет­ро и волж­ские реч­ные ка­на­лы…

Родина Леон­тия Шам­шу­рен­ко­ва за­те­ря­лась на гра­ни­це Нижегородской об­ла­сти и Ма­рий Эл. Там у де­ре­вень двой­ные на­зва­ния и до сих пор шу­мят свя­щен­ные ма­рий­ские де­ре­вья.

МЕХАНИК ИЗ БОЛЬ­ШО­ГО ПО­ЛЯ Се­год­ня лю­бой же­ла­ю­щий мо­жет по­бы­вать на ро­дине кре­стья­ни­на-изоб­ре­та­те­ля Леон­тия Лу­кья­но­ви­ча Шам­шу­рен­ко­ва (1687-1758). Для это­го до­ста­точ­но сесть в ав­то­мо­биль и по­ехать се­вер­нее Ниж­не­го Нов­го­ро­да, за ре­ку Вет­лу­гу, в се­ло Боль­шое По­ле, или по-ма­рий­ски - Ко­го­ца­ри, Воскре­сен­ско­го рай­о­на. Дорога - при­лич­ный лес­ной грей­дер, на ко­то­рый на­ни­за­ны по­лу­жи­вые де­ре­вень­ки с по­тем­нев­ши­ми от до­ждей и вре­ме­ни из­ба­ми и ко­лод­ца­ми­жу­рав­ля­ми. Боль­шое По­ле бу­дет в са­мом кон­це этой до­ро­ги, сре­ди та­ин­ствен­ных Ки­ле­мар­ских ле­сов. В 1687 го­ду, ко­гда и ро­дил­ся механик, эта зем­ля от­но­си­лась к Яран­ско­му уез­ду Ка­зан­ской гу­бер­нии.

Со­хра­ни­лась ле­ген­да, что се­ло в ма­рий­ском ле­су на бе­ре­гу быст­рой реч­ки Юрон­ги неза­дол­го до рож­де­ния изоб­ре­та­те­ля ос­но­вал рус­ский му­жик по име­ни Афа­на­сий. Он по­ста­вил двор, сжёг во­круг лес, рас­па­хал по­ле, об­за­вёл­ся хо­зяй­ством и со­сва­тал се­бе бой­кую ма­рий­скую кра­са­ви­цу Ов­дать. При­вёз Афа­на­сий в свой дом мо­ло­дую же­ну, а та и на­зва­ла своё но­вое ме­сто жи­тель­ства Ко­го­ца­ри, то есть «Боль­шое По­ле».

Сей­час в се­ле боль­ше од­но­го дво­ра. Чув­ству­ет­ся бы­лой раз­мах - око­ло боль­ших изб с рез­ны­ми на­лич­ни­ка­ми сто­ят ви- Леон­тий Шам­шу­рен­ков с моделью са­мо­бег­лой ко­ляс­ки. Ри­су­нок неиз­вест­но­го ав­то­ра.

дав­шие ви­ды ле­со­во­зы. Здесь не пом­нят Шам­шу­рен­ко­ва - слиш­ком мно­го про­шло вре­ме­ни. И на сель­ском по­го­сте не най­ти его мо­ги­лы.

ПОД­НЯТЬ ЦАРЬ-КОЛОКОЛ

Пер­вым, кто дей­стви­тель­но «от­крыл» Шам­шу­рен­ко­ва, был до­цент Все­со­юз­но­го за­оч­но­го по­ли­тех­ни­че­ско­го ин­сти­ту­та Ев­ге­ний Ива­но­вич Га­га­рин (1900-1958). Его мно­го­лет­ние по­ис­ки в цен­траль­ных и об­ласт­ных ар­хи­вах, ин­же­нер­ный ана­лиз и оцен­ка рас­ши­ри­ли и уточ­ни­ли пред­став­ле­ние о тех­ни­че­ской зна­чи­мо­сти раз­ра­бо­тан­ных Леон­ти­ем Лу­кья­но­ви­чем ма­шин.

Ис­то­ри­ки пред­по­ла­га­ют, что механик Шам­шу­рен­ков был всё же гра­мот­ным, на­вер­ня­ка умел пи­сать и мог ри­со­вать мо­де­ли сво­их

изоб­ре­те­ний. Оче­вид­но, в молодости он за­ни­мал­ся ре­меслом и при­вле­кал­ся для ра­бот двор­цо­вым ве­дом­ством, к ко­то­ро­му от­но­си­лось его род­ное се­ло. Из­вест­но, что Шам­шу­рен­ков в 1730-1731 го­дах был в Москве на от­лив­ке Боль­шо­го Успен­ско­го ко­ло­ко­ла - «Царь­ко­ло­ко­ла». Вес ко­ло­ко­ла со­ста­вил око­ло 200 тонн, и его на­до бы­ло под­ни­мать на звон­ни­цу. Над из­го­тов­ле­ни­ем подъ­ём­ни­ка тру­ди­лась боль­шая груп­па изоб­ре­та­те­лей, а к «осви­де­тель­ство­ва­нию» мо­де­лей при­вле­ка­лись та­кие ав­то­ри­тет­ней­шие экс­пер­ты, как знаменитый механик Ан­дрей Нар­тов и про­фес­со­ра неза­дол­го до это­го учре­ждён­ной Ака­де­мии на­ук гос­по­да Эй­лер, Бер­нул­ли и Лейт­ман. Впе­чат­лён­ный работами, Шам­шу­рен­ков на­чал ра­бо­ту над сво­им пер­вым круп­ным изоб­ре­те­ни­ем - подъ­ём­ной ма­ши­ной. Ле­том 1736 го­да Леон­тий Лу­кья­но­вич вновь при­шёл в Моск­ву и по­дал в Мос­ков­скую се­нат­скую кон­то­ру «до­но­ше­ния» Се­ло Боль­шое По­ле, где ро­дил­ся и умер изоб­ре­та­тель, жи­во до сих пор.

об изоб­ре­тён­ных им ма­ши­нах. 23 ав­гу­ста 1736 го­да се­нат­ская кон­то­ра рас­по­ря­ди­лась «оно­му Шам­шу­рен­ко­ву к подъ­ёму боль­шо­го Успен­ско­го ко­ло­ко­ла сде­лать мо­дель немед­лен­но, под смот­ре­ни­ем се­нат­ско­го вах­мист­ра». За два по­сле­ду­ю­щих ме­ся­ца изоб­ре­та­тель из­го­то­вил несколь­ко мо­де­лей подъ­ём­ных устройств. Уже 27 ок­тяб­ря бы­ло вы­не­се­но экс­перт­ное за­клю­че­ние, при­знав­шее, что «из тех при­слан­ных ма­шин две, ко­то­ры­ми колокол из зем­ли вы­ни­мать и по зем­ле та­щить, при­зна­ва­лись быть к подъ­ёму боль­ших тя­же­стей удоб­ны­ми». На­ча­лось из­го­тов­ле­ние подъ­ём­ной уста­нов­ки над ко­ло­коль­ной ли­тей­ной ямой.

Всё пе­ре­черк­нул «ве­ли­кий Тро­иц­кий по­жар» 29 мая 1737 го­да. Этот один из наи­бо­лее опу­сто­ши­тель­ных по­жа­ров за всю ис­то­рию Крем­ля уни­что­жил воз­во­див­ши­е­ся де­ре­вян­ные кон­струк­ции. «Царь­ко­ло­кол» упал с по­мо­ста и рас­ко­лол­ся. «За учи­нив­шим­ся то­му ко­ло­ко­лу по­вре­жде­ни­ем, - со­об­ща­ла позд­нее Мос­ков­ская се­нат­ская кон­то­ра в Пра­ви­тель­ству­ю­щий Се­нат, - под­ни­мать его ста­ло не для че­го». К 9 июня Шам­шу­рен­ков по­лу­чил пас­порт и был «то­го ра­ди от­пу­щен в дом свой».

САМОБЕГЛАЯ КОЛЯСКА: ЧЕР­ТЕ­ЖИ ИЗ ТЮРЬ­МЫ Вер­нув­шись в де­рев­ню, изоб­ре­та­тель при­сту­пил к кон­стру­и­ро­ва­нию «са­мо­бег­лой» ко­ляс­ки - ме­ха­ни­че­ско­го эки­па­жа, пе­ре­дви­гав­ше­го­ся без кон­ной упряж­ки, уси­ли­ем сто­яв­ших на нём лю­дей. Же­лез­ных де­та­лей у ме­ха­ни­ка не бы­ло. Он об­хо­дил­ся де­ре­вян­ны­ми.

И тут в 1741 го­ду Шам­шу­рен­ко­ва уго­раз­ди­ло влезть в су­деб­ную тяж­бу за зем­ной на­дел. Итог был пе­ча­лен: вли­я­тель­ные вель­мо­жи, опа­са­ясь гра­мот­но­го Шам­шу­рен­ко­ва, до­би­лись тю­рем­но­го за­клю­че­ния ме­ха­ни­ка. За де­сять лет за­клю­че­ния он был мно­го­крат­но бит, под­верг­нут пыт­кам и по­бы­вал в остро­гах

Ка­за­ни, Моск­вы и Ниж­не­го Нов­го­ро­да. Имен­но из нижегородской тюрь­мы в 1751 го­ду Шам­шу­рен­ков смог пе­ре­дать в Мос­ков­скую се­нат­скую кон­то­ру че­рез сво­е­го пле­мян­ни­ка чер­те­жи «са­мо­бег­лой ко­ляс­ки».

В фев­ра­ле 1752 го­да по­сле­до­ва­ло се­нат­ское опре­де­ле­ние: Шам­шу­рен­ко­ва при­слать в Санкт-Пе­тер­бург пря­мо из тюрь­мы в со­про­вож­де­нии сол­да­та. Там изоб­ре­та­тель по­лу­чил квар­ти­ру, удоб­ное ме­сто «для де­ла­ния» ко­ляс­ки, ин­стру­мен­ты и ма­те­ри­а­лы, а та­к­же по­мощ­ни­ков, «сле­сар­ных и куз­неч­ных, и про­чих ху­до­жеств» ма­сте­ров. Вы­де­ля­лось ему и кор­мо­вых де­нег - де­сять ко­пе­ек в день. Из­го­тов­ле­ние ко­ляс­ки про­дол­жа­лось око­ло пя­ти месяцев.

К на­ча­лу сен­тяб­ря бы­ли го­то­вы те­ле­жеч­ная ра­ма с че­тырь­мя хо­до­вы­ми ко­лё­са­ми и от­кры­тый ку­зов с дву­мя си­де­нья­ми для пас­са­жи­ров («празд­ных лю­дей»). Ку­зов был под­ве­шен к ра­ме на рем­нях, за­ме­няв­ших то­гда рес­сор­ную под­вес­ку. Пе­ред­нюю ко­лёс­ную ось изоб­ре­та­тель сде­лал по­во­рот­ной, шар­нир­но за­креп­лён­ной на цен­траль­ном шкворне. На зад­ней оси бы­ли на­са­же­ны зуб­ча­тые ко­лё­са двой­но­го при­вод­но­го ме­ха­низ­ма, по­ме­щав­ше­го­ся на спе­ци­аль­ной пло­щад­ке по­за­ди пас­са­жир­ских си­де­ний. К этой пло­щад­ке вы­во­ди­лись скреп­лён­ные с пе­ред­ней осью пе­ре­да­точ­ные тя­ги ме­ха­низ­ма ру­ле­во­го управ­ле­ния.

Ко­ляс­ку Се­нат изу­чал око­ло го­да. Ди­ко­вин­ка по­нра­ви­лась. Од­на­ко в бу­ма­гах был най­ден чер­но­вой лист, где в име­но­ва­нии им­пе­ра­три­цы бы­ло до­пу­ще­но за­чер­ки­ва­ние, и изоб­ре­та­тель ока­зал­ся опять в тюрь­ме за неува­же­ние к пра­ви­тель­ни­це. Потом гнев сме­ни­ли на ми­лость, и про­жек­тёр по­лу­чил сво­бо­ду. Весной 1753 го­да ме­ха­ни­ку бы­ло ве­ле­но вы­дать на­град­ных 50 руб. и свер­ху - на про­езд до до­ма и про­пи­та­ние. Весь­ма со­лид­ная сум­ма по тем вре­ме­нам!

РЕ­КИ МО­ЖЕТ ПРОКЛАДЫВАТЬ ТОЛЬ­КО ГОСПОДЬ БОГ.

Фото ав­то­ра

Механик при­ду­мал, как под­нять Царь-колокол на звон­ни­цу в Крем­ле, да ве­ли­кий по­жар 1737 го­да по­ме­шал.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.