«МНЕ НЕПОНЯТНЫ ОБ­ВИ­НЕ­НИЯ»

AiF Nizhny Novgorod - - ГРАНИ ЖИЗНИ - Ред.). ад­во­кат Дмит­рий Ар­те­мьев. Ан­тон НИ­КО­ЛА­ЕВ

Экс­гла­ва Ниж­не­го Нов­го­ро­да и быв­ший ви­це­спи­кер об­ласт­но­го За­ко­но­да­тель­но­го Со­бра­ния на­хо­дит­ся под аре­стом вто­рой год. Он утвер­жда­ет, что не по­ни­ма­ет вы­дви­ну­то­го об­ви­не­ния и не ви­дел важ­ных ве­щ­до­ков, на ко­то­рые в суде ссы­ла­ет­ся про­ку­ра­ту­ра.

20 НЕЗНАКОМЫХ ТО­МОВ Оле­гу Со­ро­ки­ну ин­кри­ми­ни­ру­ют эпи­зо­ды 2004 и 2012 го­дов, по ко­то­рым уже вы­нес­ли су­деб­ные при­го­во­ры, всту­пив­шие в за­кон­ную си­лу. Вме­сте с ним по де­лу про­хо­дят быв­шие со­труд­ни­ки по­ли­ции Ев­ге­ний Во­ро­нин и Ро­ман Мар­ке­ев. В уго­лов­ном де­ле 80 то­мов, при­мер­но с 20 из них экс­мэ­ра до на­ча­ла про­цес­са не озна­ко­ми­ли. Суд при­знал это: в начале про­цес­са при­шлось да­же объ­явить пе­ре­рыв и дать Оле­гу Со­ро­ки­ну ещё два дня «до­чи­тать». В СИЗО, где по­ли­тик на­хо­дит­ся с декабря 2017 го­да, до на­ча­ла про­цес­са он мог зна­ко­мить­ся лишь с те­ми то­ма­ми, ко­то­рые ему при­нёс сле­до­ва­тель, и ров­но столь­ко вре­ме­ни, сколь­ко сле­до­ва­тель мог с ним на­хо­дить­ся.

Все под­су­ди­мые за­яви­ли су­ду, что в гла­за не ви­де­ли ве­ще­ствен­ных до­ка­за­тельств. Меж­ду тем след­ствие ссы­ла­ет­ся на эти ве­щ­до­ки: и на ви­део­за­пи­си опе­ра­тив­но­го экс­пе­ри­мен­та 2004 го­да

и на за­пи­си те­ле­фон­ных раз­го­во­ров по эпи­зо­ду 2012 го­да

Несмот­ря на все эти за­яв­ле­ния и хо­да­тай­ства под­су­ди­мых и их за­щи­ты, про­цесс идёт даль­ше ­ чи­та­ет­ся об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние.

ВСПОМ­НИЛ ГИЛЯРОВСКОГО ­ Я не по­ни­маю, по­че­му об­ви­ня­юсь в по­хи­ще­нии че­ло­ве­ка, ­ за­явил су­ду Олег Со­ро­кин. ­ Я был жерт­вой по­ку­ше­ния на убий­ство (в

­ Это по­ку­ше­ние на убий­ство рас­сле­до­ва­лось, и я вы­пол­нял ука­за­ния со­труд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов при рас­сле­до­ва­нии уго­лов­но­го де­ла. Точ­но знаю, что в ре­зуль­та­те дей­ствий со­труд­ни­ков ми­ли­ции бы­ли установлены и осуж­де­ны опас­ные пре­ступ­ни­ки, ко­то­рые ор­га­ни­зо­ва­ли по­ку­ше­ние на ме­ня. Я не по­ни­маю, по ка­кой при­чине го­су­дар­ствен­ный об­ви­ни­тель че­рез 14 лет счи­та­ет мои за­кон­ные дей­ствия ­ по­мощь рас­сле­до­ва­нию, вы­пол­не­ние ука­за­ний со­труд­ни­ков ми­ли­ции ­ пре­ступ­ле­ни­ем.

Ад­во­ка­ты тоже по­ла­га­ют: об­ви­не­ние сфор­му­ли­ро­ва­но так, что невоз­мож­но по­нять его суть.

­ Столь неопре­де­лён­ные фор­му­ли­ров­ки об­ви­не­ния, по на­ше­му мне­нию, ско­рее все­го, на­прав­ле­ны на то, что­бы «до­уста­но­вить и до­ра­бо­тать» его элементы уже непо­сред­ствен­но в суде, ­ счи­та­ет ­ Но ос­но­во­по­ла­га­ю­щие прин­ци­пы рос­сий­ско­го уго­лов­но­го про­цес­са не до­пус­ка­ют по­доб­ных дей­ствий, по­сколь­ку об­ви­ня­е­мо­му и его защите сра­зу долж­но быть по­нят­но, в чём его об­ви­ня­ют и от че­го он дол­жен за­щи­щать­ся.

Об­ще­ствен­ным за­щит­ни­ком по­ли­ти­ка хо­тел вы­сту­пить пи­са­тель За­хар При­ле­пин, член Цен­траль­но­го шта­ба ОНФ. Од­на­ко по­тер­пев­ший Алек­сандр Но­во­сё­лов и го­соб­ви­не­ние за­яви­ли, что у ли­те­ра­то­ра от­сут­ству­ет су­деб­ный опыт, и непо­нят­но, как он смо­жет эф­фек­тив­но за­щи­щать под­су­ди­мо­го.

«Пом­ню, 20 лет на­зад я го­да пол­то­ра ра­бо­тал кри­ми­наль­ным ре­пор­тё­ром. В том же за­ле, где су­дят Сорокина, про­си­дел де­сят­ки ча­сов. Чув­ство­вал себя Ги­ля­ров­ским. Ка­кая­то вто­рая мо­ло­дость на­ча­лась», ­ на­пи­сал по­том За­хар При­ле­пин в соц­се­ти.

По мне­нию Оле­га Сорокина, су­деб­ное за­се­да­ние «но­сит всё бо­лее ре­прес­сив­ный ха­рак­тер»: «СМИ за­пре­ще­на съём­ка за­се­да­ния, о ко­то­рой они хо­да­тай­ство­ва­ли. Суд сам не ве­дёт ауди­о­за­пись про­цес­са и от­ка­зы­ва­ет­ся при­об­щать к про­то­ко­лу ауди­о­за­пи­си ад­во­ка­тов. Мне от­ка­за­ли в об­ще­ствен­ном за­щит­ни­ке, от­ка­за­ли в сви­да­нии с млад­шим сы­ном, при­ле­тев­шим с учё­бы из­за ру­бе­жа, что­бы по­ви­дать­ся пе­ред Но­вым го­дом…»

Суд про­дол­жа­ет­ся. Олег Со­ро­кин встре­тит в СИЗО вто­рой Новый год.

МЕ­СЯЦ НА­ЗАД, 26 НО­ЯБ­РЯ, С ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ СЛУ­ША­НИЙ НА­ЧАЛ­СЯ СУД ПО ДЕ­ЛУ ОЛЕ­ГА СОРОКИНА. «Я вы­пол­нял ука­за­ния ми­ли­ции, по­мо­гал рас­сле­до­ва­нию».

Съём­ки су­деб­но­го за­се­да­ния за­пре­ще­ны ­ те­перь экс­мэ­ра Оле­га Сорокина мож­но фо­то­гра­фи­ро­вать толь­ко в пе­ре­ры­вах.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.