ВРЕ­МЕН­НО СВО­БО­ДЕН

Быв­шим за­клю­чён­ным по­мо­гут не лю­бовь и день­ги, а ра­бо­та и пси­хо­ло­ги

AiF Nizhny Novgorod - - Тема Номера - Ев­ге­ния МАТ­ВЕ­Е­ВА

В НИ­ЖЕ­ГО­РОД­СКОЙ ОБ­ЛА­СТИ В 2019 ГО­ДУ ПО­ЧТИ НА 6% ВЫ­РОС­ЛА РЕЦИДИВНАЯ ПРЕ­СТУП­НОСТЬ.

Мож­но ли на­чать но­вую жизнь по­сле су­ди­мо­сти? И что тя­нет лю­дей снова за ре­шёт­ку?

ТЮРЬ­МА – ДОМ РОД­НОЙ

Евгений Си­ни­цын впер­вые в тюрь­му по­пал в 16 лет. Хо­тя вос­пи­ты­вал­ся в нор­маль­ной семье, непло­хо учил­ся, за­ни­мал­ся спор­том…

А пять лет получил за раз­бой, со­вер­шён­ный ор­га­ни­зо­ван­ной груп­пой. Го­во­рит, что вместе с дру­зья­ми от нече­го де­лать и под­рост­ко­во­го ку­ра­жа гра­бил при­позд­нив­ших­ся про­хо­жих в род­ном мик­ро­рай­оне. До­бы­чей ма­ло­лет­них зло­умыш­лен­ни­ков ста­но­ви­лись со­то­вые те­ле­фо­ны, некруп­ные сум­мы де­нег, ино­гда во­риш­ки сни­ма­ли с граж­дан хо­ро­шую верх­нюю одеж­ду или обувь. Улов сда­ва­ли про­ве­рен­но­му скуп­щи­ку, а по­лу­чен­ные день­ги тра­ти­ли на ал­ко­голь, га­д­же­ты и по­хо­ды в ка­фе с дев­чон­ка­ми.

Вско­ре груп­пу на­кры­ли. Евгений вспо­ми­на­ет: при­шёл из шко­лы до­мой, а там уже шёл обыск. Ро­ди­те­ли бы­ли в шо­ке, Мать, при­дя по­том к сы­ну в СИЗО, стро­го ска­за­ла: «Ви­но­ват – от­си­дишь по­ло­жен­ное. Бу­дет те­бе урок на всю жизнь!»

16-лет­не­го во­риш­ку от­пра­ви­ли в од­ну из ко­ло­ний в Ни­же­го­род­ской об­ла­сти. Евгений по на­ту­ре был все­гда ли­де­ром и быст­ро на­шёл об­щий язык с дру­ги­ми от­бы­вав­ши­ми на­ка­за­ние сверст­ни­ка­ми. При­зна­ёт­ся, что ни­ка­ких нега­тив­ных вос­по­ми­на­ний о пя­ти го­дах в ко­ло­нии у него не оста­лось: ро­ди­те­ли на­ве­ща­ли, ни­кто пар­ня не при­тес­нял, дев­чон­ки за­ки­ды­ва­ли пись­ма­ми с во­ли.

– Вы­шел на во­лю, и мно­гие мои по­дель­ни­ки то­же осво­бо­ди­лись. По­гу­лять охо­та, а де­нег нет. Ну, и угна­ли ма­ши­ну на за­каз для од­но­го ба­ры­ги. А пришли толь­ко за мной. Пол­го­да я все­го до­ма по­был...

По­сле вто­рой «ход­ки» бы­ла ещё од­на. Схе­ма на­ла­жен­ная: украл, вы­пил – в тюрь­му. И в чет­вёр­тый раз, по сло­вам Ев­ге­ния,

он по­пал в ко­ло­нию по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве.

– Мать с от­цом раз­ве­лась, жи­вёт с другим муж­чи­ной, – оправ­ды­ва­ет­ся Евгений. – В дру­гой ком­на­те сест­ра с дву­мя детьми – до­ма с утра до но­чи скан­да­лы. На зону мать ко мне ез­дит ре­гу­ляр­но с про­дук­та­ми, а на во­ле руб­ля не даст. Орёт: устра­и­вай­ся на ра­бо­ту! А ме­ня толь­ко по­дён­щи­ком на строй­ку бе­рут спи­ну гнуть-ло­мать.

БЫВ­ШИХ ПРЕ­СТУП­НИ­КОВ ЛЮ­БОВЬ БЛИЗКИХ НЕ СПА­СА­ЕТ, СЧИ­ТА­ЕТ ПСИ­ХО­ЛОГ. ИМ НУЖНА НЕ ЛЮ­БОВЬ, А НА­ВЫ­КИ ДРУ­ГОЙ ЖИЗНИ ВНЕ ТЮ­РЕМ­НЫХ СТЕН.

Евгений гнуть спи­ну не стал – по­зна­ко­мил­ся с дев­чон­кой че­рез Ин­тер­нет, по­шли про­гу­лять­ся ве­чер­ком. Снял с неё зо­ло­то, сум­ку рва­нул и убе­жал. Да­ли пять лет…

Евгений уве­рен: в тюрь­ме ему лучше, чем на во­ле. Он зна­ком со все­ми пра­ви­ла­ми ми­ра за ре­шёт­кой, а как жить на сво­бо­де, не по­ни­ма­ет. Вот толь­ко на ка­кое пре­ступ­ле­ние ре­шит­ся муж­чи­на в оче­ред­ной раз, что­бы на­дол­го «уехать» на зону?

Анна Петрова (фа­ми­лия и имя

ДЛЯ БЫВ­ШИХ ЗА­КЛЮ­ЧЁН­НЫХ ДОБ­РЫЙ СО­ВЕТ ПО­РОЙ НУЖ­НЕЕ ДЕ­НЕГ.

«Об­ще­ство го­то­во хо­ро­шо от­но­сить­ся к быв­шим за­клю­чён­ным, ко­гда есть со­ци­аль­но одоб­ря­е­мый сце­на­рий: мол, муж­чи­ну на­ка­за­ли, а он девушку от на­силь­ни­ков спа­сал. Или жен­щи­на от му­жа-тирана обо­ро­ня­лась. А до ро­ко­во­го сте­че­ния об­сто­я­тельств че­ло­век вёл нор­маль­ную жизнь.

Но де­ло в том, что та­кие лю­ди

не ре­ци­ди­вист­ка, но как жить на во­ле, то­же по­ка не знает. Пять лет на­зад Анна ра­ни­ла му­жа но­жом, обо­ро­ня­ясь от оче­ред­ных по­бо­ев. Её жизнь ни­ко­гда не бы­ла слад­кой: рос­ла с пью­щи­ми ро­ди­те­ля­ми, а что­бы сбе­жать из до­ма, ра­но вы­шла за­муж.

По­том один за другим по­яви­лись трое де­тей. Вместе с му­жем Анна ста­ла при­кла­ды­вать­ся к бу­тыл­ке. Су­пруг ре­гу­ляр­но смерт­ным

бо­ем бил мать на гла­зах у ре­бя­ти­шек. В оче­ред­ной пья­ной дра­ке она, спа­са­ясь от гра­да уда­ров, на­щу­па­ла на ку­хон­ном сто­ле нож и вон­зи­ла му­жу в шею. Муж­чи­на вы­жил. Но ра­не­ние при­зна­ли тя­жё­лым, суд по­счи­тал Ан­ну ви­нов­ной в умыш­лен­ном при­чи­не­нии тяж­ко­го вре­да здо­ро­вью. На­ка­за­ние – пять лет в ис­пра­ви­тель­ной ко­ло­нии.

На во­лю жен­щи­на вы­шла 7 февраля 2020 го­да. Ид­ти ей неку­да: ро­ди­те­ли дав­но умер­ли, дети у даль­них род­ствен­ни­ков,

ВО­ЛЯ «СРЫВАЕТ КРЫ­ШУ»

в по­мо­щи нуж­да­ют­ся го­раз­до ре­же. Как пра­ви­ло, на во­ле их ждут се­мья, ро­ди­те­ли, дру­зья, и вер­нуть­ся в со­ци­ум им го­раз­до про­ще.

В со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской ре­а­би­ли­та­ции нуж­да­ют­ся про­блем­ные лю­ди, ко­то­рые до за­клю­че­ния нор­маль­ной жизни не зна­ли: вы­рос­ли в асо­ци­аль­ных се­мьях, по­том не смог­ли свою жизнь устро­ить. Они вер­нут­ся на сво­бо­ду и вновь ока­жут­ся сре­ди тех, кто бу­дет про­дол­жать их тя­нуть на дно.

Невоз­мож­ность на­чать но­вую жизнь спро­во­ци­ру­ет ре­ци­див. И помогать этим лю­дям на­до уметь. Здесь ты рис­ку­ешь, что квар­ти­ра при­над­ле­жит му­жу, те­перь он там жи­вёт с дру­гой жен­щи­ной.

– Я очень хо­чу на­чать но­вую жизнь, – пла­чет Анна. – Вер­нуть де­тей из приюта, устро­ить­ся на ра­бо­ту... Добрые лю­ди со­бра­ли день­ги на арен­ду ком­на­ты, да­ли про­дук­тов и одеж­ду. А что даль­ше?

ЛЮБ­ВИ ЗДЕСЬ МА­ЛО

Как со­об­щи­ли «АиФ-НН» в ми­ни­стер­стве со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки Ни­же­го­род­ской об­ла­сти, спе­ци­аль­ных про­грамм по пси­хо­ло­ги­че­ской и со­ци­аль­ной ре­а­би­ли­та­ции быв­ших за­клю­чён­ных в ре­ги­оне нет. Но есть пра­во­вая ба­за, ко­то­рая поз­во­ля­ет ока­зы­вать та­ким лю­дям опре­де­лён­ную помощь.

Ба­зо­вое го­су­дар­ствен­ное учре­жде­ние по ра­бо­те с ли­ца­ми, осво­бо­див­ши­ми­ся из мест ли­ше­ния сво­бо­ды, – «Об­ласт­ной центр со­ци­аль­но-тру­до­вой ре­а­би­ли­та­ции граж­дан». Центр ра­бо­та­ет уже 20 лет в рай­оне же­лез­но­до­рож­но­го вок­за­ла, он рас­счи­тан на 101 ме­сто. По­сто­яль­цев здесь ждёт вре­мен­ная ре­ги­стра­ция по ме­сту пре­бы­ва­ния,

че­ло­век про­сто ся­дет те­бе, доб­ро­му, на шею, и не по­то­му, что он пло­хой. Он про­сто не уме­ет по-дру­го­му вы­стра­и­вать от­но­ше­ния с людь­ми.

Быв­шим за­клю­чён­ным нужна ра­бо­та с пси­хо­ло­гом, дол­гая и осмыс­лен­ная. Необ­хо­ди­ма и го­су­дар­ствен­ная служ­ба со­про­вож­де­ния та­ких лю­дей хо­тя бы в пер­вые ме­ся­цы по­сле осво­бож­де­ния.

Че­ло­век дол­го жил в усло­ви­ях жёст­ко­го ре­жи­ма, а во­ля ча­сто «срывает кры­шу». На­до помогать вче­раш­ним за­клю­чён­ным с устрой­ством на ра­бо­ту, с бытовыми во­про­са­ми. Их на­до, на­ко­нец, про­сто вы­слу­шать. Речь

кой­ко-ме­сто с ком­плек­том для лич­ной гигиены, го­ря­чее пи­та­ние. Спе­ци­а­ли­сты цен­тра по­мо­гут вос­ста­но­вить до­ку­мен­ты, най­ти род­ных, по­со­дей­ству­ют тру­до­устрой­ству. Здесь также обес­пе­чат ме­ди­цин­скую и пси­хо­ло­ги­че­скую помощь. Най­ти при­ют быв­шие за­клю­чён­ные также мо­гут в «Лу­ко­я­нов­ском спе­ци­аль­ном доме-ин­тер­на­те для пре­ста­ре­лых и ин­ва­ли­дов» и «Вар­на­вин­ском пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ском ин­тер­на­те». По­мочь с дру­ги­ми во­про­са­ми им го­то­вы и в управ­ле­ни­ях со­ци­аль­ной за­щи­ты на­се­ле­ния по все­му ре­ги­о­ну.

По мне­нию экс­пер­тов, мно­гие из тех, кто не раз по­па­дал за ре­шёт­ку, име­ют ди­а­гноз. Ча­ще все­го это пси­хи­че­ское рас­строй­ство в лёгкой или тя­жё­лой фор­ме. При со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния лю­дей про­ве­ря­ют на вме­ня­е­мость. Глав­ным фак­то­ром здесь ста­но­вит­ся осо­знан­ность дей­ствий. идёт о том, что­бы че­ло­ве­ку под­ска­за­ли, ку­да он мо­жет пой­ти со сво­ей про­бле­мой.

Необ­хо­ди­мо хо­тя бы на пер­вые два ме­ся­ца помогать лю­дям с жи­льём. И пусть это бу­дут не ка­кие-то ре­а­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры в де­ре­вен­ской глу­ши. Быв­ше­му за­клю­чён­но­му на­до при­вы­кать ра­бо­тать, адап­ти­ро­вать­ся в со­ци­у­ме, а не жить на при­ро­де.

На са­мом де­ле си­ту­а­ций, ко­гда че­ло­ве­ку из ко­ло­нии во­об­ще неку­да пой­ти, ма­ло. И по­мочь та­ким лю­дям не вер­нуть­ся в тюрь­му или не по­пол­нить ря­ды бом­жей вполне ре­аль­но!

Та­тья­на Фа­ли­на, волонтёр по тю­рем­но­му слу­же­нию при

Ни­же­го­род­ской епар­хии

Фото Та­тья­ны АН­ТО­НО­ВОЙ

Нор­маль­ная жизнь на во­ле воз­мож­на, ес­ли это­го дей­стви­тель­но за­хо­теть и при­ло­жить уси­лия. из­ме­не­ны)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.