ПО­ЗЫВ­НОЙ «ГРАЦ»

AiF Penza - - ПАНОРАМА - Ага­та РЕЧНАЯ

про­шел спо­кой­но».

Спра­ши­ваю у Са­ши, что сей­час про­ис­хо­дит в неко­гда брат­ском го­су­дар­стве. Так же, как и его ма­лень­кая зна­ко­мая, он су­хо от­ве­ча­ет: «Вой­на » . По­мол­чав несколь­ко се­кунд, до­бав­ля­ет: «По­ка мы с то­бой раз­го­ва­ри­ва­ем, окра­и­ны го­ро­да бом­бят. До­нецк по­сто­ян­но об­стре­ли­ва­ет­ся ар­тил­ле­ри­ей и ми­но­ме­та­ми. До сих пор ору­ду­ют ди­вер­сан­ты, ко­то­рых в по­след­нее вре­мя уда­ет­ся бы­ст­ро обез­вре­жи­вать».

Сре­ди на­ем­ни­ков, по сло­вам Алек­сандра, мно­го тур­ков, вы­ход­цев из ев­ро­пей­ских стран и да­же гру­зин. Мно­гие си­дят на нар­ко­ти­ках.

ДВО­Я­КОЕ МНЕ­НИЕ

Жи­вут опол­чен­цы в спар­тан­ских усло­ви­ях: но­чу­ют, где при­дет­ся - в по­ле, в за­бро­шен­ных до­мах. Го­то­вят то­же са­ми. Гра­цу в этом плане по­вез­ло – он по­вар по об­ра­зо­ва­нию. Вот на днях сво­и­ми ща­ми на­кор­мил весь от­ряд.

«Спар­тан­ские усло­вия – не бе­да. Го­раз­до тя­же­лее в пси­хо­ло­ги­че­ском плане. – рас­суж­да­ет пен­зе­нец. – Вам по­вез­ло, что вы не зна­е­те, что та­кое по- сто­ян­ные бом­беж­ки и тру­пы.

У мест­но­го на­се­ле­ния по­зи­ция стран­ная. Те жи­те­ли, ко­то­рые на­хо­ди­лись всю вой­ну в До­нец­ке, от­но­сят­ся к опол­чен­цам хо­ро­шо и бла­го­да­рят за то, что они их за­щи­ща­ли. У тех же, кто во вре­мя са­мых жар­ких бо­ев где-то от­си­жи­вал­ся, дру­гая по­зи­ция. Гля­дя на раз­ру­шен­ные до­ма, они со­кру­ша­ют­ся: «Ес­ли бы не вы, ни­че­го бы не бы­ло».

ДЬЯ­ВОЛЬ­СКОЕ

ОРУ­ЖИЕ

Еще две неде­ли на­зад До­нецк был «пу­стым»: не бы­ло вид­но ни де­тей, ни жен­щин. Сей­час лю­ди по­ти­хонь­ку воз­вра­ща­ют­ся до­мой. Но, вер­нув­шись, сно­ва пря­чут­ся от бом­бе­жек в под­ва­лах.

«Лю­ди все еще бо­ят­ся,- кон­ста­ти­ру­ет Алек­сандр. – Мно­гие пре­бы­ва­ют в шо­ке от недав­ней но­во­сти об изуро­до­ван­ных те­лах, най­ден­ных под До­нец­ком. Мас­со­вые за­хо­ро­не­ния об­на­ру­жи­ли сна­ча­ла под по­сел­ком Ком­му­нар. По­том - под Ниж­ней Крын­кой. У несчаст­ных свя­за­ны ру­ки за спи­ной. Все до­би­ты кон­троль­ным вы­стре­лом. В мо­ги­лах - и по­встан­цы, и мир­ные жи­те­ли.

Сам я тел не ви­дел, но очень мно­го слы­шал. Так же как и о фос­фор­ных и кас­сет­ных бом­бах. И те, и дру­гие за­пре­ще- ны, но ис­поль­зо­ва­лись в этой страш­ной войне.

Кас­сет­ные бом­бы взры­ва­ют­ся в несколь­ких мет­рах от зем­ли и из них па­да­ют иг­лы. Они про­ши­ва­ют че­ло­ве­ка на­сквозь. По­сле то­го, как че­ло­ве­ка про­шьет 100 игл, он еще ми­нут 20 бе­га­ет, а по­том па­да­ет и ис­те­ка­ет кро­вью». Не сра­зу, но па­рень рас­ска­зы­ва­ет мне о том, что недав­но то­ва­рищ из его от­де­ле­ния по­лу­чил из «Гра­да» оско­лок в спи­ну. Ему по­вез­ло – успе­ли во­вре­мя до­ста­вить в гос­пи­таль. А сколь­ких не успе­ли…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.