РОД­СТВЕН­НЫЙ ОБ­МЕН

Èíâàëèä áîðåòñÿ çà ñâîè ïðàâà

AiF Penza - - СУДЬБА - На­та­лья НЕБУЧИНОВА

ме­ся­цев пять от силы. Ко­гда он пья­ный, я ле­жу сут­ка­ми без по­мо­щи, не мо­гу встать в туа­лет, не ем по трое су­ток! – чуть не пла­ча, вспо­ми­на­ет Алек­сей. – Пен­сии сво­ей я не ви­жу, по­то­му, что ее по­лу­ча­ет брат по мо­ей до­ве­рен­но­сти. На­вер­ное, я бы и даль­ше тер­пел, ес­ли бы он не на­чал ме­ня бить…».

ПО­МОЩ­НИ­КИ

«По­ли­цию как-то в 2 ча­са но­чи со­се­ди вы­зы­ва­ли, ко­гда Ле­шин брат на­пил­ся и шу­мел, - го­во­рит со­сед­ка Ека­те­ри­на Алек­се­ев­на. – Тут уже весь дом зна­ет, что он вы­пить лю­бит. Жал­ко Ле­шу, устро­и­ли бы его ку­да-ни­будь в дом ве­те­ра­нов, чтоб по­даль­ше от­сю­да. Он ведь, хоть и больной, но па­рень баш­ко­ви­тый, в ком­пью­те­рах раз­би­ра­ет­ся, в тех­ни­ке раз­ной. Мы к нему рань­ше по­сто­ян­но за со­ве­том при­хо­ди­ли, а сей­час уж лиш­ний раз не зай­дешь…».

По сло­вам со­се­дей, брат Алек­сея не слиш­ком при­ве­ча­ет го­стей. Од­на­ко доб­ро­сер­деч­ные лю­ди про­дол­жа­ют подкармливать ин­ва­ли­да, а за­од­но и его род­ствен­ни­ка.

«Ко­неч­но, при­хо­дим, то я, то муж мой. На­ва­рю ка­стрюль­ку щей и несу им, знаю, что Алек­сей все­гда го­лод­ный. Пе­ред Но­вым го­дом хо­ло­дец при­но­си­ла. По­том за­шла мис­ку за­брать пу­стую, а Ле­ша го­во­рит: «Да я его да­же не по­про­бо­вал»! – раз­во­дит ру­ка­ми Зоя Алек­сан­дров­на. – Мы ему ска­за­ли: «Зво­ни, ес­ли, что нуж­но», он и зво­нит, ко­гда бра­та нет, за­хо­дим ему чай­ку за- ва­рить, свет вклю­чить, он же сам во­об­ще ни­че­го не мо­жет, да­же еду из хо­ло­диль­ни­ка до­стать!».

ТЕ­МА РАЗ­ДО­РА

За по­след­ний год не толь­ко соц­ра­бот­ни­ки, но и мест­ный участ­ко­вый ста­ли по­сто­ян­ным го­стя­ми в квар­ти­ре Маль­це­вых.

«Ор­га­ны опе­ки име­ют пра­во при­хо­дить с про­вер­кой без уве­дом­ле­ния, - по­яс­ня­ет мой со­бе­сед­ник. - Вот од­на­ж­ды они так и сде­ла­ли и за­ста­ли у ме­ня на кухне пья­ную ком­па­нию. До­ма, ко­неч­но же, бы­ло гряз­но, еда в хо­ло­диль­ни­ке от­сут­ство­ва­ла. Они вы­зва­ли по­ли­цию, со­ста­ви­ли про­то­кол, но я не стал пи­сать за­яв­ле­ние. Ка­кой смысл? Соц­ра­бот­ни­ки уй­дут, а я останусь».

Как рас­ска­зал Алек­сей, свод­ный брат и его род­ствен­ни­ки уже за­во­ди­ли раз­го­вор о том, что­бы офор­мить над ним опе­кун­ство. Этот офи­ци­аль­ный ста­тус, ка­за­лось бы, не дол­жен что-то из­ме­нить в его от­но­ше­ни­ях с род­ней. Од­на­ко, по сло­вам Алек­сея, та­кая бу­ма­га поз­во­лит опе­ку­нам от­пра­вить его на всю остав­шу­ю­ся жизнь в пси­хо-нев­ро­ло­ги­че­ский ин­тер­нат, аб­со­лют­но не счи­та­ясь с мне­ни­ем под­опеч­но­го.

Ма­ло то­го, не так дав­но «как по за­ка­зу» у Алек­сея вдруг об­на­ру­жи­лось некое пси­хи­че­ское за­бо­ле­ва­ние, от ко­то­ро­го, как го­во­рит­ся, «ру­кой по­дать» до опе­кун­ства. Все­му при­чи­ной, счи­та­ет Алек­сей, квар­ти­ра, до­став­ша­я­ся от ма­те­ри.

«По за­ко­ну мне, как ин­ва­ли­ду, по­ла­га­ет­ся 75% от пло­ща­ди квар­ти­ры, а бра­ту - остав­ши­е­ся 25. По­это­му раз­ме­ни­вать­ся сей­час мне ни­кто не поз­во­лит, да и воз­мож­но­стей са­мо­сто­я­тель­но это сде­лать у ме­ня нет», - взды­ха­ет он.

ДРУГ

Что­бы не силь­но обре­ме­нять бра­та до­маш­ни­ми за­бо­та­ми, Алек­сей ре­шил най­ти се­бе доб­ро­воль­ных по­мощ­ни­ков-во­лон­те­ров. Ки­нул клич в Ин­тер­не­те и на­шел дру­га по несча­стью, ко­то­рый жи­во от­клик­нул­ся на Ле­ши­но со­об­ще­ние. Ока­за­лось, что но­вый друг Дмит­рий сам ин­ва­лид с тем же ди­а­гно­зом ДЦП, толь­ко име­ет од­но неоспо­ри­мое пре­иму­ще­ство – мо­жет са­мо­сто­я­тель­но пе­ре­дви­гать­ся и ра­бо­тать ру­ка­ми. Вот толь­ко с ре­чью пар­ню не по­вез­ло, па­ра­лич ли­шил его воз­мож­но­сти го­во­рить.

«Дмит­рий со­здал груп­пу в «Кон­так­те» и в «Од­но­класс­ни­ках», что­бы най­ти для ме­ня во­лон­те­ров, - рас­ска­зы­ва­ет Алек­сей. - Но про­бле­ма в том, что брат вряд ли пу­стит их в дом, да­же ес­ли они и от­клик­нут­ся. Мы ста­ли ду­мать, что же еще пред­при­нять и Дмит­рий от сво­е­го име­ни на­пра­вил за­яв­ле­ние в Моск­ву, к упол­но­мо­чен­но­му по пра­вам че­ло­ве­ка, где рас­ска­зал о мо­ем бед­ствен­ном по­ло­же­нии».

Жа­ло­бу спу­сти­ли в Пен­зу, на­пра­вив в со­от­вет­ству­ю­щие ин­стан­ции. Толь­ко по­сле это­го по­ло­же­ни­ем ин­ва­ли­да ак­тив­но за­ин­те­ре­со­ва­лись на бо­лее вы­со­ком уровне.

«Для ме­ня сей­час един­ствен­ный вы­ход – по­лу­чить жи­лье в до­ме ве­те­ра­нов, хо­тя бы вре­мен­ное, лишь бы не воз­вра­щать­ся до­мой! – дро­жа­щим го­ло­сом объ­яс­ня­ет Алек­сей. – Го­во­рят, что ту­да очень слож­но по­пасть, нуж­но со­брать ку­чу спра­вок, прой­ти об­сле­до­ва­ние, да и оче­редь ту­да боль­шая. Но я на­де­юсь на луч­шее, ведь мир не без доб­рых лю­дей!».

Алек­сей на­де­ет­ся, что из гос­пи­та­ля его пе­ре­ве­дут в Дом ве­те­ра­нов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.