ТАБ­ЛЕТ­КА ОТ СВО­БО­ДЫ

AiF Penza - - ГРАНИ ЖИЗНИ -

ЕКА­ТЕ­РИ­НА КРЕТОВА – ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ СТО­ЛИЧ­НЫЙ ЖУР­НА­ЛИСТ И ТЕ­АТ­РАЛЬ­НЫЙ КРИ­ТИК – ПРИ­НАД­ЛЕ­ЖИТ К ТОЙ ОЧЕНЬ РЕД­КОЙ КА­ТЕ­ГО­РИИ ДЕ­Я­ТЕ­ЛЕЙ ИС­КУС­СТВА, КО­ТО­РЫЕ НЕ БО­ЯТ­СЯ ПЕ­РЕ­МЕН. И НЕ ПРО­СТО НЕ БО­ЯТ­СЯ, НО ЖДУТ ИХ, ГО­ТО­ВЫ РАС­ПАХ­НУТЬ ИМ РА­ЗУМ И СЕРД­ЦЕ.

Бе­се­да «АиФ» с Ека­те­ри­ной Геор­ги­ев­ной, к со­жа­ле­нию, по­лу­чи­лась недол­гой - но неко­то­рые са­мые ин­те­рес­ные мо­мен­ты и са­мые ост­рые про­бле­мы со­вре­мен­но­го ис­кус­ства мы все-та­ки успе­ли об­су­дить.

О ЦЕН­ЗУ­РЕ

«Ска­жу чест­но – мне не ин­те­рес­но, ко­гда все мож­но, - рас­суж­да­ет Кретова. Мы идем к до­му Мей­ер­холь­да – Ека­те­ри­на Геор­ги­ев­на в Пен­зе впер­вые, но об уни­каль­ном те­ат­ре на­слы­ша­на. – Долж­ны быть табу. Долж­ны быть за­пре­ты. Хо­тя бы по­то­му, что это, по су­ти де­ла, си­сте­ма ко­ор­ди­нат, в ко­то­рой ис­кус­ству над­ле­жит раз­ви­вать­ся.

Взять хо­тя бы недав­нюю ис­то­рию с опе­рой «Тан­гей­зер», во­круг ко­то­рой раз­го­рел­ся скан­дал из-за бо­го­хуль­но­го, по мне­нию об­ще­ствен­но­сти, пред­став­ле­ния Иисуса Хри­ста. Ме­ня лич­но воз­му­ти­ло не это, а про­сто сам факт пе­ре­пи­сы­ва­ния клас­си­че­ско­го сю­же­та. За­чем? Из все­доз­во­лен­но­сти в ито­ге по­лу­чи­лась ску­ка».

Дру­гой очень важ­ный мо­мент – са­мо­цен­зу­ра. По мне­нию Кретовой, ее не су­ще­ству­ет - ее нуж­но вос­пи­ты­вать, а для это­го необ­хо­ди­мы спе­ци­аль­ные со­ци­аль­ные ин­сти­ту­ты.

«Взять, на­при­мер, про­шлый век, ко­гда над стра­ной до­вле­ла со­ци­а­ли­сти­че­ская идео­ло­гия, - вспо­ми­на­ет на­ша со­бе­сед­ни­ца. - Все, что про­ис­хо­ди­ло в Со­ю­зе в те го­ды, про­ис­хо­ди­ло толь­ко в ее рам­ках. Од­ни ее под­дер­жи­ва­ли – дру­гие с ней же бо­ро­лись. Од­ни ста­ра­лись ее укре­пить – дру­гие раз­ру­шить. Сей­час идео­ло­гии нет, нет огра­ни­че­ний – и не с чем бо­роть­ся, и нет ни­ка­ко­го кон­флик­та. И, со­от­вет­ствен­но, не со­зда­ет­ся прак­ти­че­ски ни­че­го дей­стви­тель­но но­во­го».

Вы­вод - нам нужны сте­ны. Про­сто ра­ди то­го, что­бы их пре­одо­ле­вать.

Еще один важ­ный мо­мент – кар­ди­наль­ная сме­на ро­лей. Не сек­рет, что сей­час в те­атр идут глав­ным об­ра­зом за раз­вле­че­ни­ем. Прос- ве­ти­тель­ская, кон­фликт­ная, со­бе­сед­ни­че­ская функ­ция – все это оста­ет­ся за бор­том.

О НО­ВОМ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КЕ

«Но кто ска­зал, что это пло­хо? – недо­уме­ва­ет Кретова. - Еще Ста­ни­слав­ский - а жил он, на ми­ну­точ­ку, в на­ча­ле про­шло­го ве­ка – го­во­рил, что те­атр, это в первую оче­редь раз­вле­че­ние. И не счи­тал это за­зор­ным.

Мож­но, ко­неч­но, по­ста­вить но­во­му по­ко­ле­нию в ви­ну то, что они про­сто ма­ло хо­дят в те­ат­ры. Но ведь рань­ше бы­ло по­чти то же са­мое! В Со­ю­зе – я го­во­рю это, ос­но­вы­ва­ясь на лич­ных на­блю­де­ни­ях – хо­ди­ли в пять те­ат­ров. Осталь­ные сто­я­ли пу­стые. Дру­гое де­ло, что то­гда те­атр дей­стви­тель­но был на­став­ни­ком, лю­ди в боль­шин­стве ис­ка­ли там гло­баль­ных про­блем и от­ве­тов на слож­ные во­про­сы.

Все, что сей­час про­ис­хо­дит с те­ат­ром – это про­сто есть. И рань­ше, ко­гда в ис­кус­стве ра­бо­та­ли опре­де­лен­ные го­су­дар­ствен­ные стан­дар­ты, ко­гда его в зна­чи­тель­ной ме­ре опре­де­ля­ла идео­ло­гия – это про­сто бы­ло. Как факт.

Су­ще­ству­ют, ко­неч­но, досадные ве­щи – на­при­мер, нам ста­ло слож­нее вос­при­ни­мать боль­шие объ­е­мы ин­фор­ма­ции. Слож­нее ее об­ра­ба­ты­вать, осмы- слять. Но в це­лом – мы про­сто на­блю­да­ем есте­ствен­ный ход вре­ме­ни, его сте­ствен­ные ат­ри­бу­ты, из ко­то­рых в кон­це кон­цов сфор­ми­ру­ет­ся но­вый че­ло­век. Мы ста­но­вим­ся перед вы­бо­ром – ли­бо ра­дост­но бе­жать впе­ре­ди это­го про­цес­са, ли­бо пы­тать­ся его удер­жать. Но пы­тать­ся удер­жать – зна­чит, по­сто­ян­но огля­ды­вать­ся на­зад».

Вы­вод – но­во­го че­ло­ве­ка не нуж­но бо­ять­ся.

О ПРИ­МЕ­ТАХ

ВРЕ­МЕ­НИ

Сей­час мы, кста­ти, мо­жем на­блю­дать еще од­но очень лю­бо­пыт­ное яв­ле­ние. Нам так или ина­че на­вя­зы­ва­ют по­треб­ность в раз­вле­че­ни­ях, в ве­щах. Но этот про­цесс не мо­жет длить­ся бес­ко­неч­но.

«И пер­вые по­движ­ки уже есть, - под­во­дит под на­шей бе­се­дой чер­ту Кретова. - Сей­час стра­ны За­па­да мед­лен­но, но вер­но по­во­ра­чи­ва­ют­ся в сто­ро­ну… ис­ла­ма. Ухо­дят к тра­ди­ци­он­ным цен­но­стям. От­ка­зы­ва­ют­ся от гло­ба­ли­сти­ки, от идеи ли­бе­ра­лиз­ма, ос­но­ван­ной на рын­ке и ры­ноч­ных от­но­ше­ни­ях. В первую оче­редь это свой­ствен­но мо­ло­де­жи – как раз то­му са­мо­му но­во­му че­ло­ве­ку, о ко­то­ром мы с ва­ми го­во­ри­ли вы­ше. И это опять-та­ки не пло­хо, это не озна­ча­ет, что неокреп­шие умы про­ни­ка­ют­ся ре­ли­ги­оз­ны­ми дог­ма­та­ми и идут в тер­ро­ри­сты. Они про­сто ищут опо­ры».

СТЕ­НЫ НУЖНЫ ДЛЯ ТО­ГО, ЧТО­БЫ ИХ ПРЕ­ОДО­ЛЕ ВАТЬ.

«Те­атр сей­час все боль­ше ухо­дит в сфе­ру раз­вле­че­ний, но кто ска­зал что это пло­хо?»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.