ДА­РИТЬ ТЕП­ЛО

AiF Penza - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ДО­РО­ГА ДЛИ­НОЙ

В ПОЛ­ЖИЗ­НИ

при­шел на ТЭЦ-1 в кон­це се­ми­де­ся­тых, в непро­стое, пе­ре­ход­ное вре­мя. Пе­ре­ход­ное в пря­мом смыс­ле сло­ва – стан­цию пе­ре­во­ди­ли с уг­ля на при­род­ный газ.

«Пер­вое вре­мя я ра­бо­тал в кот­ло­тур­бин­ном це­хе, — вс­по­ми­на­ет Алек­сандр Ива­но­вич. – Об­слу­жи­вал энер­ге­ти­че­ские кот­лы – огром­ные, вы­со­той с пя­ти­этаж­ный дом ма­ши­ны, внут­ри ко­то­рых по­сто­ян­но го­рит огонь, сжи­га­ю­щий топ­ли­во».

Ра­бо­та, при­зна­ет­ся наш ге­рой, бы­ла ар­хи­важ­ная – кот­лы да­ва­ли тех­ни­че­ский пар, ко­то­рый вра­щал тур­би­ны, вы­ра­ба­ты­ва­ю­щие элек­три­че­ский ток.

«Осо­бен­но слож­но бы­ло со ста­рым обо­ру­до­ва­ни­ем, где до­жи­га­ли уголь, — про­дол­жа­ет Тру­сов. – Газ – он ведь сго­ра­ет пол­но­стью, ни­че­го от него ни на го­рел­ках, ни на стен­ках кот­ла не оста­ет­ся. Уголь – дру­гое де­ло. Бы­ва­ло, от огром­ной тем­пе­ра­ту­ры он спе­кал­ся в твер­дый ко­мок, и «за­би­вал» го­рел­ки. То­гда нам при­хо­ди­лось от­кры­вать лю­ки и ло­ма­ми этот на­гар – глы­бу ве­сом в несколь­ко тонн – сби­вать. Вы­хо­ди­ли с ра­бо­че­го ме­ста по­том все чер­ные». Глав­ным ин­стру­мен­том управ­ле­ния кот­ла­ми был за­ни­ма­ю­щий це­лую ком­на­ту щит, на ко­то­рый выводились дан­ные со всех си­стем – от тем­пе­ра­ту­ры до ско­ро­сти вра­ще­ния мель­ниц, дро­бя­щих уголь в мел­кий по­ро­шок. Сот­ни дат­чи­ков, ты­ся­чи цифр. От­вле­кать­ся нель­зя ни на ми­ну­ту – от ра­бо­ты па­ро­вых ма­шин за­ви­сел то­гда, за­ви­сит и сей­час весь го­род.

ИН­ЖЕ­НЕР­НАЯ

СМЕ­КАЛ­КА

по­жа­луй, луч­ше всех по­ни­ма­ет, на­сколь­ко важ­на точ­ность в ра­бо­те энер­ге­ти­ка. Семь лет он ра­бо­та­ет на Пен­зен­ской ТЭЦ-2 сна­ча­ла в ла­бо­ра­то­рии теп­ло­вой ав­то­ма­ти­ки и из­ме­ре­ния. Ес­ли на стан­ции на­чи­нал «ба­рах­лить» ка­кой-то при­бор, то зва­ли Ку­ли­ко­ва с бри­га­дой, и он непо­лад­ку устра­нял. И хо­тя на сло­вах все вы­гля­дит до­воль­но про­сто, бы­ли в его ра­бо­те мо­мен­ты, ко­гда все ре­ша­ла ин­же­нер­ная сме­кал­ка и фи­зи­че­ская си­ла.

«Сло­мал­ся у нас од­на­жды при­бор, кон­тро­ли­ру­ю­щий осе­вой сдвиг ро­то­ра тур­би­ны – де­таль, ко­то­рая при­во­дит в дви­же­ние ге­не­ра­тор, — вс­по­ми­на­ет Ку­ли­ков. – Ро­тор мо­жет сдви­гать­ся лишь на де­ся­тые до­ли мил­ли­мет­ра. Чуть боль­ше – и тур­би­на вый­дет из строя».

При­бор бла­го­по­луч­но по­чи­ни­ли. Но для то­го, что­бы его от­ка­либ­ро­вать – убе­дить­ся, что он по­ка­зы­ва­ет дан­ные точ­но – трид­ца­ти­тон­ный сталь­ной ро­тор при­шлось дви­гать… обык­но­вен­ны­ми ло­ма­ми. И ни­че­го – спра­ви­лись.

Сей­час Ан­дрей Ни­ко­ла­е­вич воз­глав­ля­ет кот­ло­тур­бин­ный уча­сток ТЭЦ-2. Он, в от­ли­чие от двух дру­гих на­ших ге­ро­ев, пред- ста­ви­тель но­во­го, мо­ло­до­го по­ко­ле­ния мастеров. Сме­ясь, Ку­ли­ков при­зна­ет­ся: к ра­бо­те в сфе­ре энер­ге­ти­ки его, ка­жет­ся, при­ве­ла са­ма жизнь.

«У ме­ня отец тут дол­го ра­бо­тал, — рас­ска­зы­ва­ет наш со­бе­сед­ник. – А жи­ли мы на Шу­и­сте. И по­лу­ча­лось так, что ТЭЦ-1 я с са­мо­го дет­ства по­сто­ян­но ви­дел из ок­на: ло­жусь спать – тру­бы ды­мят, про­сы­па­юсь – тру­бы ды­мят. Ну как тут не за­ин­те­ре­со­вать­ся?»

Он и за­ин­те­ре­со­вал­ся — хо­тя судь­ба при­ве­ла его на ТЭЦ-2. И, прой­дя про­фес­си­о­наль­ный путь от сле­са­ря до ру­ко­во­ди­те­ля, ни­чуть об этом не жа­ле­ет. Го­во­рит, что глав­ное в ра­бо­те на ТЭЦ – от­вет­ствен­ность пе­ред со­бой и пе­ред людь­ми, пе­ред за­каз­чи­ка­ми, для ко­то­рых по­став­ля­ет­ся теп­ло и элек­тро­энер­гия. От­вет­ствен­ность – и еще, по­жа­луй, спло­чен­ность. Ко­гда каж­дый на сво­ем ме­сте. Ко­гда каж­дый, слу­чись вдруг бе­да, обя­за­тель­но при­дет на по­мощь.

Дмитрий ЗАЙ­ЦЕВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.