ТОК ЖИЗ­НИ

AiF Penza - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Дмитрий ЗАЙ­ЦЕВ

ЦЕ­ЛЫХ ВО­СЕМЬ ЛЕТ У ИЛЬИ КУХНИНА ВСЕ БЫ­ЛО ХО­РО­ШО. ДРУ­ЗЬЯ-ПРИ­Я­ТЕ­ЛИ, ШУМ­НЫЕ ИГ­РЫ ВО ДВО­РЕ, ЛЮ­БЯ­ЩИЕ РО­ДИ­ТЕ­ЛИ. В ПО­СЛЕД­НИЕ ГО­ДЫ К ЭТО­МУ ПРИ­БА­ВИЛ­СЯ ЕЩЕ И СПОРТ – С ПО­ДА­ЧИ ОТ­ЦА ИЛЬЯ СЕ­РЬЕЗ­НО УВЛЕК­СЯ КА­РАТЭ.

А по­том все неожи­дан­но из­ме­ни­лось.

БЕЗ СЛЕЗ

«В один пре­крас­ный день мы по­шли на спор­тив­ную дис­пан­се­ри­за­цию, — вс­по­ми­на­ет отец маль­чи­ка Станислав КУХНИН. – Там у Ильи об­на­ру­жи­ли WPW – син­дром Воль­фа-Пар­кин­со­на-Уай­та. Про­бле­мы с серд­цем, ес­ли по-про­сто­му».

Серд­це че­ло­ве­ка бьет­ся бла­го­да­ря по­сто­ян­но­му воз­дейст- вию элек­три­че­ско­го то­ка. Кро­шеч­ные им­пуль­сы за­рож­да­ют­ся в си­нус­ном уз­ле и по осо­бым проводам-во­ло­кон­цам пе­ре­да­ют­ся на мыш­цы же­лу­доч­ков и пред­сер­дий. В нор­ме –серд­це бьет­ся спо­кой­но и ров­но.

У Ильи же та­ких про­во­дя­щих во­ло­кон бы­ло на по­ря­док боль­ше, чем нуж­но. Из-за это­го вре­мя от вре­ме­ни к же­лу­доч­кам и пред­сер­ди­ям по­сту­па­ло слиш­ком мно­го то­ка, из-за че­го серд­це маль­чи­ка на­чи­на­ло без- удерж­но ко­ло­тить­ся.

«Мы об­ра­ти­лись в кар­дио­ло­ги­че­ский центр, где нам ска­за­ли, что един­ствен­ный спо­соб из­ба­вить­ся от это­го неду­га на­все­гда – опе­ра­ция, – про­дол­жа­ет Станислав Ев­ге­нье­вич. – Но спе­ци­а­ли­стов, ко­то­рые мог­ли бы про­опе­ри­ро­вать та­кое ма­лень­кое серд­це, в Пен­зе не ока­за­лось».

Се­мье Кух­ни­ных пред­ло­жи­ли по­до­ждать, по­ка Илье не ис­пол­нит­ся 18. При­сту­пы та­хи­кар­дии в то вре­мя у маль­чи­ка слу­ча­лись неча­сто, дли­лись недол­го, да и пе­ре­но­сил он их спо­кой­но и без слез, как и по­ла­га­ет­ся на­сто­я­ще­му муж­чине. И ро­ди­те­ли на пред­ло­же­ние со­гла­си­лись – тем бо­лее что и выбора осо­бо­го не бы­ло.

210 УДА­РОВ В МИ­НУ­ТУ

«Но про­шло два го­да, и при­сту­пы рез­ко уча­сти­лись, — про­дол­жа­ет наш со­бе­сед­ник. – И длить­ся ста­ли не по 10-15 ми­нут, как рань­ше, а по три, по пять ча­сов».

Во вре­мя по­след­не­го при­сту- па серд­це маль­чи­ка «разо­гна­лось» до 210 уда­ров в ми­ну­ту – это серд­це­би­е­ние гон­щи­ка «Фор­му­лы-1» в пи­ко­вые мо­мен­ты со­рев­но­ва­ний. Вы­дер­жи­вать та­кое в те­че­ние несколь­ких ча­сов дет­ско­му ор­га­низ­му бы­ло боль­ше не под си­лу. Ни о ка­ком дол­гом ожи­да­нии ре­чи ид­ти не мог­ло.

«Мы взя­ли на­прав­ле­ние в Мос­ков­ский ин­сти­тут пе­ди­ат­рии, — вс­по­ми­на­ет Станислав Ев­ге­нье­вич. – Про­жда­ли по­чти три ме­ся­ца – вме­сто обе­щан­ных двух-трех недель – а по­том вы­яс­ни­лось, что в Москве за­кон­чил­ся банк квот, и на­ша по­езд­ка от­ме­ня­ет­ся».

По­мощь при­шла от­ту­да, от­ку­да ее ни­кто не ждал – врач, ко­то­рый вел се­мью Кух­ни­ных, от­пра­вил до­ку­мен­ты Ильи в фонд «АиФ. Доб­рое серд­це». Нуж­ную сум­му со­бра­ли быст­ро – 26 но­яб­ря Илью про­опе­ри­ро­ва­ли.

«А уже че­рез день мне по­зво­ни­ла су­пру­га и ска­за­ла, что его вме­сте с дру­ги­ми детьми на­ка­за­ли за шум­ные иг­ры в па­ла­те, — сме­ет­ся отец. — И то­гда я сра­зу по­нял – все в по­ряд­ке».

Сей­час Илья жи­вет нор­маль­ной жиз­нью и о при­сту­пах не вс­по­ми­на­ет. Прав­да, воз­вра­щать­ся в спорт ему по­ка нель­зя – все-та­ки по­сле опе­ра­ции про­шло не так уж и мно­го вре­ме­ни, ме­сяц-два нуж­но по­бе­речь­ся.

Са­мую боль­шую по­бе­ду в сво­ей жиз­ни Илья уже одер­жал.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.