КО­ГДА

Как лик­ви­да­то­ры ава­рии во­ду под Чер­но­бы­лем чи­сти­ли.

AiF Penza - - ПЕНЗА ДАТА -

31 год на­зад, 26 ап­ре­ля, про­изо­шла жут­кая ава­рия на Чер­но­быль­ской АЭС, ко­то­рая аук­ну­лась не толь­ко Укра­ине, но и Рос­сии, Бе­ло­рус­сии и Ев­ро­пе. Го­во­рят, по­след­ствия этой ра­ди­а­ци­он­ной ка­та­стро­фы не бы­ли бы столь мас­штаб­ны­ми, ес­ли бы во­ен­ные и чи­нов­ни­ки, от­вет­ствен­ные за спа­са­тель­ные ра­бо­ты, боль­ше при­слу­ши­ва­лись к мне­нию на­хо­див­ших­ся там уче­ных. В част­но­сти, я слы­шал, что неда­ле­ко­го ума чи­нов­ни­ки про­ва­ли­ли по­пыт­ку обез­за­ра­зить ре­ку При­пять, впа­да­ю­щую в Дне­пр. Ин­те­рес­но, как это бы­ло?

Н. Мат­ве­ев, Куз­нецк

Дей­стви­тель­но, та­кая по­пыт­ка бы­ла пред­при­ня­та, но она не увен­ча­лась успе­хом. О по­дроб­но­стях той опе­ра­ции зна­ет Вла­ди­мир МИ­РО­НОВ, жи­тель Пен­зы, 31 год на­зад доб­ро­воль­но от­пра­вив­ший­ся при­ни­мать уча­стие в лик­ви­да­ции по­след­ствия взры­ва на Чер­но­быль­ской АЭС.

На па­мять о ра­бо­те в зоне от­чуж­де­ния у него не оста­лось ни ме­да­лей, ни бла­го­дар­но­стей – толь­ко ин­ди­ви­ду­аль­ный до­зи­метр и по­сто­ян­ные бо­ли в пра­вой но­ге.

А еще он на всю жизнь за­пом­нил – ко­гда в Чер­но­бы­ле слу­чи­лась ка­та­стро­фа, в Гат­чине мо­ро­сил дождь.

ЧТО ПОДТОЛКНУЛО?

«Я то­гда ра­бо­тал в Ле­нин­град­ском ин­сти­ту­те ядер­ной фи­зи­ки, — рас­ска­зы­ва­ет Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич. – Там был на­уч­но­ис­сле­до­ва­тель­ский атом­ный ре­ак­тор, по­это­му на всех вхо­дах в ин­сти­тут сто­я­ли ар­ки до­зи­мет­ри­че­ско­го кон­тро­ля».

Утром 26 ап­ре­ля в ка­би­не­те Ми­ро­но­ва раз­дал­ся те­ле­фон­ный звонок. Зво­ни­ли из служ­бы до­зи­мет­рии ре­ак­то­ра, что­бы со­об­щить стран­ную но­вость – ар­ки сре­а­ги­ро­ва­ли на толь­ко что при­шед­шую сме­ну. На лю­дей, за­шед­ших в ин­сти­тут с ули­цы.

В экс­трен­ном по­ряд­ке взя­ли про­бы воз­ду­ха, поч­вы и дож­де­вой во­ды из спе­ци­аль­ных кю­вет, рас­став­лен­ных по тер­ри­то­рии ин­сти­ту­та и за ее пре­де­ла­ми. Спек­траль­ный ана­лиз по­ка­зал на­ли­чие в них изо­то­пов йо­да, це­зия, строн­ция. Ста­ло яс­но – дождь, про­лив­ший­ся но­чью над го­ро­дом, был ра­дио­ак­тив­ным. Толь­ко спу­стя два дня по ра­дио и те­ле­ви­де­нию пе­ре­да­ли: «Чер­но­быль. Ка­та­стро­фа».

Все служ­бы до­зи­мет­ри­че­ско­го кон­тро­ля ин­сти­ту­та пе­ре­ве­ли на ава­рий­ный ре­жим ра­бо­ты. А че­рез ме­сяц Вла­ди­мир Ми­ро­нов ре­шил, что по­едет в Чер­но­быль.

«Я к то­му мо­мен­ту уже раз­ме­нял ше­стой де­ся­ток, ра­бо­тал на мно­гих опас­ных про­из­вод­ствах, ви­дел и трав­мы, и ги­бель лю­дей. И пре­крас­но по­ни­мал – там, в зо- не от­чуж­де­ния, бу­дет на­мно­го слож­нее и опас­нее, — вспо­ми­на­ет Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич. — На­вер­ное, мною дви­га­ло же­ла­ние ис­пы­тать се­бя».

Но ру­ко­вод­ство ин­сти­ту­та ду­шев­ный по­рыв сво­е­го со­труд­ни­ка не оце­ни­ло, ка­те­го­рич­но за­явив: «Ни­ку­да не по­едешь!». В ито­ге, по­со­ве­то­вав­шись с се­мьей, Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич оста­вил на сто­ле сек­ре­та­ря за­яв­ле­ние на оче­ред­ной от­пуск и в тот же день вы­ле­тел из Ле­нин­гра­да в Моск­ву.

Ав­то­бус, са­мо­лет, сно­ва ав­то­бус. В Чер­но­быль – не на са­му стан­цию, а в городок, рас­по­ло­жен­ный от нее в 18 ки­ло­мет­рах – груп­па лик­ви­да­то­ров при­бы­ла но­чью вто­ро­го июня.

«В го­ро­де бы­ла по­чти аб­со­лют­ная тем­но­та. Толь­ко звез­ды мер­ца­ли, да еще го­ре­ли две-три лам­поч­ки на стол­бах, — рас­ска­зы­ва­ет наш со­бе­сед­ник. — В до­мах ни од­но ок­но не све­ти­лось».

КАК ПО­ЧУВ­СТВО­ВАТЬ

РА­ДИ­А­ЦИЮ? На сле­ду­ю­щий день Ми­ро­нов встре­тил­ся с дав­ним то­ва­ри­щем – на­чаль­ни­ком ла­бо­ра­то­рии ра­дио­мет­рии и до­зи­мет­рии Кур­ча­тов­ско­го ин­сти­ту­та Юри­ем Си­вин­це­вым. Си­вин­цев же вы­дал ге­рою на­шей ис­то­рии пер­вое се­рьез­ное за­да­ние – со­про­во­дить двух про­ве­ря­ю­щих на чет­вер­тый энер­го­блок. Эки­пи­ров­ку вы­да­ли скром­ную — хлоп­ча­то­бу­маж­ные шта­ны с курт­кой, мар­ле­вый ре­спи­ра­тор, шах­тер­ский фо­нарь и до­зи­метр ДП-5а. Как ве­ду­ще­му груп­пы ему достались еще и по­ли­эти­ле­но­вые са­по­ги-ба­хи­лы, до­хо­див­шие до се­ре­ди­ны бед­ра.

«Сна­ча­ла мы шли ни­же ну­ле­вой от­мет­ки, по­том ка­ки­ми-то про­хо­да­ми вы­шли в транс­порт­ный ко­ри­дор с же­лез­но­до­рож­ны­ми пу­тя­ми, — рас­ска­зы­ва­ет наш со­бе­сед­ник. – Во­ро­та бы­ли сло­ма­ны и ле­жа­ли на по­лу, а в кры­ше зи­я­ли ды­ры – в неко­то­рых ме­стах пли­ты пе­ре­кры­тия ви­се­ли на по­гну­той ар­ма­ту­ре. Это бы­ла ра­бо­та са­мых пер­вых, «воз­душ­ных» лик­ви­да­то­ров, ко­то­рые с вер­то­ле­тов сбра­сы­ва­ли в ре­ак­тор свин­цо­вые бол­ван­ки».

Кое-как мы до­бра­лись до ме­тал­ли­че­ской лест­ни­цы, ко­то­рая ве­ла к от­кры­то­му лю­ку в по­тол­ке. Че­рез про­ем «све­ти­ло» — уже на под­хо­де к лест­ни­це мы за­фик­си­ро­ва­ли рост мощ­но­сти гам­ма-из­лу­че­ния».

У пер­вой сту­пень­ки при­бор по­ка­зал 30 рент­ген в час. У вто­рой – 50. У тре­тьей – 70. Оста­но­вив­шись под са­мым по­тол­ком, Ми­ро­нов под­нял дат­чик на уро­вень лю­ка – и стрел­ка тут же мет­ну­лась впра­во. При­бор, рас­счи­тан­ный на 200 рент­ген в час, за­шка­ли­ло. Ста­ло яс­но – по­ра воз­вра­щать­ся.

К ЧЕ­МУ ПРИ­ВО­ДИТ

СПЕШ­КА? Жить устро­и­лись на ба­зе от­ды­ха «Стро­и­тель», в 30 ки­ло­мет­рах от Чер­но­бы­ля. Ме­сто кра­си­вое, ти­хое – де­ре­вян­ные до­ми­ки, сос­ны, реч­ка непо­да­ле­ку. Так и не ска­жешь сра­зу, что бук­валь­но в ча­се неспеш­ной ез­ды по­лы­ха­ет атом­ный ко­тел.

Там же, в «Стро­и­те­ле» Ми­ро­нов встре­тил­ся с дву­мя тол­ко­вы­ми ин­же­не­ра­ми-гео­ло­га­ми из Си­бир­ско­го от­де­ле­ния АН СССР. С со­бой си­би­ря­ки при­вез­ли раз­мо­ло­тый в мел­кий по­ро­шок цеолит – ми­не­рал се­реб­ри­сто­го цве­та. Цеолит до­бав­ля­ли в чай – вы­сы­па­ли его в чаш­ку, раз­ме­ши­ва­ли и вы­пи­ва­ли. Он за­хва­ты­вал на се­бя вред­ные ве­ще­ства из же­лу­доч­но-ки­шеч­но­го трак­та – в том чис­ле ра­дио­ак­тив­ные изо­то­пы це­зия – а по­том без­опас­но по­ки­дал ор­га­низм.

«Ко­гда я это уви­дел, мне при­шла в го­ло­ву мысль – а нель­зя ли ис­поль­зо­вать цеолит для то­го, что­бы очи­щать за­гряз­нен­ную во­ду, ко­то­рая сбра­сы­ва­лась со стан­ции в При­пять? – рас­ска­зы­ва­ет Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич. – Тем бо­лее что я уже де­лал нечто по­доб­ное во вре­мя ра­бо­ты над ди­п­ло­мом в по­ли­те­хе – при по­мо­щи ад­сорб­ци­он­ной ко­лон­ны раз­де­лял ли­тий-6 и ли­тий-7».

ЦЕОЛИТ УДЕРЖИВАЛ ЦЕЗИЙ

По­сле сме­ны лик­ви­да­то­ров по­и­ли чер­но­быль­ским ча­ем

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.