БОЙ С НЕИЗВЕСТНОСТЬЮ

Каж­дые пол­ча­са в Рос­сии про­па­да­ет один че­ло­век

AiF Penza - - ПЕНЗА ГОСТЬ НОМЕРА - Дмит­рий ЗАЙ­ЦЕВ

ВОТ УЖЕ ЧЕ­ТЫ­РЕ ГО­ДА В ПЕН­ЗЕ ДЕЙ­СТВУ­ЕТ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЙ ПОИСКОВО-СПА­СА­ТЕЛЬ­НЫЙ ОТ­РЯД «ЛИ­ЗА АЛЕРТ». МУЖ­ЧИ­НЫ И ЖЕН­ЩИ­НЫ РАЗ­НЫХ ВОЗ­РАС­ТОВ И ПРО­ФЕС­СИЙ, РАЗ­НЫХ ХАРАКТЕРОВ И УБЕЖДЕНИЙ ВЕ­ДУТ НЕРАВНЫЙ БОЙ С НЕИЗВЕСТНОСТЬЮ И ДЕ­ЛА­ЮТ ВСЕ, ЧТО­БЫ ПРОПАВШИЕ ВЕР­НУ­ЛИСЬ ДО­МОЙ.

В пред­две­рии Меж­ду­на­род­но­го дня про­пав­ших де­тей, ко­то­рый от­ме­ча­ет­ся 25 мая, корреспондент еже­не­дель­ни­ка «АиФ-Пен­за» по­бе­се­до­вал с ру­ко­во­ди­те­лем от­ря­да Ильей САМСОНОВЫМ о том, как скла­ды­ва­ют­ся от­но­ше­ния меж­ду во­лон­те­ра­ми и го­су­дар­ством, что де­лать за­блу­див­ше­му­ся в ле­су и по­че­му вре­мя – са­мый цен­ный ре­сурс.

МИ­ФЫ И РЕ­АЛЬ­НОСТЬ

— Илья, рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, о том, как об­ра­зо­вал­ся от­ряд.

— Са­мо дви­же­ние «Ли­за Алерт» по­яви­лось в Москве в ре­зуль­та­те пе­чаль­ных со­бы­тий – в сен­тяб­ре 2010 го­да в го­ро­де Оре­хо­во-Зу­е­во про­па­ла пя­ти­лет­няя Ли­за Фом­ки­на. Ушла с те­тей в лес на про­гул­ку и не вер­ну­лась. Ро­ди­те­ли са­ми ее не на­шли. Об­ра­ти­лись в по­ли­цию, но и это не по­мог­ло – прак­ти­че­ски сра­зу по­сле на­ча­ла поисково-спа­са­тель­ных ме­ро­при­я­тий весь лич­ный со­став вы­дер­ну­ли для оцеп­ле­ния на День го­ро­да. По­сле это­го к по­ис­кам под­клю­чи­лись во­лон­те­ры. В ито­ге Ли­зу уда­лось отыс­кать толь­ко спу­стя де­сять дней уже по­гиб­шей. Как поз­же уста­но­ви­ло след­ствие, она скон­ча­лась на де­вя­тый день от пе­ре­охла­жде­ния. По­сле это­го ини­ци­а­тив­ная груп­па и при­ня­ла ре­ше­ние со­здать добровольческий по­ис­ко­воспа­са­тель­ный от­ряд и на­звать его – «Ли­за Алерт». (alert – в пе­ре­во­де с ан­глий­ско­го «тре­во­га». — Прим. ред.).

Пен­зен­ское от­де­ле­ние по­яви­лось два го­да спу­стя. Од­на де­вуш­ка из ос­нов­но­го дви­же­ния со­зда­ла в «ВКонтакте» груп­пу, где раз­ме­ща­лись ори­ен­ти­ров­ки и прось­бы о по­мо­щи. Я, так по­лу­чи­лось, вы­звал­ся ей по­мо­гать – рас­кле­и­вал ори­ен­ти­ров­ки, за­ни­мал­ся по­ис­ком. Ак­тив­но­сти по­на­ча­лу бы­ло ма­ло, но по­том все на­ла­ди­лось.

— На­сколь­ко необ­хо­дим та­кой от­ряд во­лон­те­ров? Ведь на­вер­ня­ка су­ще­ству­ют спе­ци­аль­ные служ­бы, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся по­ис­ком про­пав­ших лю­дей.

— По за­ко­ну, поисково-спа­са­тель­ную де­я­тель­ность долж­на осу­ществ­лять по­ли­ция. Но у них для это­го, за­ча­стую, про­сто не хва­та­ет лю­дей и вре­ме­ни. Про­че­сать лес в поисках про­пав­ше­го че­ло­ве­ка да­ле­ко не так про­сто, как ка­жет­ся. Ес­ли не хва­та­ет соб­ствен­ных сил, по­ли­ция при­вле­ка­ет МЧС и за­дей­ству­ет по­жар­но-спа­са­тель­ную служ­бу. Но МЧС ори­ен­ти­ро­ва­но преж­де все­го на лик­ви­да­цию по­след­ствий чрез­вы­чай­ных про­ис­ше­ствий, по­иск про­пав­ших – не их про­филь.

Но опять же – я не го­во­рю, что у нас все пло­хо. Про­сто по­лу­ча­ет­ся так, что поисково-спа­са­тель­ная де­я­тель­ность в при­род­ной сре­де не яв­ля­ет­ся первоочередной за­да­чей го­су­дар­ства. И, со­от­вет­ствен­но, нет та­кой струк­ту­ры.

— А как же раз­ные спе­ци­аль­ные тех­ни­че­ские сред­ства? Раз­ве они не упро­ща­ют де­ло?

— Да, есть, на­при­мер, по­пу­ляр­ный миф о том, что про­пав­ше­го че­ло­ве­ка мож­но лег­ко за­сечь по сиг­на­лу мо­биль­но­го те­ле­фо­на. Щелк-щелк, как в те­ле­ви­зо­ре – и го­то­во. На са­мом де­ле для то­го, что­бы это сде­лать, нуж­но прой­ти мас­су эта­пов. Сна­ча­ла пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны воз­буж­да­ют уго­лов­ное де­ло. По­том со­став­ля­ет­ся об­ра­ще­ние в суд. Суд рас­смат­ри­ва­ет де­ло, вы­но­сит по­ста­нов­ле­ние, с этим по­ста­нов­ле­ни­ем по­ли­цей­ские об­ра­ща­ют­ся к со­то­во­му опе­ра­то­ру… а че­ло­ве­ку уже ни­чем не по­мо­жешь, по­то­му что на эту во­ло­ки­ту, как пра­ви­ло, ухо­дят дни. Но да­же ес­ли и сде­ла­ет­ся это опе­ра­тив­но, ре­зуль­тат вряд ли бу­дет точ­ным – его по­греш­ность в ле­су мо­жет до­сти­гать несколь­ких ки­ло­мет­ров.

Мы ре­ко­мен­ду­ем че­ло­ве­ку, ко­то­рый за­блу­дил­ся, но име­ет при се­бе мо­биль­ный те­ле­фон, сра­зу зво­нить в служ­бу 112. Хоть в Пен­зен­ской об­ла­сти она и не на­ча­ла ра­бо­тать в пол­ную си­лу, но опе­ра­тор на­пра­вит ин­фор­ма­цию о про­ис­ше­ствии во все необ­хо­ди­мые служ­бы. И глав­ное – сбе­ре­гать за­ряд мо­биль­но­го те­ле­фо­на.

— По­лу­ча­ет­ся, од­на из глав­ных про­блем – сла­бое вза­и­мо­дей­ствие раз­лич­ных струк­тур и ор­га­нов друг с дру­гом?

— Да, по­лу­ча­ет­ся так. К при­ме­ру, рань­ше у нас в го­ро­де су­ще­ство­ва­ло БРНС – Бю­ро ре­ги­стра­ции несчаст­ных слу­ча­ев. Ска­жем, по­пал в боль­ни­цу че­ло­век. Име­ни сво­е­го не пом­нит, фа­ми­лии не пом­нит, кто он и от­ку­да, рас­ска­зать не мо­жет. Ин­фор­ма­цию о нем на­прав­ля­ли в БРНС, а че­рез эту служ­бу по­ли­ция про­ве­ря­ла, не про­хо­дит ли он у них по ори­ен­ти­ров­кам, не ищет ли его кто-ни­будь. Несколь­ко лет на­зад бю­ро лик­ви­ди­ро­ва­ли. И те­перь по­лу­ча­ет­ся так: боль­ни­цы в по­ли­цию ин­фор­ма­цию о неиз­вест­ных па­ци­ен­тах со­об­ща­ют не все­гда, а со­труд­ни­ки по­ли­ции фи­зи­че­ски не мо­гут объ­ез­жать все боль­ни­цы. В Москве эту про­бле­му ре­ши­ли на уровне пра­ви­тель­ства – со­зда­ли в ин­тер­не­те ба­зу неиз­вест­ных па­ци­ен­тов. Пра­ви­тель­ство Моск­вы бы­ло го­то­во по­де­лить­ся с на­шей об­ла­стью этим про­грамм­ным обес­пе­че­ни­ем, но по ря­ду при­чин на­ши чи­нов­ни­ки не за­хо­те­ли. Но хо­дят слу­хи, что служ­бу БРНС по­ли­ция об­ла­сти пла­ни­ру­ет вос­со­здать.

— А как скла­ды­ва­ют­ся от­но­ше­ния меж­ду гос­струк­ту­ра­ми и во­лон­те­ра­ми?

— С на­ми от­но­ше­ния хо­ро­шие, но опять же, есть, ку­да стре­мить­ся. Со След­ствен­ным ко­ми­те­том, на­при­мер, мы успеш­но со­труд­ни­ча­ем. С по­ли­ци­ей и МЧС пы­та­ем­ся на­ла­дить вза­и­мо­дей­ствие – вот толь­ко недав­но со­би­ра­ли «круг­лый стол». Сей­час мы на ста­дии под­пи­са­ния меж­ве­дом­ствен­но­го со­гла­ше­ния о со­труд­ни­че­стве. Один из его ос­нов­ных пунк­тов – опе­ра­тив­ное опо­ве­ще­ние о про­пав­шем че­ло­ве­ке. Од­на­ко в дру­гих ре­ги­о­нах, я знаю, со­труд­ни­че­ство до­хо­дит да­же до то­го, что по­ли­ция и МЧС пе­ре­ни­ма­ют у во­лон­те­ров ме­то­ди­ки, по ко­то­рым мы ра­бо­та­ем на мест­но­сти.

ПО­МОЧЬ МО­ЖЕТ КАЖ­ДЫЙ

— Сколь­ко че­ло­век сей­час чис­лит­ся в пен­зен­ском по­ис­ко­вом от­ря­де?

— Но­ми­наль­но в груп­пе в «ВКонтакте», с ко­то­рой ко­гда-то стар­то­вал от­ряд, со­сто­ит че­ты­ре ты­ся­чи че­ло­век. Но ак­ти­ви­стов – лю­дей, ко­то­рые прак­ти­че­ски все­гда вы­ез­жа­ют на по­ис­ки – не боль­ше де­ся­ти. Хо­тя, слу­ча­лось, ра­бо­та­ли на поисках и два­дцать и пять­де­сят доб­ро­воль­цев. Все за­ви­сит от то­го, как силь­но нам по­мо­га­ют СМИ. Ес­ли прось­ба о по­мо­щи вы­зы­ва­ет мощ­ный ин­фор­ма­ци­он­ный ре­зо­нанс, ко­ли­че­ство лю­дей, го­то­вых на нее от­клик­нуть­ся, рез­ко возрастает.

— При­хо­дят ли к вам но­вые лю­ди? Ста­ло ли их боль­ше или мень­ше за по­след­нее вре­мя?

— При­хо­дят. Ста­ло ли их боль­ше? Да я ду­маю, так же. Но тут де­ло еще и в том, что неко­то­рые про­сто бо­ят­ся или стес­ня­ют­ся пред­ло­жить нам по­мощь. Ду­ма­ют, что для это­го обя­за­тель­но нуж­на ка­ка­я­то спе­ци­аль­ная под­го­тов­ка, уме­ние ори­ен­ти­ро­вать­ся в ле­су. Но по­мощь за­клю­ча­ет­ся не толь­ко в про­че­сы­ва­нии тер­ри­то­рии. Кто-то мо­жет на­пе­ча­тать и рас­кле­ить ори­ен­ти­ров­ки. Кто-то – об­зво­нить боль­ни­цы. Кто-то – про­ехать по близ­ле­жа­щим де­рев­ням, узнать — не вы­хо­дил ли ту­да про­пав­ший че­ло­век. Для то­го, что­бы нам по­мо­гать, не нуж­но ни­ка­ких осо­бых на­вы­ков. Бы­ло бы же­ла­ние – а де­ло най­дет­ся.

— О чем в первую оче­редь нуж­но помнить дру­зьям и род­ствен­ни­кам про­пав­ших?

— Са­мое глав­ное – не те­рять вре­мя. Как по­ка­зы­ва­ет ста­ти­сти­ка, ес­ли за­яв­ка о про­па­же бы­ла по­да­на в пер­вые сут­ки, шанс най­ти че­ло­ве­ка жи­вым со­став­ля­ет бо­лее 95%. Спу­стя три дня – уже око­ло 50%.

Нам ча­сто при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с си­ту­а­ци­я­ми, ко­гда лю­ди мед­лят с за­яв­ле­ни­ем о про­па­же, тя­нут – то ли бо­ят­ся вы­гля­деть глу­по, то ли на­де­ют­ся, что все са­мо со­бой раз­ре­шит­ся.

Бы­ва­ет, да­же по­ли­ция на на­ши прось­бы со­об­щать о про­пав­ших сра­зу же, по­рой го­во­рит: «Да лад­но. За­чем мы бу­дем вас зря бес­по­ко­ить – вдруг он быст­ро най­дет­ся?». Да пусть луч­ше че­ло­век най­дет­ся, по­ка мы бу­дем со­би­рать лю­дей, пусть мы по­тра­тим несколь­ко ча­сов зря, чем опоз­да­ем и уже не смо­жем ни­ко­го спа­сти.

Прак­ти­ка по­ка­зы­ва­ет: по­те­рять­ся мо­жет кто угод­но и где угод­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.