ЗО­НА ПО­РА­ЖЕ­НИЯ. ЧАСТЬ 1

Ко­му гро­зит «неви­ди­мый» враг?

AiF Penza - - ПЕНЗА ТЕМА НОМЕРА - Дмит­рий ЗАЙ­ЦЕВ

В ГОД ЭКО­ЛО­ГИИ ЕЖЕ­НЕ­ДЕЛЬ­НИК «АИФ-ПЕН­ЗА» РЕ­ШИЛ ПРО­ВЕ­СТИ МАСШТАБНЫЙ ЭКС­ПЕ­РИ­МЕНТ: МЫ РАЗБЕРЕМ МИР, КО­ТО­РЫЙ НАС ОКРУ­ЖА­ЕТ, ПРАК­ТИ­ЧЕ­СКИ НА МО­ЛЕ­КУ­ЛЫ И ВНИ­МА­ТЕЛЬ­НО ИЗУЧИМ, ИЗ ЧЕ­ГО ОН СО­СТО­ИТ, ЧТО В НЕМ ЧИ­СТО, А ЧТО ГРЯЗНО, ЧТО ПО­ЛЕЗ­НО, А ЧТО ВРЕДНО, ЧТО НУЖ­ДА­ЕТ­СЯ В РЕ­МОН­ТЕ, А ЧТО РА­БО­ТА­ЕТ, КАК ШВЕЙЦАРСКИЕ ЧА­СЫ.

По­мо­гать в про­ве­де­нии эко­ло­ги­че­ско­го экс­пе­ри­мен­та нам бу­дут се­рьез­ные экс­пер­ты – уче­ные, пре­по­да­ва­те­ли ву­зов, эко­ло­ги и пред­ста­ви­те­ли ве­домств, при­зван­ных сле­дить за со­сто­я­ни­ем окру­жа­ю­щей сре­ды. Пер­вый этап в боль­шом эко­ло­ги­че­ском ис­сле­до­ва­нии – про­вер­ка го­ро­да на ра­ди­а­цию.

ТЕО­РИЯ И ПРАК­ТИ­КА

Для на­ча­ла ми­нут­ка тео­рии. Ио­ни­зи­ру­ю­щее из­лу­че­ние – или, про­ще го­во­ря, ра­ди­а­ция – бы­ва­ет трех ви­дов: аль­фа, бе­та и гам­ма. От аль­фа-ча­стиц мож­но за­щи­тить­ся да­же про­стым ли­стом бу­ма­ги. Они не опас­ны при по­па­да­нии на ко­жу, но ес­ли их про­гло­тить или вдох­нуть, мо­гут се­рьез­но по­пор­тить ор­га­низм.

Бе­та-ча­сти­цы спо­соб­ны про­ни­кать сквозь ко­жу, но неглу­бо­ко – на па­ру сан­ти­мет­ров. Они опас­нее, но нена­мно­го. Че­го не ска­жешь о тре­тьем виде – гам­ма-ча­сти­цах, ко­то­рые без тру­да про­ни­зы­ва­ют жи­вые тка­ни, про­ни­ка­ют в ор­га­низм и на­кап­ли­ва­ют­ся там, вы­зы­вая тя­же­лые бо­лез­ни, сти­му­ли­руя раз­ви­тие он­ко­ло­гии и да­же му­та­ций.

Источ­ни­ком гам­ма-ча­стиц слу­жат ра­дио­ак­тив­ные изо­то­пы. Имен­но их по­ис­ка­ми в окру­жа­ю­щей сре­де мы и ре­ши­ли за­нять­ся.

Ра­зу­ме­ет­ся, та­кой се­рьез­ный экс­пе­ри­мент тре­бу­ет се­рьез­ной под­го­тов­ки. При по­мо­щи спе­ци­аль­ных при­спо­соб­ле­ний, обес­пе­чи­ва­ю­щих без­опас­ность жур­на­ли­стов (ре­зи­но­вых пер­ча­ток) мы взя­ли в раз­ных рай­о­нах го­ро­да про­бы поч­вы и по­ме­сти­ли их в гиб­кие негер­ме­тич­ные кон­тей­не­ры (пла­сти­ко­вые ста­кан­чи­ки). На­бра­лось во­семь ста­кан­чи­ков с зем­лей из Ар­бе­ков­ско­го ле­са, Ахун, с тер­ри­то­рии же­лез­но­до­рож­но­го вок­за­ла, с ули­цы Мос­ков­ской (не­по­да­ле­ку от фон­тан­ной пло­ща­ди), на­бе­реж­ной око­ло Рост­ка, Тер­нов­ки, За­пад­ной По­ля­ны и из За­вод­ско­го рай­о­на.

Все взя­тые на тер­ри­то­рии го­ро­да про­бы мы пе­ре­пра­ви­ли в пе­да­го­ги­че­ский ин­сти­тут на ка­фед­ру об­щей фи­зи­ки, спе­ци­а­ли­сты ко­то­рой лю­без­но со­гла­си­лись по­мочь нам в на­ших экологических изыс­ка­ни­ях. Поч­ву про­ана­ли­зи­ро­ва­ли на гам­ма-спек­тро­мет­ре. Этот при­бор, ес­ли го­во­рить про­стым язы­ком, пре­об­ра­зу­ет гам­ма-из­лу­че­ние в элек­три­че­ский сиг­нал. Эти по­ка­за­ния сни­ма­ет ана­ли­за­тор и вы­во­дит на экран ком­пью­те­ра в виде слож­ной кри­вой, по­хо­жей на хре­бет ди­но­зав­ра. Са­мые вы­со­кие пи­ки – са­мое силь­ное, а зна­чит, са­мое опас­ное из­лу­че­ние.

ВОЗ­ДУШ­НЫЙ СЛЕД

Прак­ти­че­ски во всех об­раз­цах спек­тро­метр об­на­ру­жил на­ли­чие то­рия, ка­лия и ра­дия. Ис­клю­че­ни­ем ста­ла поч­ва с на­бе­реж­ной, но о ней поз­же – там особая ис­то­рия.

«Ка­лий прак­ти­че­ски без­вре­ден, — рас­ска­зы­ва­ет док­тор фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ских на­ук, про­фес­сор ка­фед­ры об­щей фи­зи­ки и ме­то­ди­ки обу­че­ния фи­зи­ки Пен­зен­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та Олег БАРСУКОВ: – Он при­сут­ству­ет и в че­ло­ве­че­ском ор­га­низ­ме и иг­ра­ет важ­ную роль в ор­га­ни­за­ции об­ме­на ве­ществ. По­это­му его об­на­ру­же­ние в про­бах – не по­вод для бес­по­кой­ства».

То же са­мое мож­но ска­зать и о ра­дии. Он хоть и вре­ден, но ак­тив­ность его до­ста­точ­но низ­кая, по­это­му да­же пре­вы­ше­ние нор­мы в несколь­ко раз для че­ло­ве­ка не опас­но. Иное де­ло то­рий-232. Как и ра­дий-226 этот изо­топ – мрач­ное эхо хо­лод­ной вой­ны, ко­гда СССР и США со­рев­но­ва­лись, по­ми­мо все­го про­че­го, в про­из­вод­стве атом­ных бомб.

«Во вре­мя ядер­ных ис­пы­та­ний об­ла­ко ра­дио­ак­тив­ных ча­стиц под­ни­ма­ет­ся в стра­то­сфе­ру на вы­со­ту 10-20 ки­ло­мет­ров, — рас­ска­зы­ва­ет наш со­бе­сед­ник. – В стра­то­сфе­ре же ду­ют ши­рот­ные вет­ры – пол­го­да с за­па­да на во­сток, пол­го­да с во­сто­ка на за­пад. И вме­сте с вет­ра­ми ра­ди­о­нук­ли­ды ми­гри­ру­ют во­круг зем­но­го ша­ра, оги­бая его до пя­ти се­ми раз, каж­дый сле­ду­ю­щий – на несколь­ко по­ряд­ков ни­же преды­ду­ще­го».

То­рия в про­бах на­шлось немно­го – вер­нее, не слиш­ком мно­го. Но все рав­но ме­ста­ми его кон­цен­тра­ция пре­вы­ша­ет нор­му. «Ре­корд­сме­ном» по со­дер­жа­нию то­рия в поч­ве ока­за­лась Тер­нов­ка, рай­он аэро­пор­та – 62,67 бек­ке­рель на ки­ло­грамм. Для срав­не­ния, в про­бах с Мос­ков­ской ана­лиз по­ка­зал 40,39, а с За­пад­ной По­ля­ны – все­го 6,67 бек­ке­рель.

Кро­ме то­го, во всех про­бах, за ис­клю­че­ни­ем Ахун и вок­за­ла, об­на­ру­жи­лись сле­ды цезия-137 в неве­ро­ят­но боль­ших кон­цен­тра­ци­ях. На Мос­ков­ской в рай­оне фон­та­на – 100 с лиш­ним бек­ке­рель на ки­ло­грамм поч­вы, в Ар­бе­ков­ском ле­су – 185 бек­ке­рель, а на на­бе­реж­ной – вни­ма­ние! – 1276 бек­ке­рель на ки­ло­грамм. Это в несколь­ко со­тен раз боль­ше нор­мы.

«По-ви­ди­мо­му, это не что иное, как чер­но­быль­ский след, — от­ме­ча­ет Олег Алек­сан­дро­вич. – Трид­цать один год на­зад, сра­зу по­сле ка­та­стро­фы, сю­да до­тя­ну­лась ли­ния осад­ков, со­дер­жа­щих ра­дио­ак­тив­ные изо­то­пы».

АТА­КА СО ВСЕХ СТО­РОН

Но да­же в та­ких кон­цен­тра­ци­ях це­зий-137 не пред­став­ля­ет для че­ло­ве­ка смер­тель­ной опас­но­сти: про­гу­ляв­шись по Пен­зе, за­ра­бо­тать лу­че­вую бо­лезнь, ко­неч­но, невоз­мож­но. Тем не ме­нее, уче­ные, де­лав­шие для нас ана­лиз поч­вы, пре­ду­пре­жда­ют: опре­де­лен­ную дозу ра­ди­а­ции по­лу­чить все же мож­но.

На­кап­ли­ва­ясь, ра­ди­а­ция мо­жет при­ве­сти к се­рьез­ным сбо­ям в ра­бо­те ор­га­низ­ма. К при­ме­ру, це­зий спо­со­бен вы­зы­вать симп­то­мы, схо­жие с симп­то­ма­ми острой лу­че­вой бо­лез­ни — сла­бость, тош­но­ту, диа­рею. А в кри­ти­че­ских слу­ча­ях да­же внут­рен­ние кро­во­те­че­ния (но для это­го до­за об­лу­че­ния долж­на быть огром­ной, в Пен­зе ее по­лу­чить невоз­мож­но).

По сло­вам Бар­су­ко­ва, опас­ный уча­сток воз­ле Рост­ка нуж­но об­сле­до­вать по­втор­но, что­бы опре­де­лить пло­щадь за­ра­же­ния, а по­том снять пласт поч­вы и за­хо­ро­нить. На вся­кий слу­чай.

Ко­неч­но, пер­вое, что при­хо­дит на ум при мыс­ли об этом «вся­ком слу­чае» – он­ко­ло­ги­че­ские за­бо­ле­ва­ния. Их рас­про­стра­нен­ность все вре­мя рас­тет. Не ви­но­ва­та ли в этом ра­ди­а­ция?

«Нет, не ду­маю, что де­ло толь­ко в ра­ди­а­ции, — кон­ста­ти­ру­ет Олег Алек­сан­дро­вич. – Умест­нее го­во­рить о ком­плекс­ном вре­де, ко­то­рые на­но­сят че­ло­ве­ку ра­дио­ак­тив­ные из­лу­че­ния, гряз­ный воз­дух, нека­че­ствен­ная во­да и пи­ща, вред­ные при­выч­ки, стрес­сы. Все это в со­во­куп­но­сти и при­во­дит к ро­сту он­ко­ло­гии».

Но есть ве­щи и по­ху­же цезия. По сло­вам Алек­сандра Оле­го­ви­ча, в Пен­зен­ской об­ла­сти в неко­то­рых ме­стах есть то­чеч­ные ис­точ­ни­ки аме­ри­ция – ра­дио­ак­тив­но­го эле­мен­та, пред­став­ля­ю­ще­го со­бой про­дукт рас­па­да плу­то­ния. В наш край его за­нес­ло точ­но так же, как ра­дий и то­рий – с ра­дио­ак­тив­ным вет­ром по­сле ядер­ных ис­пы­та­ний. Аме­ри­ций скап­ли­ва­ет­ся в ни­зи­нах, овра­гах и ямах. Это очень ток­сич­ное ве­ще­ство, ко­то­рое спо­соб­но на­не­сти се­рьез­ный вред здо­ро­вью че­ло­ве­ка. Од­на­ко в си­лу ма­лой кон­цен­тра­ции се­рьез­ной опас­но­сти для пен­зен­цев аме­ри­ций не пред­став­ля­ет.

В ПЕН­ЗЕ ПРЕВЫШЕНО СО­ДЕР­ЖА­НИЕ ЦЕЗИЯ

Имен­но так вы­гля­дит про­цесс из­ме­ре­ния ра­ди­а­ции

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.