МУ­ЗЕЙ НА ЗАД­НЕМ ДВО­РЕ

Ис­то­рия в ве­щах

AiF Penza - - ПЕНЗА НА ДОСУГЕ - Дмит­рий ЗАЙ­ЦЕВ

Тро­иц­кое - се­ло ста­рин­ное. Две­сти с лиш­ним лет жи­вет оно ти­хой раз­ме­рен­ной жиз­нью в са­мом серд­це Баш­ма­ков­ско­го рай­о­на, сре­ди зе­ле­ных ле­сов, зве­ня­щих род­ни­ков и по­лей, тя­ну­щих­ся до са­мо­го го­ри­зон­та. Здесь жи­вут го­сте­при­им­ные лю­ди - про­стые, от­зыв­чи­вые и очень ду­шев­ные. Здесь на хол­ме сто­ит ка­мен­ный храм, воз­двиг­ну­тый в честь со­ро­ка­ле­тия по­бе­ды рус­ской ар­мии над вой­ска­ми Наполеона, об уди­ви­тель­ной и стран­ной ис­то­рии ко­то­ро­го мы пи­са­ли в од­ном из преды­ду­щих но­ме­ров.

Ко­гда-то в Тро­иц­ком ки­пе­ла жизнь. Сей­час оно прак­ти­че­ски опу­сте­ло. С каж­дым го­дом на уз­ких улоч­ках при­бав­ля­ет­ся бро­шен­ных до­мов. Вме­сте с людь­ми ухо­дит ис­то­рия - но, к сча­стью, не без сле­да.

Во дво­ре у на­шей со­бе­сед­ни­цы, Ва­лен­ти­ны Те­лю­ки­ной, ца­рит твор­че­ский ха­ос. На жер­ди­ны за­бо­ра на­са­же­ны ста­рые за­коп­чен­ные чу­гун­ки, на стене до­ма ви­сят ста­рин­ные ча­сы в узор­ных де­ре­вян­ных кор­пу­сах. Ря­дом - те­леж­ное ко­ле­со и пе­ре­кре­щен­ные серп и мо­лот. На­сто­я­щая ин­стал­ля­ция.

«Да лад­но уж, - от- ма­хи­ва­ет­ся Ва­лен­ти­на Ива­нов­на. - Так, со­би­раю по ста­ри­кам, что при­дет­ся».

Она са­ма по се­бе че­ло­век интересный. По­сле шко­лы несколь­ко лет ра­бо­та­ла ин­же­не­ром в Куй­бы­шев­ском аг­ре­гат­ном про­из­вод­ствен­ном объ­еди­не­нии, где про­ек­ти­ро­ва­ли шас­си для вер­то­ле­тов и са­мо­ле­тов. По­сле по­сту­пи­ла в авиа­ци­он­ный ин­сти­тут на авиа­кон­струк­то­ра. Не жен­ское де­ло, ска­же­те вы? Да как по­смот­реть - Ва­лен­ти­на Ива­нов­на го­во­рит, что у нее все­гда бы­ла тех­ни­че­ская жил­ка.

«В дет­стве я дол­го не мог­ла вы­брать, чем же ста­ну за­ни­мать­ся, ко­гда вы­рас­ту, - рас­ска­зы­ва­ет творческая пен­си­о­нер­ка. - Хо­те­ла быть то ми­ли­ци­о­не­ром, то про­дав­цом, то еще кем-ни­будь. Про авиа­ци­он­ный ин­сти­тут то­же ду­ма­ла, но мне ка­за­лось, что раз авиа­ция - зна­чит, обя­за­тель­но долж­ны быть по­ле­ты. А ина­че как? По­том, ко­неч­но, став по­стар­ше, по­ня­ла, что это не так. Но о вы­бран­ной про­фес­сии ни ра­зу не по­жа­ле­ла». По­ка жи­ва па­мять - жи­вет и се­ло

Учить­ся бы­ло нелег­ко. Те, кто ду­ма­ют, буд­то все за­ня­тие авиа­кон­струк­то­ра - чер­те­жи да схе­мы, силь­но оши­ба­ют­ся. При­хо­ди­лось мно­го ра­бо­тать ру­ка­ми - со­би­рать, па­ять, управ­лять­ся со сва­роч­ным ап­па­ра­том. Да и сте­рео­тип о «нежен­ской про­фес­сии» си­дел в го­ло­вах слиш­ком плот­но: кое-кто из пре­по­да­ва­те­лей над сту­дент­ка­ми да­же вти­хо­мол­ку по­сме­и­вал­ся.

«Су­ще­ство­ва­ли за­кры­тые спе­ци­аль­но­сти, - про­дол­жа­ет ге­ро­и­ня на­ше­го рас­ска­за. - На­при­мер, де­ву­шек не бра­ли на «Ави­а­ци­он­ные дви­га­те­ли». У нас как-то сло­жи­лось пять­де­сят на пять­де­сят, но все рав­но при­хо­ди­лось труд­но. Был у нас та­кой пред­мет: тех­но­ло­гия сва­роч­но­го про­из­вод­ства, Вы, на­вер­ное, пред­став­ля­е­те се­бе, что та­кое свар­ка: треск сто­ит, ис­кры ле­тят. Пар­ни - и те вздра­ги­ва­ли. А уж дев­чон­ки виз­жа­ли так, что уши за­кла­ды­ва­ло! Ну и в са­мом де­ле - ка­кие из нас свар­щи­цы?»

ЖИ­ВЫЕ ВОС­ПО­МИ­НА­НИЯ

По­сле ин­сти­ту­та Ва­лен­ти­на Ива­нов­на три го­да про­ра­бо­та­ла в Са­ма­ре, по­том вер­ну­лась в Пен­зу, а в 2004 го­ду по се­мей­ным об­сто­я­тель­ствам вер­ну­лась в род­ное се­ло. А в 2003 го­ду умер­ла ее те­тя, оста­вив по­сле се­бя мно­же­ство ста­рин­ных ве­щей - прял­ку-са­мо­пря­ху, кол­лек­цию чер­но-бе­лых фо­то­кар­то­чек, ста­рый ухват и еще мно­го че­го ин­те­рес­но­го. Что­то из это­го Те­лю­ки­на от­да­ла в ти­ми­ря­зев­ский Дом куль­ту­ры, что-то ре­ши­ла сбе­речь до луч­ших вре­мен. А по­том пошло са­мо со­бой: кое-что она на­хо­ди­ла са­ма, кое-что ей при­но­си­ли со­се­ди. Сей­час в ее «част­ной кол­лек­ции» боль­ше трид­ца­ти экс­по­на­тов, и за каж­дым - своя ис­то­рия. Мо­жет, ма­лень­кая и в кон­тек­сте гло­баль­ных про­блем несу­ще­ствен­ная, но все­гда очень лич­ная и теплая.

«Взять хо­тя бы ста­рые фо­то­гра­фии, - рас­суж­да­ет Ва­лен­ти­на Ива­нов­на. - Это сей­час все про­сто: при­шел в ате­лье, сел, те­бя сфо­то­гра­фи­ро­ва­ли - хоть од­но­го, хоть с се­мьей. А то­гда это бы­ло на­сто­я­щим со­бы­ти­ем. У нас в се­ле, на­при­мер, по до­мам хо­дил один фо­то­граф - дя­дя Ва­ня. Сфо­то­гра­фи­ру­ет од­ну се­мью и даль­ше идет».

Или конь­ки-«сне­гур­ки». Боль­шин­ство на­ших чи­та­те­лей, дер­жим па­ри, та­ких да­же не ви­де­ли. А уви­дев, ни за что не по­ве­ри­ли бы, что эта кон­струк­ция из

Н. К. ДА­ВЫ­ДО­ВА — ге­не­раль­ный ди­рек­тор О. В. СЕМЕНЕЕВА — глав­ный ре­дак­тор плос­кой ме­тал­ли­че­ской плат­фор­мы и ши­ро­ких по­ло­зьев, на са­мом де­ле – конь­ки.

«Они кре­пи­лись к ва­лен­кам те­сем­ка­ми или ко­жа­ны­ми рем­ня­ми, - рас­ска­зы­ва­ет на­ша со­бе­сед­ни­ца. - Я пом­ню, как каж­дую зи­му па­па за­ли­вал нам ка­ток, и мы на нем ка­та­лись».

Са­мый ста­рый «экс­по­нат» в кол­лек­ции - сум­ка-сак­во­яж, с ко­то­рой за­жи­точ­ные лю­ди рань­ше ез­ди­ли в поездах. Ему боль­ше ста лет. Этот сак­во­яж Валентине Ива­новне пе­ре­да­ла че­рез внуч­ку мо­на­хи­ня од­но­го из пен­зен­ских мо­на­сты­рей.

«Я – ДЕРЕВЕНСКАЯ!»

На день се­ла ге­ро­и­ня на­шей ис­то­рии устра­и­ва­ла вы­став­ку ста­рых фо­то­гра­фий. Съ­ез­ди­ла в Баш­ма­ко­во, рас­пе­ча­та­ла от­ска­ни­ро­ван­ные сним­ки; мест­ный пред­при­ни­ма­тель Ни­ко­лай ЮРЛОВ по­мог из­го­то­вить под них стен­ды. Со­се­ди, вспо­ми­на­ет Те­лю­ки­на, очень удивились, ко­гда узна­ли, что все это она сде­ла­ла на свои день­ги.

«Спро­си­ли: «Как? Те­бе раз­ве за это не пла­тят?», - сме­ет­ся жен­щи­на. - Кто же мне бу­дет за это пла­тить, ин­те­рес­но?»

Что даль­ше бу­дет с му­зе­ем на зад­нем дво­ре - во­прос по­ка от­кры­тый. Вполне воз­мож­но, что со вре­ме­нем он ста­нет му­зе­ем на­сто­я­щим. По край­ней ме­ре, как го­во­рит на­ша со­бе­сед­ни­ца, та­кое на­ме­ре­ние есть у Ни­ко­лая Юр­ло­ва - то­го са­мо­го пред­при­ни­ма­те­ля, ра­ту­ю­ще­го за воз­рож­де­ние Тро­иц­ко­го. И хо­тя до на­сто­я­ще­го му­зея еще да­ле­ко, увле­че­ние Ва­лен­ти­ны Ива­нов­ны уже при­но­сит очень важ­ные пло­ды. Бла­го­да­ря ей сно­ва ста­ло из­вест­но сель­ча­нам по­чти за­бы­тое имя Ксе­но­фон­та Пав­ло­ви­ча Мак­си­на – Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за, гвар­дии ка­пи­та­на, в страш­ном бою на Кур­ской ду­ге уни­что­жив­ше­го 18 немец­ких тан­ков. А ко­гда в се­ле за­ду­ма­ли по­ста­вить сте­лу в па­мять о тех, кто не вер­нул­ся с фрон­та, Те­лю­ки­на са­ма хо­ди­ла по дво­рам и раз­би­ра­ла ста­рые за­пи­си, кро­пот­ли­во, фа­ми­лия за фа­ми­ли­ей, со­став­ляя по­смерт­ный спи­сок.

«Я ведь ни­ко­гда не стес­ня­лась сво­их корней, - с улыб­кой при­зна­ет­ся Ва­лен­ти­на Ива­нов­на. – Да­же ко­гда учи­лась в ин­сти­ту­те. У нас там бы­ли та­кие же ре­бя­та из сел и де­ре­вень, ко­то­рые бо­я­лись в этом при­зна­вать­ся, ду­ма­ли, что это за­зор­но. А я все­гда с гор­до­стью го­во­ри­ла: «А я – деревенская!»

«КТО ЖЕ МНЕ БУ­ДЕТ ЗА ЭТО ПЛА­ТИТЬ?»

По­рой ве­щам на­хо­дит­ся очень неожи­дан­ное при­ме­не­ние

Уголок ста­ри­ны

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.