КАК ПОИСКОВИКИ БЮРОКРАТОВ ПОБЕДИЛИ

Семь ме­ся­цев остан­ки бой­ца хра­ни­лись на да­че

AiF Penza - - ПЕНЗА ПАМЯТЬ - Иван КОТЕЛЬНЫЙ

ПО­КА ОД­НИ С ВЫ­СО­КИХ ТРИ­БУН РАССУЖДАЮТ О ПАТРИОТИЗМЕ, ДРУ­ГИЕ ДОКАЗЫВАЮТ ЛЮ­БОВЬ К РО­ДИНЕ БЕЗ ПАФОСНЫХ РЕЧЕЙ, С ЛОПАТАМИ В РУ­КАХ, ПО КРУПИЦАМ ВОССТАНАВЛИВАЯ ИСТОРИЧЕСКУЮ СПРАВЕДЛИВОСТЬ.

23 фев­ра­ля стра­на в оче­ред­ной раз от­ме­ти­ла День за­щит­ни­ка Оте­че­ства. Это хо­ро­ший по­вод не толь­ко по­бла­го­да­рить тех, кто сей­час бе­ре­жет покой на­шей Ро­ди­ны, но и вспомнить тех, кто, за­щи­щая Оте­че­ство в да­ле­ких 40-х, остал­ся ле­жать в про­пи­тан­ной кро­вью зем­ле.

МОСТ ИЗ ПРО­ШЛО­ГО

В БУ­ДУ­ЩЕЕ В Пен­зе об этой ис­то­рии зна­ют еди­ни­цы. А ведь она до­стой­на вни­ма­ния луч­ших сце­на­ри­стов и пуб­ли­ци­стов, по­то­му что мог­ла бы стать мо­стом меж­ду ге­ро­и­че­ским, но страш­ным про­шлым и мир­ным, но бю­ро­кра­ти­че­ским на­сто­я­щим.

Вес­ной про­шло­го го­да пен­зен­ские поисковики по­лу­чи­ли от сво­их брян­ских кол­лег при­гла­ше­ние при­нять уча­стие в вах­те па­мя­ти, ко­то­рую они спе­ци­аль­но при­уро­чи­ли к юби­лею 354-й пен­зен­ской ди­ви­зии.

От­клик­ну­лись почему-то все­го шесть че­ло­век, чет­ве­ро из ко­то­рых - со­труд­ни­ки ре­ги­о­наль­но­го управ­ле­ния Фе­де­раль­ной служ­бы су­деб­ных при­ста­вов. По­лу­чив одоб­ре­ние ру­ко­вод­ства, они вы­еха­ли в Брян­скую об­ласть.

Нуж­но от­дать долж­ное брян­ским по­ис­ко­ви­кам - к рас­коп­кам они по­до­шли ос­но­ва­тель­но: изу­чи­ли ар­хив­ные до­ку­мен­ты и да­же раз­до­бы­ли дан­ные немецкой аэро­съем­ки, за­пе­чат­лев­шей пе­ре­ме­ще­ние сво­их и со­вет­ских войск. Со­по­ста­вив по­лу­чен­ную ин­фор­ма­цию, поисковики, в чис­ле ко­то­рых бы­ли от­став­ные во­ен­ные и лет­чи­ки, вы­чис­ли­ли ме­сто, где со­сто­я­лось ле­ген­дар­ное, но мало ко­му из­вест­ное сра­же­ние. По их рас­че­там, с той по­ры в зем­ле остались ле­жать око­ло 350 че­ло­век.

«Участ­ни­кам по­ис­ко­во­го от­ря­да «Брян­ский фронт» уда­лось со­гла­со­вать раскопки с фер­мер­ским хо­зяй­ством, ко­то­рое за­ни­ма­ет­ся воз­де­лы­ва­ни­ем этой зем­ли, - рас­ска­зал кор­ре­спон­ден­ту «АиФ» пен­зен­ский по­ис­ко­вик Ви­та­лий Гу­ров. - Сель­чане от­нес­лись к про­ис­хо­дя­ще­му с по­ни­ма­ни­ем и раз­ре­ши­ли нам ра­бо­тать на участ­ке пло­ща­дью 2 гек­та­ра. При­чем, ра­бо­ты ве­лись с при­ме­не­ни­ем тя­же­лой тех­ни­ки и ап­па­ра­ту­ры, спо­соб­ной об­на­ру­жи­вать в поч­ве пу­сто­ты».

«Про­щу­пав» за­се­ян­ное по­ле и об­на­ру­жив шесть пу­стот, поисковики при­сту­пи­ли к рас­коп­кам. По­чти сра­зу они на­ткну­лись на остан­ки двух бой­цов, ко­то­рые, к удив­ле­нию всех, ле­жа­ли по­чти на по­верх­но­сти. Даль­ше в бой с за­бве­ни­ем всту­пи­ла тех­ни­ка: трак­тор рас­ко­пал од­ну из на­ме­чен­ных точек, но там ни­че­го не ока­за­лось. Можно бы­ло бы успо­ко­ить­ся и пе­рей­ти на дру­гой уча­сток, но на вся­кий слу­чай бы­ло ре­ше­но еще раз «про­щу­пать» эту зо­ну. Ап­па­ра­ту­ра на­ста­и­ва­ла: пря­мо под но­га­ми по­ис­ко­ви­ков - пу­сто­та. Ста­ли сно­ва ко­пать. Вруч­ную, осто­рож­но пе­ре­би­рая сан­ти­метр за сан­ти­мет­ром, по­ка на глу­бине пяти мет­ров не на­ткну­лись на вы­ход из око­па. Чуть даль­ше, про­се­и­вая зем­лю че­рез си­то, на­шли руч­ку с зо­ло­тым пе­ром. Ее со­сто­я­ние бы­ло на­столь­ко иде­аль­ным, что муж­чи­ны по­на­ча­лу да­же по­ду­ма­ли: «Из сво­их кто-то по­те­рял». Но свои от­ри­ца­тель­но по­ка­ча­ли го­ло­ва­ми. В этот мо­мент всем ста­ло по­нят­но: руч­ка при­над­ле­жит по­гиб­ше­му офи­це­ру (сол­да­ту она вро­де как ни к че­му). До­гад­ка под­твер­ди­лась че­рез несколь­ко ми­нут, ко­гда бы­ли най­де­ны офи­цер­ский ре­мень, парт­би­лет и Ор­ден Оте­че­ствен­ной Вой­ны. Он рас­ко­лол­ся на несколь­ко ча­стей, но цифры не по­стра­да­ли. По хо­ро­шо чи­тав­ше­му­ся но­ме­ру - 14098 - впо­след­ствии уда­лось вы­яс­нить, ко­му при­над­ле­жит ор­ден. Ока­за­лось, что на гру­ди его но­сил май­ор За­хар Вла­со­вич Су­хо­ра­да, ге­ро­и­че­ски по­гиб­ший на Кур­ской ду­ге 20 июля 1943 го­да. В мо­ги­лу су­пру­ги фрон­то­вик был по­хо­ро­нен спу­стя 74 го­да по­сле сво­ей ги­бе­ли.

На этом история мог­ла бы за­кон­чить­ся, ес­ли бы не об­ру­чаль­ное коль­цо, ко­то­рое поисковики об­на­ру­жи­ли ря­дом с остан­ка­ми по­гиб­ше­го ге­роя.

«Это бы­ло на­столь­ко тро­га­тель­но, что ре­ше­ние при­шло са­мо со­бой: ес­ли май­ор был же­нат, зна­чит, его остан­ки долж­ны по­ко­ить­ся в од­ной мо­ги­ле с су­пру­гой», - объ­яс­ня­ет про­изо­шед­шие по­том со­бы­тия Ви­та­лий Гу­ров. Ес­ли бы поисковики зна­ли, с какой бю­ро­кра­ти­че­ской ма­ши­ной им пред­сто­ит столк­нуть­ся… Но об этом чуть поз­же.

ВО­ЕН­НАЯ ХИТРОСТЬ

354-я стрел­ко­вая Крас­но­зна­мён­ная ор­де­на Су­во­ро­ва ди­ви­зия на­ча­ла фор­ми­ро­вать­ся в Пен­зен­ской об­ла­сти в пер­вые дни Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. На ее сче­ту де­сят­ки ге­ро­и­че­ских сра­же­ний и со­кру­ши­тель­ных по­бед, в том чис­ле и оше­ло­ми­тель­ный про­рыв вра­же­ских по­зи­ций на Кур­ской ду­ге.

За­хар Су­хо­ра­да, при­зван­ный на служ­бу из Моск­вы, ко­ман­до­вал стрел­ко­вым ба­та­льо­ном, вхо­див­шим в со­став легендарной 354-й ди­ви­зии, ле­том 1943 го­да дер­жав­шей обо­ро­ну на се­ве­ро-за­пад­ном участ­ке Кур­ской ду­ги. Пе­ред бой­ца­ми Красной ар­мии сто­я­ла невы­пол­ни­мая за­да­ча - обез­вре­дить опор­ный пункт нем­цев, на­деж­но обос­но­вав­ший­ся на гос­под­ству­ю­щей вы­со­те юж­нее се­ла Бе­ре­зо­вец. От­ту­да до пе­ред­не­го пла­на на­ших войск бы­ло ру­кой по­дать - все­го ка­ких-то 150 мет­ров. Есте­ствен­но, нем­цы круг­ло­су­точ­но кон­тро­ли­ро­ва­ли пе­ре­дви­же­ние со­вет­ских ча­стей, при­чем, не толь­ко на пе­ред­нем плане, но и в ты­лу. Бо­лее то­го, они вы­зы­ва­ли и кор­рек­ти­ро­ва­ли огонь ми­но­мет­ных и ар­тил­ле­рий­ских ба­та­рей. По­это­му уни­что­же­ние опор­но­го пунк­та фа­ши­стов бы­ло во­про­сом вы­жи­ва­ния на­ших войск.

Но как по­до­брать­ся к вы­со­те, ко­гда вся мест­ность пе­ред ней про­смат­ри­ва­лась как на ла­до­ни? Про­стран­ство с про­ти­во­пе­хот­ны­ми и про­ти­во­тан­ко­вы­ми по­ля­ми про­стре­ли­ва­лось из пяти ДЗОТов опор­но­го пунк­та. А он сам был об­не­сен

несколь­ки­ми ря­да­ми ко­лю­чей про­во­ло­ки. По­про­буй - до­бе­рись…

Но рус­ские не бы­ли бы рус­ски­ми, ес­ли бы не мог­ли взять вра­га хит­ро­стью. В 354-й ро­те слу­жи­ли шах­те­ры. Ви­ди­мо, они и под­ска­за­ли ко­ман­ди­рам, что до опор­но­го пунк­та можно сде­лать под­коп. За пе­ред­ним кра­ем ди­ви­зии на­хо­дил­ся глу­бо­кий овраг. По нему ор­га­ни­зо­ва­ли под­воз бре­вен и кре­пеж­но­го ма­те­ри­а­ла. Тоннель рыли три неде­ли, по но­чам вы­но­ся зем­лю в вещ­меш­ках за два ки­ло­мет­ра, что­бы нем­цы не об­на­ру­жи­ли «нелад­ное» с са­мо­ле­та-раз­вед­чи­ка - так на­зы­ва­е­мой «Ра­мы».

Хо­ти­те - верь­те, хо­ти­те - нет, но вы­со­та тон­не­ля со­став­ля­ла по­чти 2 м., ши­ри­на - 2,2 м., а дли­на - 130 м. Рыть его пре­кра­ти­ли то­гда, ко­гда ста­ли слыш­ны немец­кая речь и звук губ­ной гар­мош­ки. Са­пе­ры за­ло­жи­ли взрыв­чат­ку, и про­гре­мел оглу­ши­тель­ный взрыв. В че­ты­рех мет­рах от немецкой тран­шеи с гро­хо­том об­ва­ли­лась зем­ля. То, что про­изо­шло даль­ше, вве­ло фа­ши­стов в сту­пор: из-под зем­ли вы­ско­чи­ли люди в про­ти­во­га­зах и на­ча­ли «кро­шить» их но­жа­ми. Это бы­ла 257-я штраф­ная ро­та, из ору­жия у ко­то­рой бы­ли толь­ко кин­жа­лы и шты­ки. За несколь­ко ми­нут штраф­ни­ки за­хва­ти­ли рас­че­ты двух пу­ле­ме­тов. Вы­со­та бы­ла взя­та. По­том нем­цы несколь­ко раз пы­та­лись ее от­бить, но эти по­пыт­ки не увен­ча­лись успе­хом. Во вре­мя од­но­го из таких бо­ев и по­гиб май­ор Су­хо­ра­да.

СТРАННЫЕ ЗАКОНЫ

С вой­ны май­о­ра жда­ли лю­бя­щая же­на Оль­га и ма­лень­кая до­чур­ка Ва­лю­ся. Он пи­сал им неж­ные тро­га­тель­ные пись­ма, в ко­то­рых обещал вер­нуть­ся жи­вым. Не по­лу­чи­лось.

Вдо­ва За­ха­ра Вла­со­ви­ча про­жи­ла 90 лет и до последнего на­де­я­лась, что ко­гда-ни­будь муж по­сту­чит­ся в дверь. Но вме­сто него к ее вну­ку «по­сту­ча­лись» поисковики, со­об­щив­шие о тра­ги­че­ской на­ход­ке. Внук, ра­зу­ме­ет­ся, не воз­ра­жал про­тив захоронения остан­ков де­да в мо­ги­лу ба­буш­ки. За­то воз­ра­жа­ла бю­ро­кра­ти­че­ская ма­ши­на.

Из Де­пар­та­мен­та тор­гов­ли и

услуг го­ро­да Моск­вы по­ис­ко­ви­кам при­шел от­вет, в ко­то­ром чи­нов­ни­ки ссы­ла­лись на За­кон «Об ак­тах граж­дан­ско­го со­сто­я­ния» и со­об­ща­ли, что для по­ло­жи­тель­но­го ре­ше­ния во­про­са о за­хо­ро­не­нии остан­ков бой­ца нуж­но предо­ста­вить сви­де­тель­ство о его смер­ти. Да­лее - еще ин­те­рес­нее. В от­ве­те чер­ным по бе­ло­му бы­ло на­пи­са­но: «Дан­ная нор­ма на­прав­ле­на на ис­клю­че­ние захоронения остан­ков, не име­ю­щих от­но­ше­ния к за­щит­ни­кам Оте­че­ства, в том чис­ле кри­ми­наль­ных. Кро­ме то­го, в ме­стах сра­же­ний, по­рой, ока­зы­ва­лись по­гре­бен­ны­ми как остан­ки со­вет­ских, так и вра­же­ских во­ен­но­слу­жа­щих. С уче­том это­го, ме­да­льо­ны и дру­гие лич­ные ве­щи, най­ден­ные в хо­де рас­ко­пок, не мо­гут яв­лять­ся без­услов­ным до­ка­за­тель­ством при­над­леж­но­сти остан­ков то­му или ино­му во­ен­но­слу­жа­ще­му».

Это озна­ча­ло, что в пе­ре­за­хо­ро­не­нии остан­ков ге­роя в мо­ги­лу его же­ны под бла­го­вид­ным пред­ло­гом бы­ло от­ка­за­но. Но поисковики не сда­лись и по­да­ли иск в суд: бы­ло бы стран­ным до­пу­стить, что ка­кой­ни­будь фриц ще­го­лял по око­пам с на­цеп­лен­ным на мун­дир рус­ским Ор­де­ном Оте­че­ствен­ной Вой­ны, парт­би­ле­том и офи­цер­ским по­я­сом…

В об­щей слож­но­сти на пре­одо­ле­ние бю­ро­кра­ти­че­ских пре­пон ушло 7 ме­ся­цев. Все это вре­мя остан­ки За­ха­ра Су­хо­ра­ды хра­ни­лись на под­мос­ков­ной да­че од­но­го из по­ис­ко­ви­ков. По­хо­ро­нить ге­роя с во­ин­ски­ми по­че­стя­ми уда­лось лишь в де­каб­ре про­шло­го го­да, сра­зу по­сле то­го, как суд вы­нес по­ло­жи­тель­ное ре­ше­ние.

Так за­кон­чил­ся нелег­кий путь май­о­ра, слу­жив­ше­го в со­ста­ве пен­зен­ской стрел­ко­вой ди­ви­зии. Спу­стя 74 го­да по­сле его ги­бе­ли, справедливость бы­ла вос­ста­нов­ле­на всем ми­ром - брян­ски­ми, мос­ков­ски­ми и пен­зен­ски­ми по­ис­ко­ви­ка­ми.

ТОННЕЛЬ К НЕМЕЦКИМ ПОЗИЦИЯМ РЫЛИ ТРИ НЕДЕ­ЛИ.

Остан­ки май­о­ра на­шли на че­ты­рех­мет­ро­вой глу­бине.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.