УПОРСТВО ПЕ­РЕ­ДА­ЕТ­СЯ ГЕ­НЕ­ТИ­ЧЕ­СКИ

За 28 лет она про­опе­ри­ро­ва­ла 8,5 ты­ся­чи че­ло­век

AiF Penza - - ПЕНЗА ПЕРСОНА -

ЕЕ НА­ЗЫ­ВА­ЮТ БОГИНЕЙ ЧЕЛЮСТНОЙ ХИРУРГИИ, ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦЕЙ СКАЛЬПЕЛЯ, ТА­ЛАНТ­ЛИ­ВЫМ УЧЕНЫМ И ЧЕ­ЛО­ВЕ­КОМ С БОЛЬ­ШОЙ БУКВЫ. У НЕЕ ДА­ЖЕ ИМЯ, ПОДХОДЯЩЕЕ ПОД ЭТИ РЕГАЛИИ - МЕДЕЯ (В ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ МИФОЛОГИИ ТАК ЗВА­ЛИ ОД­НУ ИЗ БОГИНЬ - ХРА­НИ­ТЕЛЬ­НИ­ЦУ ЗО­ЛО­ТО­ГО РУНА). СА­МА ЖЕ ОНА НА­ЗЫ­ВА­ЕТ СЕ­БЯ ПРО­СТО ХО­РО­ШИМ ХИРУРГОМ.

ТЯ­ЖЕ­ЛЫЕ ПАЦИЕНТЫ

В вос­пи­тан­ном об­ще­стве не при­ня­то го­во­рить о воз­расте жен­щи­ны, но мы ре­ши­ли от­сту­пить от пра­вил, по­сколь­ку счи­та­ем, что в дан­ном слу­чае эта ин­фор­ма­ция лишь под­черк­нет до­сто­ин­ства кра­си­во­го и по-на­сто­я­ще­му та­лант­ли­во­го че­ло­ве­ка. На днях кан­ди­дат на­ук, врач выс­шей ка­те­го­рии Медея Олен­ни­ко­ва от­ме­ти­ла юби­лей ей ис­пол­ни­лось 50 лет. Из них 28 она про­сто­я­ла за опе­ра­ци­он­ным сто­лом, про­опе­ри­ро­вав, по са­мым скром­ным под­сче­там, без ма­ло­го 8500 че­ло­век. Зо­ло­тые ру­ки хи­рур­га из­ба­ви­ли от врож­ден­ных де­фек­тов ли­ца (в про­сто­на­ро­дье на­зы­ва­е­мых вол­чьей па­стью и за­ячьей гу­бой) ни один де­ся­ток ма­лы­шей. Со­всем не­дав­но она про­опе­ри­ро­ва­ла ма­лют­ку, от ко­то­рой из-за та­кой па­то­ло­гии от­ка­за­лись ро­ди­те­ли. По­сле удач­ной опе­ра­ции дев­чуш­ку усы­но­ви­ли но­вые ма­ма с па­пой и увез­ли ку­да-то бли­же к Си­би­ри.

Та­ких счаст­ли­вых ис­то­рий на сче­ту Ме­деи Ми­хай­лов­ны - сот­ни. Она до сих пор вспо­ми­на­ет пар­ня, по­сту­пив­ше­го в боль­ни­цу по­сле ог­не­стрель­но­го ра­не­ния ли­ца. «Эта кри­ми­наль­ная дра­ма разыг­ра­лась лет 20 на­зад, - рас­ска­зы­ва­ет хирург. - Мо­ло­дой па­ре­нек под­ра­ба­ты­вал по ве­че­рам в ки­ос­ке. А вре­мя то­гда бы­ло ли­хое, непред­ска­зу­е­мое. Од­на­ж­ды в окош­ке ки­ос­ка по­явил­ся про­су­ну­тый кем-то об­рез, и про­гре­мел вы­стрел. Про­да­вец чу­дом остал­ся жив, но у него в пря­мом смыс­ле сло­ва снес­ло по­ло­ви­ну ли­ца. По­сле то­го, как ра­на за­жи­ла, по­явив­ший­ся ру­бец стя­нул все так, что у пар­ня да­же не от­кры­вал­ся рот - он при­ни­мал пи­щу че­рез тру­боч­ку. К нам мо­ло­дой че­ло­век об­ра­тил­ся, что­бы мы сде­ла­ли ему пла­сти­ку. И мы сде­ла­ли, при­ме­нив ме­тод Фи­ла­то­ва, ко­то­рый еще в на­ча­ле про­шло­го ве­ка пред­ло­жил устра­нять де­фек­ты мяг­ких тка­ней ли­ца с по­мо­щью свёр­ну­то­го в тру­боч­ку кож­но­го лос­ку­та, пе­ре­не­сен­но­го с дру­гих ча­стей те­ла.

Во­об­ще слож­ных па­ци­ен­тов в мо­ей жиз­ни бы­ло мно­го. На­при­мер, муж­чи­на, ко­то­рый, пе­ре­брав с ал­ко­го­лем, упал в за­гон к сви­ньям и те об­гло­да­ли ему ли­цо - съе­ли гу­бы, нос и уши. Это­му бе­до­ла­ге то­же по­тре­бо­ва­лась се­рия слож­ных опе­ра­ций.

А еще у ме­ня пе­ред гла­за­ми до сих пор сто­ит де­вуш­ка, ра­бо­тав­шая на од­ной из мест­ных фаб­рик. Ка­ким-то об­ра­зом ее рос­кош­ная ко­са уго­ди­ла в дви­жу­щий­ся кон­вей­ер, ко­то­рый бук­валь­но снял с нее скальп. Де­вуш­ка по­те­ря­ла мно­го кро­ви и пе­ре­нес­ла тя­же­лую опе­ра­цию, ока­зав­шу­ю­ся, к то­му же, не очень удач­ной: по­сле нее оста­лись боль­шие руб­цы. В та­ком со­сто­я­нии она по­сту­пи­ла к нам в от­де­ле­ние, и мы дол­го и упор­но за­ни­ма­лись ее ле­че­ни­ем».

ОРИГИНАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Вра­ча­ми ста­но­вят­ся по-раз­но­му. Ме­дее Олен­ни­ко­вой этот путь был пред­на­чер­тан свы­ше: ро­див­шись в се­мье та­лант­ли­вых ме­ди­ков и с дет­ства впи­ты­вая про­фес­си­о­наль­ную ат­мо­сфе­ру, она про­сто не мог­ла ни стать док­то­ром. Стать че­люст­но-ли­це­вым хирургом мо­жет да­ле­ко не каж­дый док­тор.

«У ме­ня да­же иг­руш­ки бы­ли те­ма­ти­че­ские - фо­нен­до­ско­пы, пу­зы­реч­ки, бин­ти­ки, - сме­ет­ся со­бе­сед­ни­ца «АиФ». - К то­му же па­па очень хо­тел, что­бы я не­пре­мен­но про­дол­жи­ла его де­ло - ста­ла хирургом-сто­ма­то­ло­гом».

Па­па у на­шей ге­ро­и­ни - личность ле­ген­дар­ная. Его зна­ют да­ле­ко за пре­де­ла­ми Пен­зен­ской об­ла­сти. Он то­же вер­нул здо­ро­вье ни од­ной ты­ся­че че­ло­век, сто­ял у ис­то­ков пен­зен­ской че­люст­но-ли­це­вой хирургии, вос­пи­тал пле­я­ду вы­со­ко­класс­ных док­то­ров и да­же спо­двиг мест­ных ин­же­не­ров на про­из­вод­ство уни­каль­но­го хи­рур­ги­че­ско­го ин­стру­мен­та. Но глав­ным сво­им до­сти­же­ни­ем и са­мой та­лант­ли­вой уче­ни­цей Ми­ха­ил Кон­стан­ти­но­вич счи­та­ет дочь. Впро­чем, ина­че и быть не мо­жет: он вел ее к про­фес­сии с са­мо­го дет­ства, увле­кая, вдох­нов­ляя и под­дер­жи­вая во всем. Кста­ти, имен­но ему при­над­ле­жит идея на­звать доч­ку непри­выч­ным для на­ше­го слу­ха име­нем.

«Па­па про­вер­нул это тай­но, - рас­кры­ва­ет се­мей­ные се­кре­ты Медея Ми­хай­лов­на. - Осталь­ным нра­ви­лось имя Ма­ри­на. Но ему ка­ким-то об­ра­зом уда­лось за­ре­ги­стри­ро­вать ме­ня, по­ка ма­ма еще ле­жа­ла в род­до­ме. По­том он при­шёл под ок­на па­ла­ты и по­ма­хал сви­де­тель­ством о рож­де­нии. Тё­ща не раз­го­ва­ри­ва­ла с ним две недели.

Кста­ти, моя пер­вая книж­ка, ко­неч­но - «Ми­фы древ­ней Гре­ции» с под­пи­сью па­пы на па­мять».

Ма­лень­кая Медея обо­жа­ла хо­дить к ро­ди­те­лям на ра­бо­ту. Ко­гда она учи­лась в седь­мом клас­се, отец стал до­ве­рять ей неболь­шие

пе­ре­вяз­ки, а по­том и брал ее на свои опе­ра­ции. Так что уже на пер­вых кур­сах мед­ин­сти­ту­та, в от­ли­чие от дру­гих сту­ден­тов, Медея мно­гое уме­ла. А по­лу­чив ди­плом, она ре­ши­ла на ка­кое­то вре­мя по­гру­зить­ся в на­у­ку и по­сту­пи­ла в ор­ди­на­ту­ру мос­ков­ско­го ЦНИИ сто­ма­то­ло­гии, где два го­да учи­лась у ко­ри­фе­ев с ми­ро­вы­ми име­на­ми. Од­ним из них был зна­ме­ни­тый Алек­сандр Не­ро­бе­ев, раз­ра­бо­тав­ший ме­то­ди­ку ис­прав­ле­ния че­люст­но-ли­це­вых де­фек­тов лос­ку­та­ми, взя­ты­ми с дру­гих ча­стей те­ла.

В это вре­мя на­у­кой за­ни­мал­ся и Ми­ха­ил Олен­ни­ков. При­е­хав как-то на кон­фе­рен­цию в Моск­ву, он уви­дел при­ве­зен­ный из Гер­ма­нии хи­рур­ги­че­ский ин­стру­мент. Ни­че­го по­доб­но­го в Рос­сии то­гда не бы­ло, и пен­зен­ский хирург за­го­рел­ся иде­ей сде­лать его ко­пию (за­ру­чив­шись, ра­зу­ме­ет­ся, со­гла­си­ем вла­дель­ца - зна­ме­ни­то­го немец­ко­го про­фес­со­ра). Вер­нув­шись в Пен­зу, он убе­дил ди­рек­то­ра ча­со­во­го за­во­да вы­де­лить для это­го бла­го­род­но­го де­ла несколь­ких ин­же­не­ров. Те съез­ди­ли в сто­ли­цу, по­смот­ре­ли, вер­ну­лись и вме­сте с уче­ны­ми из мест­но­го НИИ из­го­то­ви­ли це­лый на­бор ин­стру­мен­тов, ко­то­рый по­мог осво­ить со­вер­шен­но но­вую хи­рур­ги­че­скую ме­то­ди­ку. Ре­зуль­та­том этой ра­бо­ты ста­ла док­тор­ская дис­сер­та­ция, ко­то­рую впо­след­ствии за­щи­ти­ла Медея Ми­хай­лов­на.

НЕОЖИ­ДАН­НЫЙ ПО­ВО­РОТ

Но са­мую боль­шую прак­ти­ку она по­лу­чи­ла, ра­бо­тая под на­ча­лом сво­е­го от­ца. «Я по­ня­ла, что как хирург быст­рее вы­рас­ту до­ма, по­это­му ре­ши­ла вер­нуть­ся в Пен­зу, - рас­ска­зы­ва­ет ге­ро­и­ня ста­тьи. - По­сле мос­ков­ской ор­ди­на­ту­ры, ра­зу­ме­ет­ся, ме­ня

взя­ли в об­ласт­ную боль­ни­цу, где мой отец воз­глав­лял от­де­ле­ние хи­рур­ги­че­ской сто­ма­то­ло­гии».

К сво­е­му удив­ле­нию, де­вуш­ка столк­ну­лась с недо­ве­ри­ем со сто­ро­ны неко­то­рых ме­ди­ков, счи­тав­ших, что ее взя­ли в от­де­ле­ние по бла­ту. А ка­кой блат, ко­гда она ра­бо­та­ла обыч­ным де­жу­ран­том и все вре­мя на­хо­ди­лась под стро­гим при­смот­ром от­ца? «Ему все­гда хо­те­лось, что­бы я бы­ла луч­ше дру­гих, вот и спра­ши­вал с ме­ня в два ра­за боль­ше, - объ­яс­ня­ет Медея Ми­хай­лов­на. - Но и при этом все­гда по­мо­гал. По­это­му ко­гда по­сту­пал слож­ный па­ци­ент - я бе­жа­ла к нему за со­ве­том. Прав­да, па­па это быст­ро пре­сек - во вре­мя оче­ред­но­го де­жур­ства оста­вил ме­ня од­ну. При­шлось «вы­плы­вать» са­мо­сто­я­тель­но».

С тех пор Медея Олен­ни­ко­ва чув­ству­ет се­бя в хирургии как ры­ба в во­де. В 2015 го­ду она воз­гла­ви­ла в об­ласт­ной боль­ни­це от­де­ле­ние че­люст­но-ли­це­вой хирургии, од­но вре­мя за­ни­ма­лась пре­по­да­ва­тель­ской де­я­тель­но­стью и ни­ко­гда не бро­са­ла на­у­ку. На сче­ту это­го док­то­ра 12 рац­пред­ло­же­ний и несколь­ко ме­то­дик, ко­то­рые вы­ве­ли мест­ную че­люст­но-ли­це­вую хи­рур­гию на но­вый ви­ток раз­ви­тия.

Не­дав­но Медея Ми­хай­лов­на уш­ла из го­су­дар­ствен­ной ме­ди­ци­ны. Го­во­рит, уста­ла от но­вых стан­дар­тов. А, мо­жет быть, про­сто хо­чет по­про­бо­вать се­бя в чем-то но­вом. Зная ее упор­ный ха­рак­тер, мы да­же не со­мне­ва­ем­ся, что впе­ре­ди у это­го док­то­ра еще мно­го по­бед, и не толь­ко в ме­ди­цине. На­при­мер, она за­ду­ма­ла на­пи­сать кни­гу о пер­вых хи­рур­гах-сто­ма­то­ло­гах, ра­бо­тав­ших в об­ласт­ной боль­ни­це. И уже да­же на­шла в ар­хи­ве ма­те­ри­ал, под­твер­див сло­ва немец­ко­го пи­са­те­ля Ли­о­на Фейхтван­ге­ра, ко­гда-то ска­зав­ше­го: «Че­ло­век та­лант­ли­вый, та­лант­лив во всех об­ла­стях». По­ли­на Таль­ни­ко­ва

Дочь Ме­деи Олен­ни­ко­вой вы­бра­ла схо­жую с ме­ди­ци­ной профессию. Она био­лог.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.