ВМЕ­СТО БИСКВИТОВ - МИ­НЫ

С лег­кой ру­ки нар­ко­ма Пар­ши­на Пен­за ста­ла круп­ным эва­ко­цен­тром

AiF Penza - - ПЕНЗА ГОСТЬ НОМЕРА - Оль­га СЕМЕНЕЕВА

К НА­ЧА­ЛУ ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ВОЙ­НЫ ПЕН­ЗЕН­СКОЙ ОБ­ЛА­СТИ БЫ­ЛО ВСЕ­ГО ДВА ГО­ДА (ДО ЭТО­ГО, ПО­СЛЕ УПРАЗДНЕНИЯ В 1928 ГО­ДУ ГУБЕРНИЙ, ОНА ВХО­ДИ­ЛА В СО­СТАВ СРЕДНЕ-ВОЛЖСКОЙ, А ЗА­ТЕМ ТАМ­БОВ­СКОЙ ОБ­ЛА­СТЕЙ).

Но, несмот­ря на «мла­ден­че­ский» воз­раст в но­вом ста­ту­се, в го­ды вой­ны она ста­ла од­ним из са­мых круп­ных эва­ку­а­ци­он­ных цен­тров стра­ны.

ВЕСКИЕ ПРИ­ЧИ­НЫ

Что мы зна­ем о тех тяж­ких вре­ме­нах? Лишь то, что к нам эва­ку­и­ро­ва­ли де­сят­ки пред­при­я­тий, на­ши мир­ные за­во­ды ста­ли во­ен­ны­ми и на од­ном из них вы­пус­ка­ли зна­ме­ни­тые «Ка­тю­ши», а ра­бо­чие ло­ко­мо­тив­ных ма­стер­ских со­бра­ли бро­не­по­езд «Смерть фа­шиз­му», ко­то­рый гро­мил вра­га на За­пад­ном и Во­ро­неж­ском фрон­тах. И то, что Пен­зу не бом­би­ли. Вот, по­жа­луй, и все. Но по­че­му имен­но наш ре­ги­он стал круп­ным эва­ко­цен­тром, ко­го сю­да вез­ли и как это от­ра­зи­лось на по­сле­во­ен­ной жиз­ни? Разо­брать­ся во мно­гом нам по­мог кан­ди­дат ис­то­ри­че­ских на­ук, до­цент пен­зен­ско­го го­су­ни­вер­си­те­та Вя­че­слав Вла­сов.

- Вя­че­слав Алек­се­е­вич, сколь­ко лю­дей, бе­жав­ших от фа­шист­ских ок­ку­пан­тов, при­юти­ла Пен­зен­ская зем­ля?

- Да­вай­те нач­нем с об­ще­го. Ска­зать, что эва­ку­а­ция в стране бы­ла мас­штаб­ной, зна­чит, не ска­зать ничего. В 1941 го­ду из раз­ных угол­ков на­шей стра­ны, ока­зав­ших­ся в эпи­цен­тре бо­е­вых дей­ствий, бы­ло эва­ку­и­ро­ва­но 17 мил­ли­о­нов че­ло­век! В 42-м - еще 8 мил­ли­о­нов. Та­ким об­ра­зом, за два пер­вых во­ен­ных го­да бы­ло эва­ку­и­ро­ва­но 25 мил­ли­о­нов че­ло­век. Слож­но пред­ста­вить тот объ­ем ра­бот, ко­то­рый со­про­вож­дал этот про­цесс: эше­ло­ны, са­мо­ле­ты, ма­ши­ны непре­рыв­ным по­то­ком вы­во­зи­ли лю­дей, обо­ру­до­ва­ние, куль­тур­ные цен­но­сти. Ко­го ку­да. Од­них - за Урал, дру­гих - в Си­бирь, тре­тьих - в Азию. Ну а ко­го-то - к нам.

Но со­брать лю­дей и по­са­дить в по­езд - это толь­ко пол­де­ла. Нуж­но бы­ло обес­пе­чить их жи­льем и пи­та­ни­ем, при­стро­ить ре­бя­ти­шек в дет­са­ды, раз­вер­нуть гос­пи­та­ли, сде­лать так, что­бы за­ра­бо­та­ли эва­ку­и­ро­ван­ные в тыл пред­при­я­тия. Это ко­лос­саль­ный труд и че­ре­да по­сто­ян­но воз­ни­ка­ю­щих про­блем. И что­бы пе­ре­брос­ка в тыл лю­дей не «за­хлеб­ну­лась» в этих про­бле­мах, в на­ча­ле вой­ны был со­здан Со­вет по эва­ку­а­ции, ру­ко­во­дить ко­то­рым по­ру­чи­ли Ни­ко­лаю Швер­ни­ку, а по­том - Алек­сею Ко­сы­ги­ну. Кста­ти, имен­но Ко­сы­гин под­пи­сал указ о со­зда­нии в 1941 го­ду Пен­зен­ско­го пе­да­го­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та.

Но вер­нем­ся к эва­ку­а­ции. Толь­ко в те­че­ние пер­во­го во­ен­но­го ме­ся­ца в Пен­зу бы­ла пе­ре­бро­ше­на 61 ты­ся­ча че­ло­век: 23 ты­ся­чи из при­фрон­то­вой по­ло­сы и 38 ты­сяч - из Моск­вы. Все­го же за 1941 год к нам при­бы­ло 124 ты­ся­чи эва­ку­и­ро­ван­ных, из ко­то­рых 54 ты­ся­чи - де­ти. В 1942 го­ду - еще 20 ты­сяч. В ос­нов­ном лю­ди еха­ли из Моск­вы, Ле­нин­гра­да, Ор­ла, Ста­лин­гра­да, Во­ро­не­жа, Кур­ска, Мур­ман­ска, Ка­ре­ло-Фин­ской рес­пуб­ли­ки (бы­ла та­кая до вой­ны), Одес­сы, Харь­ко­ва, из Мол­да­вии, Бе­ло­рус­сии и трех При­бал­тий­ских рес­пуб­лик. Сло­вом, со все­го Со­вет­ско­го Со­ю­за. Ко­неч­но, не все эти лю­ди оста­лись в Пен­зен­ской об­ла­сти, мно­гих от­пра­ви­ли глуб­же в тыл.

- Но по­че­му имен­но в наш ре­ги­он бы­ло ре­ше­но эва­ку­и­ро­вать та­кое ко­ли­че­ство лю­дей и важ­ней­шие про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия? Ведь ли­ния фрон­та бы­ла не так уж и да­ле­ко...

- Пен­зен­ская об­ласть бы­ла вы­бра­на не слу­чай­но. Пред­по­сы­лок для это­го бы­ло мно­же­ство, но глав­ных, на мой взгляд, три.

Пер­вая свя­за­на с тем, что в 1874 го­ду че­рез Пен­зу про­ло­жи­ли же­лез­ную до­ро­гу - Мор­шан­ско-Сы­з­ран­скую. А че­рез 20 лет пу­сти­ли еще два на­прав­ле­ния - на Рти­ще­во и на Ру­за­ев­ку. Та­ким об­ра­зом, уже в XIX ве­ке наш го­род стал круп­ным же­лез­но­до­рож­ным уз­лом, ко­то­рый при­об­ре­тал осо­бое зна­че­ние в го­ды вой­ны. Так бы­ло и во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой, и во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной.

Вто­рая при­чи­на - до­воль­но близ­кое рас­по­ло­же­ние фрон­то­вых ли­ний (Москва, Ста­лин­град, Во­ро­неж). Тре­тья свя­за­на с на­ли­чи­ем у нас необ­хо­ди­мой ин­фра­струк­ту­ры, поз­во­ля­ю­щей быст­ро раз­вер­нуть эва­ку­и­ро­ван­ное про­из­вод­ство, раз­ме­стить гос­пи­та­ли, те­ат­ры, му­зеи, шко­лы и дет­са­ды. До на­ча­ла вой­ны Пен­за не бы­ла круп­ным ин­ду­стри­аль­ным цен­тром. А вот по­сле вой­ны она им ста­ла как раз за счет эва­ку­и­ро­ван­ных пред­при­я­тий.

ПО­ЧЕ­МУ НЕ БОМ­БИ­ЛИ?

- Всем из­вест­но, что в Пен­зен­скую об­ласть бы­ли пе­ре­ве­де­ны круп­ней­шие про­мыш­лен­ные за­во­ды. Неуже­ли толь­ко из-за удач­но­го транс­порт­но­го со­об­ще­ния?

- К нам бы­ли эва­ку­и­ро­ва­ны обо­ру­до­ва­ние и спе­ци­а­ли­сты по­чти 50-и пред­при­я­тий. Не­ма­ло­важ­ную роль в этом сыг­рал наш зем­ляк Петр Ива­но­вич Пар­шин, ко­то­рый в го­ды вой­ны был нар­ко­мом ми­но­мет­но­го во­ору­же­ния СССР. Это с его лег­кой ру­ки к нам бы­ли пе­ре­ве­зе­ны пред­при­я­тия, от­но­ся­щи­е­ся к ми­но­мет­ной про­мыш­лен­но­сти - Мос­ков­ский за­вод счет­но-ана­ли­ти­че­ских ма­шин, несколь­ко ле­нин­град­ских за­во­дов, за­во­ды из Ки­е­ва, Харь­ко­ва, Кры­ма, За­по­ро­жья, Ту­лы, Го­ме­ля. Боль­шин­ство из них «по­се­ли­ли» на пром­пред­при­я­ти­ях, но неко­то­рых раз­ме­сти­ли на ба­зе пи­щев­ки. На­при­мер, на спир­то­во­доч­ном за­во­де за­пу­сти­ли в ра­бо­ту обо­ру­до­ва­ние, поз­во­лив­шее вы­пус­кать ми­ны. А на ба­зе биск­вит­ной фаб­ри­ки обос­но­ва­лись ле­нин­град­ские и ор­лов­ские во­ен­ные пред­при­я­тия, бла­го­да­ря че­му на «кон­ди­тер­ке» был осво­ен вы­пуск «Ка­тюш», ко­то­рых так бо­я­лись фа­ши­сты.

Но к нам пе­ре­еха­ли не толь­ко пром­пред­при­я­тия и обо­рон­ка. С при­фрон­то­вой ли­нии эва­ку­и­ро­ва­ли ле­со­ком­би­на­ты, фа­нер­ные, спи­чеч­ные, обув­ные и кон­ди­тер­ские фаб­ри­ки, сте­коль­ные за­во­ды и мно­го че­го еще. На­при­мер - ко­ров и сви­ней. С при­фрон­то­вых тер­ри­то­рий в наш ре­ги­он вы­вез­ли 90 ты­сяч го­лов ско­та! Ино­гда сту­ден­ты, услы­шав эту циф­ру, одоб­ри­тель­но ки­ва­ют го­ло­ва­ми: мол, хо­ро­шо же – на­род под­кор­ми­ли. На са­мом де­ле, скот за­би­вать не раз­ре­ша­лось. Его нуж­но бы­ло хо­лить и ле­ле­ять, что­бы по­том вер­нуть ту­да, от­ку­да при­вез­ли. Сель­ские му­жи­ки ушли на фронт, тех­ни­ку из кол­хо­зов то­же за­бра­ли на во­ен­ные нуж­ды, кор­ма для ско­та не бы­ло. Пред­став­ля­е­те, ка­кая но­ша лег­ла на пле­чи де­ре­вен­ской ре­бят­ни, жен­щин и ста­ри­ков?! Как во вре­мя по­сев­ных ра­бот они сби­ва­ли в мо­зо­ли ру­ки, как спа­са­ли от хо­ло­да и до­ждей уро­жай, как со­би­ра­ли с по­лей все до по­след­не­го ко­ло­соч­ка. При этом прак­ти­че­ски ни­кто из сель­чан в го­ды вой­ны не был удо­сто­ен пра­ви­тель­ствен­ных на­град за свой доб­лест­ный труд.

- Нес­пра­вед­ли­во. Но, воз­вра­ща­ясь к эва­ку­а­ции, не мо­гу не спро­сить: ес­ли наш ре­ги­он пре­вра­тил­ся в силь­ный обо­рон­но-промышленный ком­плекс, по­че­му его не раз­бом­би­ли? Ведь са­мо­ле­ты даль­ней раз­вед­ки люфтваф­фе ве­ли аэро­съем­ку и са­мой Пен­зы, и ее рай­о­нов.

- Слож­ный вопрос. На­чаль­ник Ге­не­раль­но­го шта­ба су­хо­пут­ных войск вер­мах­та Франц Галь­дер пи­сал в сво­ем днев­ни­ке, что они на­прас­но не тро­ну­ли пен­зен­ский же­лез­но­до­рож­ный узел. Ко­неч­но, у гит­ле­ров­цев бы­ла воз­мож­ность раз­бом­бить его в пух и прах, несмот­ря на уста­нов­лен­ные в го­ро­де зе­нит­ки, но по­че­му-то они это­го не сде­ла­ли. Воз­мож­но, рас­счи­ты­ва­ли по­сле за­хва­та ис­поль­зо­вать его для се­бя. Бу­дем счи­тать, что нам про­сто по­вез­ло.

ДОБ­РЫЕ СЕРД­ЦА

- На­сколь­ко я знаю, в Пен­зу со все­го Со­ю­за вез­ли де­тей. Вро­де бы да­же це­лы­ми дет­са­да­ми.

- Не толь­ко дет­са­да­ми, но и дет­до­ма­ми, ин­тер­на­та­ми и при­ю­та­ми. Дет­са­ды вы­во­зи­ли из Моск­вы, Ле­нин­гра­да, Смо­лен­ска, Мин­ска, Одес­сы, За­по­ро­жья. Из Бре­ста ка­ким­то чу­дом уда­лось эва­ку­и­ро­вать дет­дом. Два дет­ских до­ма при­вез­ли из Мин­ска, несколь­ко - из Моск­вы, Смо­лен­ской и Ор­лов­ской об­ла­стей. У нас обос­но­ва­лась шко­ла Мос­ков­ско­го НИИ глу­хо­не­мых де­тей, Ки­ев­ский Дом ре­бен­ка, пи­о­нер­ские ла­ге­ря из Смо­лен­ска и да­же Одес­ская шко­ла во­ен­но­му­зы­каль­ных вос­пи­тан­ни­ков Крас­ной ар­мии.

Сре­ди эва­ку­и­ро­ван­ных ре­бя­ти­шек бы­ло нема­ло бу­ду­щих зна­ме­ни­то­стей. На­при­мер, на­род­ный ар­тист РСФСР Эду­ард Хиль. Его при­вез­ли к нам вме­сте с ре­бя­тиш­ка­ми из смо­лен­ско­го дет­ско­го са­ди­ка №11. Эва­ку­а­цию они пе­ре­жи­ли в Беково. По­том, спу­стя мно­го лет, Хиль при­ез­жал в Пен­зу с кон­цер­том. Пе­ред тем, как на­чать петь, он про­из­нес сло­ва, от ко­то­рых у мно­гих на­вер­ну­лись сле­зы. Боль­шой ар­тист сер­деч­но по­бла­го­да­рил пен­зен­цев за то, что во вре­мя вой­ны они да­ли кров ты­ся­чам обез­до­лен­ных ре­бя­ти­шек. И это, дей­стви­тель­но, так: де­сят­ки ты­сяч де­тей пе­ре­жда­ли у нас страш­ные во­ен­ные го­ды, а 2 165 ре­бя­ти­шек бы­ли усы­нов­ле­ны на­ши­ми зем­ля­ка­ми.

МА­ЛЕНЬ­КИЙ ХИЛЬ ПЕ­РЕ­ЖИЛ ВОЙ­НУ В БЕКОВО.

В го­ды вой­ны у нас по­лу­чи­ли кров бо­лее 2 ты­сяч обез­до­лен­ных де­тей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.