ВОЗ­ДУХ СВО­БО­ДЫ

В честь 20­ле­тия «АиФ ­ Пенза» на Эльбрус под­ня­ли флаг

AiF Penza - - ПЕНЗА СУДЬБА - Иван КОТЕЛЬНЫЙ

«Ве­тер в го­рах не тот, что в го­ро­де: сби­ва­ет с ног, опро­ки­ды­ва­ет, а за­це­пить­ся, что­бы усто­ять, не за что. По ще­кам на­от­машь бьет ко­лю­чий снег, ви­ди­мость ухуд­ша­ет­ся. Но нуж­но ид­ти впе­ред. Нав­стре­чу спус­ка­ет­ся груп­па аль­пи­ни­стов. Ре­бя­та го­во­рят, что вы­ше ве­тер еще силь­нее - 50 мет­ров в се­кун­ду», - 16-лет­ний Са­ша спо­кой­но рас­ска­зы­ва­ет о пер­вом в его жиз­ни вос­хож­де­нии на Эльбрус. В его го­ло­се чув­ству­ет­ся не свой­ствен­ная под­рост­кам твер­дость. «По­взрос­лел па­рень, - слов­но про­чи­тав мои мыс­ли, со­гла­ша­ет­ся Ан­дрей Де­ни­се­вич. - Но в го­рах по-дру­го­му и не бы­ва­ет».

Со­всем недав­но, все­го за несколь­ко дней до это­го вос­хож­де­ния, на Эльбрус под­ня­лась еще од­на груп­па пен­зен­ских аль­пи­ни­стов. А неко­то­рые лю­би­те­ли экс­т­ри­ма умуд­ря­ют­ся взо­брать­ся на эту го­ру два, а то и три ра­за в год. У лю­дей, да­ле­ких от аль­пи­низ­ма, уже дав­но сфор­ми­ро­ва­лось стой­кое ощу­ще­ние то­го, что Эльбрус - чуть ли непро­гу­лоч­ная го­ра, ко­то­рую вдоль и по­пе­рек из­ла­зи­ли все, ко­му не лень. Мол, там да­же ра­тра­ки чуть ли не с ре­гу­ляр­но­стью марш­ру­ток бо­роз­дят по­ка­тые скло­ны. Это специальные трак­то­ры, пред­на­зна­чен­ные для под­го­тов­ки гор­но­лыж­ных трасс. Так о ка­кой «кру­тизне» мо­жет ид­ти речь?

На са­мом де­ле это впе­чат­ле­ние не име­ет ни­че­го об­ще­го с ре­аль­но­стью. Лю­бая го­ра та­ит в се­бе опас­ность, а об­ман­чи­вый, упи­ра­ю­щий­ся в об­ла­ка кра­са­вец Эльбрус - тем бо­лее. Каж­дый год он за­би­ра­ет око­ло де­ся­ти жиз­ней, слов­но вы­став­ляя пла­ту за то, что лю­ди топ­чут его вер­ши­ны. А в 2016 го­ду на его скло­нах по­гиб­ли 30 че­ло­век, че­го не слу­ча­лось це­лых де­сять лет. Так что с на­ско­ка это­го кра­сав­ца не возь­мешь, тур вы­ход­но­го дня для него не под­хо­дит. Го­ры во­об­ще не тер­пят су­е­ты и пре­не­бре­жи­тель­но­го от­но­ше­ния. Насто­я­щие ска­ло­ла­зы это зна­ют, как и то, что спо­кой­ное ве­ли­чие свер­ка­ю­щих вер­шин при­туп­ля­ет врож­ден­ный страх смер­ти.

«Здесь все вос­при­ни­ма­ет­ся ина­че, чем в обы­ден­ной жиз­ни, - объ­яс­ня­ет бы­ва­лый «го­рец» Ан­дрей Де­ни­се­вич. - Каж­до­му аль­пи­ни­сту зна­ко­мо чув­ство ка­кой-то незем­ной эй­фо­рии, ко­то­рое на­кры­ва­ет лю­бо­го че­ло­ве­ка, под­ни­ма­ю­ще­го­ся к вер­ши­нам. Для нас раз­ря­жен­ный гор­ный воз­дух - это воз­дух аб­со­лют­ной сво­бо­ды. Не анар­хии - а сво­бо­ды, ко­то­рая неот­де­ли­ма от от­вет­ствен­но­сти».

ДЫ­ШАТЬ ГЛУБ­ЖЕ НЕ ПО­ЛУ­ЧИТ­СЯ Имен­но это же­ла­ние ис­пы­тать се­бя, по­нять, че­го он сто­ит и чем от­ли­ча­ет­ся от ма­жо­ри­стой мо­ло­де­жи и при­ве­ло на Эльбрус Са­шу Пан­ко­ва. Он - обыч­ный го­род­ской па­ре­нек, учит­ся в 69-й шко­ле, пе­ре­шел в 11 класс. Но, в от­ли­чие от боль­шин­ства сво­их сверст­ни­ков, меч­та­ет не о ти­хой ка­би­нет­ной про­фес­сии, су­ля­щей фе­ше­не­бель­ный офис с кон­ди­ци­о­не­ром и мяг­ким ко­жа­ным креслом, а о небе. Па­рень со­би­ра­ет­ся стать лет­чи­ком. А по­сколь­ку вер­ши­ны гор «про­ты­ка­ют» об­ла­ка, то они то­же ма­нят его сво­ей за­га­доч­но­стью и непо­ко­рен­но­стью.

«Я знаю Ан­дрея Ни­ко­ла­е­ви­ча дав­но: он - зна­ко­мый мо­их ро­ди­те­лей, - рас­ска­зы­ва­ет па­ре­нек. - Знаю, что он класс­ный альпинист, за пле­ча­ми ко­то­ро­го де­сят­ки вос­хож­де­ний на са­мые кру­тые вер­ши­ны. По­это­му, ко­гда он пред­ло­жил мне под­нять­ся с ним на Эльбрус, я не раз­ду­мы­вал ни се­кун­ды. Сра­зу же вы­па­лил «Да!» и по­том ни ра­зу об этом не по­жа­лел».

Аль­пи­нист­ское сна­ря­же­ние для Са­ши - бо­тин­ки, ле­доруб и «кош­ки» (спе­ци­аль­ное при­спо­соб­ле­ние, ко­то­рое кре­пит­ся на обувь и не да­ет ей сколь­зить) - взя­ли в арен­ду прак­ти­че­ски у под­но­жия Эль­бру­са. Немного ак­кли­ма­ти­зи­ро­ва­лись - и впе­ред.

Подъ­ем на­ча­ли ран­ним утром - с тем рас­че­том, что­бы к обе­ду до­брать­ся до це­ли, ина­че не оста­нет­ся вре­ме­ни на спуск. В аль­пи­низ­ме, как в авиа­ции - глав­ное не про­пу­стить вре­мя «Ч», ко­гда нач­нет пор­тить­ся по­го­да и оста­вать­ся в го­рах ста­нет небез­опас­но. На Эль­бру­се хва­та­ет по­лу­ча­са для то­го, что­бы яр­кое солн­це сме­ни­ло «мо­ло­ко» с ви­ди­мо­стью, не пре­вы­ша­ю­щей мет­ра. А ес­ли пой­дет сель - во­об­ще пи­ши про­па­ло.

Груп­па вы­дви­ну­лась к вер­шине Пас­ту­хо­вых в све­те на­лоб­ных фо­на­ри­ков. Мо­но­тон­но, раз­ме­рен­ной по­ход­кой пензенцы все даль­ше и даль­ше за­би­ра­лись на склон. Но это бы­ла не един­ствен­ная груп­па аль­пи­ни­стов, по­это­му со сто­ро­ны ка­за­лось, что по го­ре мед­лен­но пол­зет мно­же­ство свет­ляч­ков. По­сте­пен­но тем­но­ту вы­тес­нил мяг­кий утрен­ний рас­свет и на­лоб­ные фо­на­ри­ки вы­клю­чи­ли.

«Не ска­жу, что подъ­ем дал­ся мне слиш­ком уж тя­же­ло, - рас­ска­зы­ва­ет Са­ша. - Но труд­ные мо­мен­ты, ко­неч­но же, бы­ли. На­при­мер, я не пред­став­лял, на­сколь­ко силь­ным мо­жет быть ве­тер. По­рой бы­ло слож­но удер­жать­ся на но­гах, а тут еще снеж­ные «по­ще­чи­ны», ко­то­рые нам то и де­ло от­ве­ши­ва­ла го­ра. Но са­мое непри­ят­ное да­же не это. Чем вы­ше мы под­ни­ма­лись, тем тя­же­лее ста­но­ви­лось ды­шать. Хо­те­лось сде­лать глу­бо­кий вдох, «на­пить­ся» воз­ду­хом, но его не хва­та­ло».

Ги­по­ксия - од­но из са­мых слож­ных ис­пы­та­ний, с ко­то­рым сталкиваются аль­пи­ни­сты. Вы­ше трех ты­сяч мет­ров у боль­шин­ства лю­дей на­чи­на­ют про­яв­лять­ся симп­то­мы так на­зы­ва­е­мой гор­ной бо­лез­ни (гор­няш­ки, как про­зва­ли ее ска­ло­ла­зы). Поднявшись на вы­со­ту пять ты­сяч мет­ров над уров­нем мо­ря, обыч­ный че­ло­век вряд ли смо­жет со­хра­нить хо­ро­шее са­мо­чув­ствие. Его на­чи­на­ет му­чить го­лов­ная боль, мо­жет «на­ка­тить» уста­лость, не го­во­ря уже о бо­лее круп­ных непри­ят­но­стях - рас­строй­стве же­луд­ка и оте­ке лег­ких. Глав­ная при­чи­на гор­ной бо­лез­ни - воз­дух, ко­то­рый с на­бо­ром вы­со­ты ста­но­вит­ся все бо­лее раз­ря­жен­ным. Он вы­зы­ва­ет кис­ло­род­ное го­ло­да­ние ор­га­низ­ма, а оно, в свою оче­редь, мо­жет при­ве­сти к са­мым пе­чаль­ным по­след­стви­ям. Вплоть до ле­таль­но­го ис­хо­да.

На­ши «гор­цы» под­ня­лись до вер­ши­ны Пас­ту­хо­вых - это чуть-чуть не до­тя­ги­ва­ет до пя­ти ты­сяч мет­ров. «Мож­но бы­ло и вы­ше, но с на­ми бы­ли непод­го­тов­лен­ные маль­чиш­ки, а рис­ко­вать их жиз­ня­ми мы не име­ли пра­ва, - всту­па­ет в раз­го­вор Ан­дрей Де­ни­се­вич. - Риск, ко­неч­но, бла­го­род­ное де­ло, но он дол­жен быть оправ­дан. Го­ры не про­ща­ют са­мо­уве­рен­но­сти. И это то­же вы­зов са­мо­му се­бе - сми­рить гор­ды­ню, уме­рить ам­би­ции и по­вер­нуть на­зад, ко­гда до за­вет­ной це­ли оста­лось ка­кая-ни­будь сот­ня мет­ров. Го­ра ни­ку­да не де­нет­ся, она бу­дет сто­ять веч­но, а че­ло­ве­че­ская жизнь име­ет свой­ство об­ры­вать­ся. Аль­пи­ни­сту это­го за­бы­вать нель­зя, по­то­му что он от­ве­ча­ет не толь­ко за се­бя, но и за тех, кто идет с ним в од­ной «связ­ке»».

СВОЯ ФИЛОСОФИЯ

Де­ни­се­вич зна­ет, о чем го­во­рит. Он хо­дит в го­ры боль­ше 17-и лет. На один толь­ко Эльбрус Ан­дрей под­ни­мал­ся 21 раз. Ма­стер спор­та по лег­кой ат­ле­ти­ке, до­цент пе­да­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та, он дав­но вы­ра­бо­тал свою фи­ло­со­фию, со­глас­но ко­то­рой го­ры - это лак­му­со­вая бу­маж­ка, про­ве­ря­ю­щая че­ло­ве­ка на «вши­вость».

Аль­пи­низм все­гда счи­тал­ся спор­том не про­сто силь­ных ду­хом лю­дей, а на­сто­я­щих ари­сто­кра­тов. Все зна­ме­ни­тые по­ко­ри­те­ли гор бы­ли пре­крас­но об­ра­зо­ван­ны­ми людь­ми - док­то­ра­ми, ин­же­не­ра­ми, про­фес­со­ра­ми, пи­са­те­ля­ми, уче­ны­ми. Од­но вре­мя «ин­тел­лек­ту­аль­ность» аль­пи­низ­ма объ­яс­ня­лась до­воль­но про­сто - мол, вда­ли от по­все­днев­ных дел и «бы­то­ву­хи» со­зна­ние ста­но­вит­ся чи­ще, мыс­ли упо­ря­до­чи­ва­ют­ся, снис­хо­дит вдох­но­ве­ние: мож­но и ро­ман но­вый на­пи­сать, и к на­уч­но­му от­кры­тию при­бли­зить­ся. До­ля прав­ды в этом, на­вер­ное, есть. Но, все же, стран­но по­ла­гать, что тя­же­лые подъ­емы в го­ры на­пол­не­ны ис­клю­чи­тель­но ро­ман­ти­кой и спа­са­ют от ра­бо­чих про­блем и непри­ят­но­стей. Не спа­са­ют. Но мыс­ли, дей­стви­тель­но, пе­ре­на­стра­и­ва­ют.

«На пер­вое ме­сто вы­хо­дят цен­но­сти, ко­то­рые, из­ви­ни­те за тав­то­ло­гию, в обыч­ной жиз­ни не це­нят­ся - вза­и­мо­вы­руч­ка, му­же­ство, го­тов­ность к са­мо­по­жерт­во­ва­нию, доб­ро­та, - рас­суж­да­ет Ан­дрей. - Все осталь­ное сбра­сы­ва­ет­ся за нена­доб­но­стью как ше­лу­ха». Кста­ти, имен­но ше­лу­ха, ко­то­рой в обыч­ной жиз­ни предо­ста­точ­но, за­ста­ви­ла Сер­гея Де­ни­се­ви­ча

бро­сить од­но важ­ное де­ло - пе­ре­стать тре­ни­ро­вать сбор­ную стра­ны по скай­ран­нин­гу. Да, наш зем­ляк че­ты­ре го­да тре­ни­ро­вал рос­сий­скую сбор­ную по ско­рост­но­му аль­пи­низ­му. И, ве­ро­ят­но, де­лал бы это и даль­ше, ес­ли бы не пре­сло­ву­тый фи­нан­со­вый во­прос. Тре­ни­ро­вать элит­ных спортс­ме­нов при от­сут­ствии фи­нан­сов, про­из­во­дя «по­лу­фаб­ри­ка­ты» - не для чест­ных аль­пи­ни­стов и пе­да­го­гов. Но это уже дру­гая ис­то­рия…

ГО­РЫ ФОРМИРУЮТ СО­ЗНА­НИЕ.

По­чти пять ты­сяч мет­ров над мо­рем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.