ВЫДЕРНУТЫЕ ИЗ МИР­НОЙ ЖИЗ­НИ

Аф­ган­ские «жер­но­ва» за­бу­дут­ся еще не ско­ро

AiF Penza - - ПЕНЗА ИСТОРИЯ - Ан­тон ОСИН

ДЕНЬ ВДВ ПРО­ШЕЛ БЕЗ ЭКСЦЕССОВ. ФОНТАНЫ ЦЕЛЫ, ГО­ЛО­ВЫ НЫРЯЛЬЩИКОВ - ТО­ЖЕ.

Эта стран­ная тра­ди­ция ку­пать­ся в фон­тане все еще шо­ки­ру­ет мир­ных го­ро­жан.

О том, что при­шлось пе­ре­жить во­е­вав­шим де­сант­ни­кам, они зна­ют раз­ве что из ху­до­же­ствен­ных филь­мов да из га­зет­ных ста­тей. А де­сант­ни­ки пом­нят. Мо­жет, по­это­му и поз­во­ля­ют се­бе лиш­не­го: ра­на-то не за­жи­ва­ет. И, на­вер­ное, не за­жи­вет ни­ко­гда.

ТЯЖКИЕ ДУМЫ

За вре­мя служ­бы в Аф­га­ни­стане на­ше­му зем­ля­ку Ни­ко­лаю Зюль­ки­ну при­шлось про­во­жать «в от­пуск бес­сроч­ный по­рван­ных в кло­чья» тро­их зем­ля­ков: «Двое бы­ли из на­шей 103-й воз­душ­но-де­сант­ной ди­ви­зии. Изу­ве­чен­ное душ­ма­на­ми те­ло Ана­то­лия Пар­ват­ки­на на­шли в ста­ром за­бро­шен­ном ко­лод­це, - хму­рит­ся мой со­бе­сед­ник. - А раз­вед­груп­па, в со­ста­ве ко­то­рой был Ко­ля Князь­кин, по­па­ла в за­са­ду, и де­ло до­шло до ру­ко­паш­ной. В ход пошло все: но­жи, са­пер­ные ло­пат­ки, ку­ла­ки и да­же зу­бы. Он, па­рень да­ле­ко не креп­ко­го на вид те­ло­сло­же­ния, пер­вым же уда­ром но­жа за­ва­лил «ду­ха». За­тем по­спе­шил на по­мощь ко­ман­ди­ру, схва­тив­ше­му­ся сра­зу с тре­мя мод­жа­хе­да­ми. Уло­жил еще од­но­го бо­ро­да­то­го, а сле­дом и тре­тье­го. Но ко­гда бро­сил­ся до­го­нять сво­их про­ры­ва­ю­щих­ся то­ва­ри­щей, пу­ля по­па­ла ему в го­ло­ву. А Са­ша Лу­кин по­до­рвал­ся на мине».

То­гда в на­ча­ле 1980-х, сол­да­ты са­пер­но­го ба­та­льо­на по во­ле ко­ман­ди­ров об­мы­ва­ли и об­ря­жа­ли в ка­буль­ском мор­ге сво­их по­гиб­ших то­ва­ри­щей. Во­сем­на­дца­ти­лет­ние маль­чиш­ки, гля­дя на изуро­до­ван­ных та­ких же, как они, пар­ней, ду­ма­ли об од­ном - ес­ли смерть, то луч­ше сра­зу, без му­че­ний, без изу­вер­ских пы­ток ре­ли­ги­оз­ных фа­на­ти­ков...

КАК В «ДЕВЯТОЙ РОТЕ» В ар­мию Ни­ко­лая Зюль­ки­на при­зва­ли осе­нью 1979 го­да с тре­тье­го кур­са стро­и­тель­но­го ин­сти­ту­та. Ед­ва про­шел курс мо­ло­до­го бой­ца и при­нял при­ся­гу, как сре­ди сол­дат по­полз­ли слу­хи, буд­то их ско­ро пе­ре­бро­сят то ли на Ку­бу, то ли в Ни­ка­ра­гуа. В об­щем-то, бой­цы бы­ли го­то­вы от­пра­вить­ся хоть к чер­ту на ро­га, лишь бы по­быст­рее за­кон­чи­лись еже­днев­ные мно­го­ча­со­вые из­ну­ри­тель­ные за­ня­тия. Но толь­ко в де­каб­ре де­сант­ни­ки узна­ли - на­ши во­шли в Аф­га­ни­стан.

«При­мер­но то­гда же нас око­ло че­ты­рех со­тен мо­ло­дых сол­дат - пе­ре­ве­ли в от­дель­ный по­ле­вой ла­герь и объ­яви­ли, что бу­дут го­то­вить к служ­бе в ДРА, - вспо­ми­на­ет Ни­ко­лай. - А нам это в ра­дость бы­ло - ро­ман­ти­ка! Прав­да, ее немного по­уба­ви­лось с на­ча­лом тре­ни­ро­вок. Бе­га­ли, ла­зи­ли, пол­за­ли по окрест­ным соп­кам до седь­мо­го по­та, до дро­жи в ко­ле­нях, но за это от­дель­ное спа­си­бо от­цам­ко­ман­ди­рам: в даль­ней­шем эти на­вы­ки мно­гим спас­ли жизнь!

На огром­ном «Ан­тее» на­шу ора­ву 15 мая 1980 го­да пе­ре­бро­си­ли в Ка­бул. Фильм «Де­вя­тая ро­та» помни­те? Один в один - на аэро­дро­ме стрель­ба, кри­ки, мат, кто-то ку­да-то мчит­ся, и, ка­жет­ся, до нас ни­ко­му нет де­ла. Го­ло­ва кру­гом. Но уже вско­ре офи­цер из са­пер­но­го ба­та­льо­на увез нас в рас­по­ло­же­ние. И так же, как в вы­ше­на­зван­ном филь­ме, «ста­ри­ки» в ар­мей­ской па­лат­ке, ед­ва за­ви­дев нас, выдали: «Ну, по­па­ли вы, са­ла­бо­ны. Ве­шай­тесь, вам ка­юк!»

ВСЕМ АМБА!

Пер­вый бо­е­вой вы­ход дол­го ждать не при­шлось. Ко­лон­на по­чти из сот­ни ма­шин с по­ле­вы­ми кух­ня­ми, тан­ка­ми и «гра­да­ми» втя­ну­лась в гор­ное уще­лье. Нит­ка (так окре­сти­ли ко­лон­ну сол­да­ты) дви­га­лась впе­ред, что на­зы­ва­ет­ся, в час по чай­ной лож­ке - впе­ре­ди до­ро­гу об­сле­до­ва­ли са­пе­ры. Ко­гда ми­но­ва­ли мост, са­мое опас­ное на этом от­рез­ке ме­сто и са­пе­ры за­прыг­ну­ли в свою БМД­эш­ку, гря­нул взрыв. «Оч­нул­ся я в счи­тан­ные се­кун­ды. Ав­то­ма­та в ру­ках нет, на­ша­рил его в кро­меш­ной тьме, - вновь пе­ре­жи­ва­ет те со­бы­тия наш зем­ляк. - Слы­шу, ко­ман­дир орет: «Все из ма­ши­ны, сей­час рва­нет!» У нас-то внут­ри и ми­ны, и взрыв­чат­ка, да еще бое­ком­плект. Я на­ру­жу. Гля­жу, взвод­ный из лю­ка за ши­во­рот та­щит ря­до­во­го Крас­но­ще­ко­ва. Ед­ва они от­бе­жа­ли - но­вый взрыв. Оглу­ши­ло так, что слы­шать пе­ре­стал. И толь­ко слов­но в за­мед­лен­ном ки­но - в мою сто­ро­ну ле­тят два тя­же­лен­ных кат­ка от БМД. Хо­ро­шо, что плюх­ну­лись ря­дом, а так бы мне точ­но крыш­ка. Сна­ча­ла я не по­нял, что за пес­ча­ные фон­тан­чи­ки воз­ле ме­ня пля­шут. А по­том до­шло: это же по мне «ду­хи» длин­ны­ми оче­ре­дя­ми шпа­рят! Тут и слух вер­нул­ся. За­лег за ва­лу­ном, гра­на­ты ря­дом по­ло­жил на вся­кий слу­чай. Ну, ду­маю, жи­вым я вам не дам­ся. Вот та­кой он был, пер­вый бой».

В сле­ду­ю­щий раз по-на­сто­я­ще­му страш­но Ни­ко­лаю ста­ло во вре­мя Пан­дж­шер­ской опе­ра­ции. За­сев­ший на гор­ных усту­пах про­тив­ник от­крыл по шу­ра­ви (со­вет­ским сол­да­там) шкваль­ный огонь. Ни­ко­лай, гля­дев­ший в три­плекс, хо­ро­шо пом­нит, как быст­ро при­бли­жа­лись к их бо­е­вой ма­шине раз­ры­вы. По об­шив­ке во­всю та­ра­ба­ни­ли пу­ли.

«Не сто­ять, мех (ме­ха­ни­к­во­ди­тель), не сто­ять, ина­че мы - ми­шень!» - лу­пил ку­ла­ком по пле­чу ото­ро­пев­ше­го сол­да­та ко­ман­дир взво­да. На­смерть пе­ре­пу­ган­ный па­ре­нек вда­вил в пол пе­даль га­за, и ма­ши­на юзом по­полз­ла в сто­ро­ну уще­лья. «Мы па­да­ем, па­да­ем!» - орал кто-то ря­дом с на­шим зем­ля­ком. Да и сам он чув­ство­вал, как про­ва­ли­ва­ет­ся в пу­сто­ту. В моз­гу в это вре­мя би­лась толь­ко од­на мысль: «Всем нам амба!»

«Очу­хал­ся я от­то­го, что на ме­ня упал пу­ле­мет, - про­дол­жа­ет мой со­бе­сед­ник. - Ти­ши­на сто­я­ла гро­бо­вая. Ле­жу на спине. Все вверх но­га­ми. И вдруг слы­шу, кто-то бор­мо­чет: «Я жи­вой, жи­вой, жи­вой». По­том и осталь­ные на­ча­ли по­ти­хо­неч­ку ше­ве­лить­ся. Вы не по­ве­ри­те, но кро­ме уши­бов, а мы два­жды пе­ре­вер­ну­лись в воз­ду­хе, преж­де чем мно­го­тон­ная ма­хи­на рух­ну­ла вниз на под­би­тый ра­нее бен­зо­воз, мы от­де­ла­лись лишь шо­ком».

Ко­гда с по­мо­щью двух тан­ков БМДеш­ку вы­та­щи­ли на тро­сах, и при­шла по­ра двигаться даль­ше, ни­кто не хо­тел в нее са­дить­ся. В чре­во жи­ву­чей тех­ни­ки ком­ба­ту при­шлось за­го­нять сво­их бой­цов от­бор­ным ма­том и нешу­точ­ны­ми пин­ка­ми.

А в де­каб­ре 1981-го Ни­ко­лаю Зюль­ки­ну и его то­ва­ри­щам це­лую неде­лю при­шлось де­жу­рить по но­чам на гос­под­ству­ю­щей вы­со­те. Жда­ли «ду­хов­ский» ка­ра­ван. И вот в од­ну из но­чей ре­бя­та уви­де­ли, что по со­сед­не­му скло­ну с гор с фо­на­ри­ка­ми спус­ка­ют­ся во­ору­жен­ные лю­ди. Огонь­ков на­счи­та­ли боль­ше се­ми­де­ся­ти. Со­об­щи­ли по ра­ции сво­им. Но, ви­ди­мо, и бо­ро­да­тые за­сек­ли шу­ра­ви. Скрыт­но они по­до­бра­лись к вы­сот­ке, и, ес­ли бы не за­ра­нее вы­став­лен­ные ми­ны, пар­ням при­шлось бы со­всем ту­го. Но все рав­но бой про­дол­жал­ся до утра.

«Втихую па­ца­ны уже на­ча­ли остав­лять для се­бя по од­но­му па­тро­ну, что­бы не по­пасть в плен, - сжи­ма­ет ку­ла­ки Ни­ко­лай Гри­го­рье­вич. - Ко­гда душ­ма­ны вне­зап­но пре­кра­ти­ли ата­ку, бо­е­при­па­сов у нас оста­ва­лось ми­нут на де­сять хо­ро­ше­го боя. Уже по­том мы узна­ли, что их раз­вед­до­зор за­сек дви­же­ние на­ших. По­это­му они и по­про­бо­ва­ли скрыть­ся. Не вы­шло. По­лу­ча­ет­ся, не зря мы ка­ра­у­ли­ли их семь но­чей кря­ду».

ДО­МОЙ!

До­мой пен­зяк уле­тал на Ту154. Но сна­ча­ла был Ви­тебск во­ен­ный го­ро­док, став­ший уже род­ным для 103-й Гвар­дей­ской воз­душ­но-де­сант­ной ди­ви­зии, где с дем­бе­ля­ми про­ве­ли се­рьез­ную бе­се­ду. Зам­по­лит рас­ска­зал сол­да­там, что их пред­ше­ствен­ни­ки, вер­нув­ши­е­ся из Аф­га­на, бук­валь­но опья­не­ли от сво­бо­ды и, по­сле то­го как в го­ро­де им в ре­сто­ране сде­ла­ли за­ме­ча­ние, раз­гро­ми­ли за­ве­де­ние об­ще­пи­та в счи­тан­ные ми­ну­ты.

Здо­ро­во до­ста­лось и по­до­спев­ше­му к ме­сту со­бы­тий пат­руль­но­му на­ря­ду ми­ли­ции. За­од­но на­ко­сты­ля­ли и так­си­стам, пред­ло­жив­шим за тро­як (три руб­ля в те вре­ме­на бы­ли се­рьез­ны­ми день­га­ми) до­мчать сол­дат до же­лез­но­до­рож­но­го вок­за­ла. По­это­му Ни­ко­лая с то­ва­ри­ща­ми про­дер­жа­ли в ча­сти до по­след­не­го и привезли на вок­зал толь­ко за пять ми­нут до от­прав­ле­ния по­ез­да. Что де­лать, из пес­ни сло­ва не вы­ки­нешь...

«Иду че­рез ле­сок, под­хо­жу ко дво­ру и ви­жу, как отец уби­ра­ет снег, - вспо­ми­на­ет Ни­ко­лай. - А сто­ял он спи­ной ко мне. Вот я уже ря­дом, ти­хонь­ко тро­гаю его за пле­чо: «Здо­ро­во, ба­тя». Он по­во­ра­чи­ва­ет­ся, па­ру се­кунд мол­чит, а за­тем про­из­но­сит все­го од­но сло­во: «Жи­вой». И по ще­ке ка­тит­ся сле­за».

Ни­ко­лай Зюль­кин на­граж­дён ме­да­ля­ми «За бо­е­вые за­слу­ги», «От бла­го­дар­но­го аф­ган­ско­го на­ро­да» и зна­ком «Во­ин-ин­тер­на­ци­о­на­лист», пен­си­о­нер МВД, один из ру­ко­во­ди­те­лей цен­тра, ко­то­рый го­то­вит част­ных охран­ни­ков.

Бо­е­вое брат­ство - это на­все­гда.

Ни­ко­лай и пред­ста­вить не мог в ка­кой за­ва­ру­хе ока­жет­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.