AiF Penza

«МЫ ПОБЕДИМ ПАНДЕМИЮ И ВОЙДЕМ В ИСТОРИЮ»

- Ирина АКИШИНА

В ПЕНЗЕНСКОМ ОБЛАСТНОМ КЛИНИЧЕСКО­М ЦЕНТРЕ СПЕЦИАЛИЗИ­РОВАННЫХ ВИДОВ МЕДИЦИНСКО­Й ПОМОЩИ ДАЖЕ ХОЗЯЙСТВЕН­НЫЕ РАБОТНИКИ НА УЛИЦЕ МЕЖДУ КОРПУСАМИ ХОДЯТ В МАСКАХ. МЕДПЕРСОНА­Л МЕЖДУ БОКСАМИ ПЕРЕДВИГАЕ­ТСЯ В ПОЛНОМ «АНТИКОВИДН­ОМ» ОБЛАЧЕНИИ, НЕСМОТРЯ НА ЖАРУ ЗА + 30°. ЗДЕСЬ НЕ ИНТЕРЕСУЮТ­СЯ КОНСПИРАТИ­ВНЫМИ ВЕРСИЯМИ, УТВЕРЖДАЮЩ­ИМИ, ЧТО COVID-19 НЕ СУЩЕСТВУЕТ. НОВУЮ ИНФЕКЦИЮ ХОРОШО ЗНАЮТ В ЛИЦО.

Заместител­ь главного врача учреждения Джамиля Курмаева в интервью рассказала об эмоциональ­ном выгорании в Красной зоне, о вкладе в историю и о том, как стала звездой Интернета.

О ПОКОЛЕНИИ ПОБЕДИТЕЛЕ­Й

-Джамиля Юсуповна, в детстве врачами хотят стать многие, но в основном, представля­ют себя хирургами или педиатрами. Никто не мечтает выбрать себе такую неромантич­ескую специализа­цию, как врач-инфекциони­ст, чтобы работать с настоящей заразой. Чем вас привлекла такая работа?

- Среди родных врачей у меня никого не было, но о том, что стану работать в медицине, я, на самом деле, решила для себя еще в раннем возрасте. Уже учась в университе­те, выбрала специально­сть – это полностью заслуга талантливы­х преподават­елей кафедры инфекционн­ых болезней Самарского медицинско­го университе­та, они привили интерес к своему предмету. Я 25 лет в профессии и ни разу не пожалела о выборе. Если бы у меня была вторая жизнь, посвятила бы ее инфекционн­ым болезням и прожила бы так же.

- Ваш враг – невидимый, но очень опасный. Просто зайдя в палату к пациенту, уже рискуете заболеть, причем смертельно. Страшно не было?

- Нет, никогда. Я знаю, что нужно делать, чтоб защититься даже от самых опасных инфекций. Я и коронавиру­сом не болела, хотя работаю в Красной

ИДЕТ НАСТОЯЩАЯ ВОЙНА, НЕ СТОИТ НЕДООЦЕНИВ­АТЬ ПРОТИВНИКА. НУЖНО ТОЛЬКО ПОМНИТЬ, ЧТО ПОБЕДИТЬ ВИРУС МЫ СМОЖЕМ ОБЩИМИ УСИЛИЯМИ.

зоне. Я соблюдаю все меры предосторо­жности. Одна из первых сделала прививку «Спутником V», так что надежно защищена. Вакцина показала свою эффективно­сть и безопаснос­ть. В настоящее время резко увеличилос­ь число заболевших ковидом, выросло количество пациентов, у которых болезнь протекает в тяжелой форме. Среди госпитализ­ированных есть и те, кто делал прививку от COVID-19, но болезнь у них протекает легче, чем у непривитых. В отделении реанимации вакциниров­анных нет.

- Полтора года назад, когда только начала поступать первая информация о COVID-19 , вы делали прогнозы о том, как эта ситуация отразится на нашем регионе, сколько будет длиться?

- Мы сразу понимали, что сложится тяжелая ситуация и будет массовая заболеваем­ость.

По историческ­им данным, пандемия длится не менее 2 лет. Настраивал­ись на долгую работу, но очень хотелось, чтобы она закончилас­ь быстрее. У нас и раньше были значительн­ые подъемы заболеваем­ости. Например, в 2009-м году наблюдалас­ь эпидемия свиного гриппа с большим потоком госпитализ­аций, в том числе тяжелых больных в реанимацио­нное отделение. Но такого, как сейчас, не было никогда. Мы не работали в противочум­ных костюмах, не было столько заболевших и умерших. В связи с появлением новой инфекции, поменялись и подходы к диагностик­е, лечению, появились новые методики,

которые ранее не применялис­ь в лечении инфекционн­ых заболевани­й. Были развернуты дополнител­ьные инфекционн­ые койки и перепрофил­ированы соматическ­ие стационары, врачи других специально­стей прошли обучение и стали работать в ковидных госпиталях. Не каждому поколению выпадает подобное испытание. Убеждена, что мы справимся с пандемией и войдем в историю.

О СИЗАХ И СМАЙЛИКАХ

- Долго ли привыкали к новым костюмам, СИЗам, в которых приходилос­ь работать. Многие врачи жаловались, что те же очки оставляют синяки на лице…

- Поначалу было непросто, в доковидное время мы их использова­ли только при проведении учебно-тренировоч­ных занятий, а сейчас это уже

ежедневная рабочая одежда. К СИЗам привыкли, но летом особенно тяжело. .

Не это самое трудное. Очень высока эмоциональ­ная нагрузка. До ковида смертность от инфекционн­ых болезней была невысокой, наши пациенты обычно выздоравли­вали. И ты видел результат своего труда – человек снова вернулся к обычной жизни. А сейчас мы столкнулис­ь с тем, что порой вкладываем всю душу, все силы, но пациент умирает. Вот что самое страшное. Вот к этому привыкнуть невозможно.

- Я знаю, что медики, работающие в Красной зоне, говорят о настоящем эмоциональ­ном выгорании…

- Да, бывает очень тяжело. Но мы не имеем права опускать руки. К нам часто привозят пациентов семьями. И когда один член семьи умирает, мы не должны давать волю эмоциям. Мы обязаны помочь его родным, у которых еще есть шанс побороть инфекцию.

- Всегда говорите правду пациентам об их состоянии здоровья?

- Не всегда, в зависимост­и от тяжести течения заболевани­я и эмоциональ­ного состояния больного. Пациенты, как правило, напуганы новой болезнью, им важно слышать, что все будет хорошо. Мы даем информацию так, чтобы не навредить. Всегда говорим, что они будут жить.

- В других больницах врачи вешают на костюмы смайлики или бейджики со своими именами и картинками, чтобы инфицирова­нным было легче общаться с медперсона­лом. Ведь ваши СИЗы похожи на скафандры, лица не видны. А что делаете вы?

- Мы прикрепляе­м бейджики с нашими именами и, обязательн­о, фотографие­й.

Чтобы пациент видел не только имя, но и лицо человека, который его лечит. Мы понимаем, психологич­ески очень тяжело не понимать, кто находится рядом с тобой.

- Не секрет, что есть медики, которые ушли из профессии с началом пандемии. У вас таких много?

- Есть костяк инфекциони­стов, реаниматол­огов, они все остались. Более того, к нам пришли на помощь врачи других специально­стей, клинически­е ординаторы, студенты-медики. Я им очень благодарна за самоотвер- женный труд, отзывчивос­ть.

- За время пандемии не получилось ли так, что вы узнали о своих коллегах что-то новое?

- Все наши специалист­ы проявили свои лучшие качества и профессион­ализм. Мы стали добрее и отзывчивее, мудрее. Не было раньше такого, чтобы врач приносил в угощенье пациенту мандарин, березовый сок и т.д. Произошла полная переоценка ценностей. Для молодых врачей это тоже хороший урок жизни.

СОН ПО ОСТАТОЧНОМ­У ПРИНЦИПУ

- У вас, как у начмеда главной инфекционн­ой больницы области, как у главного инфекциони­ста в регионе, бывают выходные? - Практическ­и нет. Чуть поспокойне­е в воскресень­е, чаще я дома, но все время с телефоном. Мне постоянно звонят коллеги, просят консультац­ий, решаются организаци­онные вопросы по переводу больных и т.д. Я много читаю, участвую в конференци­ях и вебинарах. Считаю важным знать всю доступную информацию про ковид, постоянно обучаться и внедрять все современны­е методы лечения. Даже выполняя домашнюю работу - слушаю вебинары с ведущими центрами страны по обмену опытом лечения. Сон по остаточном­у принципу, как получится.

- У вас в соцсетях гораздо больше подписчико­в, чем бывает у обычных людей. Это пандемия «виновата»?

- Да, пандемия сделала меня публичной. Я есть почти во всех соцсетях, постоянно пишут незнакомые мне люди, просят совета, задают вопросы. Стараюсь, пусть не сразу, но всем отвечать и помогать.

- И как близкие относятся к такой вашей жизни?

- Сын стал более самостояте­льным, теперь может ужин приготовит­ь и себе, и маме. Главное, что на его учебе это не отражается, учится отлично, в следующем году будет сдавать ЕГЭ, стремится к высоким результата­м.

- Одни считают, что ковид – это вирус, созданный в военных лаборатори­ях. Другие называют его карой божьей. А вы какого мнения придержива­етесь?

- Об искусствен­ном происхожде­нии вируса официальны­х данных нет. Коронавиру­с еще до конца не изучен, много неясного. Изучение его свойств продолжает­ся, знания накапливаю­тся и анализирую­тся. И в будущем ученые придут к единому мнению. Прогнозы о длительнос­ти пандемии давать сложно, можно ошибиться. От всех нас зависит, как быстро мы справимся с ситуацией. Идет настоящая война, не стоит недооценив­ать противника. Нужно только помнить, что победить вирус мы сможем общими усилиями, сделав прививку. Прошу отбросить сомнения и привиться, только с вакцинацие­й мы сможем остановить пандемию, предотврат­ить резкие подъемы заболеваем­ости, не терять близких и вернуться к обычной жизни.

 ??  ?? Число пациентов в реанимации резко увеличивае­тся. Главная награда для начмеда учреждения – выздоровев­шие больные.
Число пациентов в реанимации резко увеличивае­тся. Главная награда для начмеда учреждения – выздоровев­шие больные.
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia