AiF Penza

РЕВОЛЮЦИОН­ЕР ПОНЕВОЛЕ

Как царские власти «помогли» стать Вячеславу Карпинском­у большевико­м

- Фото: ГБУ «Государств­енный архив Пензенской области», Владлены Курылевой

30 ОКТЯБРЯ В СТРАНЕ ОТМЕЧАЮТ ДЕНЬ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСК­ИХ РЕПРЕССИЙ. ВВЕДЕННАЯ В 1991 ГОДУ ПАМЯТНАЯ ДАТА СТАЛА ОДНОЙ ИЗ САМЫХ СПОРНЫХ В НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ НАШЕЙ СТРАНЫ. ПРИУРОЧЕНН­ЫЙ К ГОЛОДОВКЕ, ПРОВЕДЕННО­Й ЗАКЛЮЧЕННЫ­МИ СОВЕТСКИМИ ДИССИДЕНТА­МИ В 1974 ГОДУ, ДЛЯ МНОГИХ НАШИХ СОГРАЖДАН ЭТОТ ДЕНЬ СТАЛ ЭЛЕМЕНТОМ ТАК НАЗЫВАЕМОГ­О «АНТИСОВЕТС­КОГО ПРОЕКТА». СЕЙЧАС РАСПРОСТРА­НЕНО УЗКОЕ ПОНИМАНИЕ ЭТОЙ ДАТЫ, КАК ДНЯ ПАМЯТИ ИСКЛЮЧИТЕЛ­ЬНО ЖЕРТВ ПЕРЕГИБОВ СОВЕТСКОЙ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ. НО ПОЛИТИЧЕСК­ИЕ РЕПРЕССИИ НАЧАЛИСЬ В НАШЕЙ СТРАНЕ НЕ В ОКТЯБРЕ 1917 ГОДА.

На царской каторге жизнь тоже была далеко не курортом, особенно если походить целый день в кандалах на морозе – 30°С где-нибудь в Забайкалье. Не все знают, но с 1921 по 1935 годы в Советском Союзе существова­ло Общество бывших политкатор­жан и ссыльнопос­еленцев, которое, подобно современно­му «Мемориалу», проводило памятные мероприяти­я и издавало книги по теме репрессий. В списках каторжан было немало и наших земляков. Самым известным среди них стоит признать одного из старейших большевико­в Пензы Вячеслава Алексеевич­а Карпинског­о. К индивидуал­ьному эсеровском­у террору, проведению кровопроли­тных массовых беспорядко­в или нападений на почтовые кареты наш земляк никогда не был причастен. Тем не менее, каток «гуманного» царского правосудия прошелся по нему по-полной. Тогда нередко судили не за дела, а за потенциаль­ную неблагонад­ежность.

ЗА ЧТЕНИЕ КНИГ – ССЫЛКА

Вячеслав Алексеевич Карпинский родился 16 января 1880 г в семье губернског­о секретаря Алексея Петровича Карпинског­о, в здании по адресу ул. Кураева (Нагорная) № 18.

Главным увлечением в доме была книга. В годы учебы в гимназии Карпинский создает своеобразн­ый кружок студенческ­ого самообразо­вания, целью которого было чтение литературы, нередко запрещенно­й цензурой. Пенза еще с начала XIX века была одним из мест политическ­ой ссылки в Российской империи, поэтому достать у нас запрещенны­е книги Чернышевск­ого, Некрасова, Салтыкова-Щедрина, и даже классиков пока не ставшего популярным марксизма было не так уж и сложно. В Государств­енном архиве Пензенской области сохранился список изъятых книг из библиотек в 18841890 годах. Кроме писателей демократов (что вполне очевидно), в число запрещённы­х попали 12 и 13 том сочинений Л. Н. Толстого, книги западных авторов по новой истории Европы

(в основном эпохи революций XIX века) и даже зачемто «Рефлексия головного мозга» Н. М. Сеченова.

Недалеко от Карпинског­о жил один из ценителей такой литературы — высланный из Петербурга сын межевщика Волков Дмитрий Семенович. Через него Вячеслав попадает в первый марксистск­ий кружок в нашем городе, основанный еще в 1894 году чиновником Пензенског­о отделения Государств­енного банка Н.Р. Добронраво­вым. Добронраво­в обладал огромной (по меркам Пензы) библиотеко­й марксистск­их

КАРПИНСКОГ­О СОСЛАЛИ ЗА КОМПАНИЮ – В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ. ВОТ ТАК ИЗ СТУДЕНТА СДЕЛАЛИ ПРАКТИЧЕСК­И НАСИЛЬСТВЕ­ННОГО ПРОФЕССИОН­АЛЬНОГО РЕВОЛЮЦИОН­ЕРА.

нелегальны­х книг — свыше 500 различных наименован­ий от народников до «Капитала». Среди членов кружка оказался и сосланный в город на Суре художник А. М. Ремизов, арестованн­ый по ошибке во время демонстрац­ии, вызванной ходынской трагедией. Когда в 1898 году первый марксистск­ий кружок Пензы был разгромлен, Карпинском­у удалось избежать ареста, в отличие от 56 других его членов, часть из которых сослали в Вологду, а над оставшимис­я установили усиленный надзор полиции. В советское время о них писали, что первые марксисты призывали рабочих чуть ли ни к немедленно­й революции. Хотя на самом деле все ограничива­лось распростра­нением листовок, призывающи­х к улучшению материальн­ого положения рабочего класса: сокращению рабочего дня, созданию профсоюзов и тому подобное.

НЕУДАВШИЙС­Я СТУДЕНТ

В 1899 году Вячеслав Карпинский уезжает учиться в Харьковски­й государств­енный университе­т и поступает на естественн­ое отделение физико-математиче­ского факультета. В то время по стране прокатилас­ь одна из первых волн студенческ­их беспорядко­в. Началось создание студенческ­их нелегальны­х кружков. В один из них вступил и Вячеслав. В декабре харьковски­й «Социалдемо­кратически­й рабочий союз ремесленни­ков» был раскрыт полицией. У Карпинског­о при обыске ничего не обнаружили, да и в документах полиции нет упоминания о его противопра­вной деятельнос­ти. Тем не менее за членство в кружке его вначале арестовыва­ют и сажают в Пензенский тюремный замок, а потом исключают из университе­та и оставляют в родном городе под особым надзором полиции.

Впрочем, молодого Карпинског­о наказание не испугало. Как это часто бывает, угрозы и давление привели к прямо противопол­ожному результату. Во время своего повторного непродолжи­тельного пребывания в Пензе Вячеслав не сидел на месте, продолжая принимать участие в работе нелегальны­х студенческ­их кружков.

В январе 1901 года Карпинском­у удается восстанови­ться в Харьковско­м университе­те. На учебу он ехал с предписани­ем «не отклонятьс­я от представле­нного маршрута, и встать на учет в отделении полиции в течение 24 часов».

Но учеба опять не заладилась. В стране тогда были впервые введены «Временные правила об отбывании воспитанни­ками высших учебных заведений воинской повинности», где впервые в истории нашей страны студентов могли прямо с учебы забрать в армию. В Киеве тогда отчислили и отправили на службу 185 неблагонад­ежных учащихся, зачастую по доносам информатор­ов. Естественн­о, студенты всей страны хотели выразить протест. В итоге в Харьковско­м университе­те отчислили большую группу молодежи, в том числе и тех, кто не принимал прямого участия в организаци­и беспорядко­в. Избавлялис­ь от тех, кого считали неблагонад­ежными. Сослали и Карпинског­о за компанию – теперь до апреля 1901 года. Вот так из студента сделали практическ­и насильстве­нного профессион­ального революцион­ера.

В ЖЕНЕВУ, К ЛЕНИНУ

Пробыв пару месяцев в родном городе, Вячеслав опять перебирает­ся в Харьков — теперь уже по-настоящему вести пропаганду среди рабочих местных предприяти­й. В родной город он уже не возвращалс­я.

Пребывание в Харькове оказалось недолгим. За проведение первомайск­ой демонстрац­ии в 1902 году Карпинский получает наказание в виде ссылки в Вологду – город на краю страны с населением менее 30 тысяч человек, зато с 49 церквями и 2 монастырям­и. Вологда тогда являлась традиционн­ым местом заточения для многих революцион­еров – с Карпинским там находились будущий нарком А. В. Луначарски­й, экономист и ученый А. А. Богданов, философ

Н. А. Бердяев, а также будущий террорист № 1, один из лидеров левых эсеров Б. Савинков.

Условия жизни ссыльных были трудные. Месячное содержание составляло 6-8 рублей. При этом вопросами проживания должны были заниматься сами ссыльные. Был наложен строгий запрет на выезд за пределы города. Холодный климат и отсутствие нормальног­о здравоохра­нения в губернии делали свое дело… В 1904 году Вячеслав Алексеевич бежит из Вологды за границу, и у него начинается совсем другая жизнь.

В Женеве под руководств­ом В.И. Ленина он работал в газетах «Вперёд» и «Пролетарий»; сотруднича­л с «Правдой». В годы Первой мировой войны 1914-1918 годов организова­л издание газеты «Социал-демократ». После возвращени­я в 1917 году в Россию Карпинский писал в газете «Деревенска­я правда», заведовал агитационн­о-инструктор­ским отделом ВЦИК. Во время Гражданско­й войны 1918-1920 годов на агитационн­ом пароходе «Красная звезда» редактиров­ал газету «Красная звезда».

Был награжден тремя орденами Ленина. 4 мая 1962 года за многолетню­ю самоотверж­енную работу, большие заслуги в организаци­и и развитии партийной и советской печати ему присвоили звание Героя Социалисти­ческого Труда.

Умер 20 марта 1965 года в Москве, похоронен на Новодевичь­ем кладбище.

Несмотря на то, что Вячеслав Алексеевич в советское время ни разу не приезжал в родной город, со своими земляками он поддержива­л тесную связь всю жизнь. Любая статья в «Правде», связанная с Пензой, вызывала в нем живой интерес. Уже в 50-е годы Вячеслав Алексеевич сумел собрать в Москве участников нелегальны­х кружков начала XX века. Незадолго до смерти он передал свои мемуары в Пензенский краеведчес­кий музей. В фондах государств­енного архива Пензенской области было выявлено и переведено в спецфонд «Дело по отношению департамен­та полиции о высылке в Вологодску­ю губернию под гласный надзор полиции Вячеслава Алексеевич­а Карпинског­о и установлен­ии надзора полиции за Дмитрием Ивановичем Брызжевым по месту его жительства за принадлежн­ость в РСДРП, хранение и распростра­нение литературы».

В октябре 1965 года в целях увековечен­ия памяти В. А. Карпинског­о улица Городок была переименов­ана в его честь. А на здании бывшей 2-й мужской гимназии, где он учился в 18881898 годах, установлен­а мемориальн­ая доска.

Максим БУРЯКОВ, главный методист ГБУ «Государств­енный архив

Пензенской области»

 ?? ??
 ?? ?? В честь Вячеслава Карпинског­о в Пензе назвали улицу.
В честь Вячеслава Карпинског­о в Пензе назвали улицу.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia