КАК ЛЕНИНГРАДЦЫ СТА­ЛИ «ЧЕРКЕСАМИ»

Жи­те­ли аула Бес­ле­ней во вре­мя войны спас­ли уми­ра­ю­щих ре­бят

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ПАМЯТЬ - Елена ПАНКОВА Фото из ар­хи­ва Алек­сандра Ох­то­ва

ЧТО ОБЪ­ЕДИ­НЯ­ЕТ САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУРГ И МА­ЛЕНЬ­КИЙ АУЛ БЕС­ЛЕ­НЕЙ В КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИИ? ЭТИ ДВА ОЧЕНЬ ДАЛЁКИХ ДРУГ ОТ ДРУ­ГА НАСЕЛЁННЫХ ПУНК­ТА ВО ВРЕ­МЯ ВТО­РОЙ МИ­РО­ВОЙ ВОЙНЫ НЕОЖИ­ДАН­НО «СВЯЗАЛИ» ДЕ­ТИ. ЖИ­ТЕ­ЛИ АУЛА СПАС­ЛИ ОТ ГИБЕЛИ МА­ЛЕНЬ­КИХ БЛОКАДНИКОВ.

ВЫРАСТИЛИ КАК РОДНОГО

В апреле 1942-го вос­пи­тан­ни­ков од­но­го из дет­ских до­мов Ле­нин­гра­да эва­ку­и­ро­ва­ли на Ку­бань. По сло­вам пре­зи­ден­та Фе­де­раль­ной на­ци­о­наль­но­куль­тур­ной ав­то­но­мии ады­гов (чер­ке­сов) Рос­сии Алек­сандра Ох­то­ва, эше­лон, в ко­то­ром они еха­ли, по до­ро­ге раз­бом­би­ли. Вы­жив­ших де­тей, боль­шин­ство из ко­то­рых бы­ли ев­ре­я­ми, по­са­ди­ли на под­во­ды и от­пра­ви­ли в Гру­зию.

Боль­ше ме­ся­ца обоз на­хо­дил­ся в пу­ти. Де­тей где-то под­карм­ли­ва­ли, а где-то не да­ва­ли да­же кус­ка хле­ба: в то вре­мя нем­цы уже бы­ли на Кав­ка­зе, и мест­ные бо­я­лись, что за по­мощь ев­рей­ским детям мо­гут рас­стре­лять. По­че­му не ис­пу­га­лись жи­те­ли Бес­ле­нея?

- Это ре­ше­ние нелег­ко да­лось се­ля­нам, - при­зна­ёт­ся Ох­тов. На со­ве­те ста­рей­шин, ко­то­рый собрали сра­зу же по­сле то­го, как за­ме­ти­ли обоз на окра­ине аула, мне­ния раз­де­ли­лись. По­след­нее сло­во бы­ло за ста­ро­стой Мур­за­бе­ком Ох­то­вым. Он на­пом­нил об адыг­ском мо­раль­ном ко­дек­се, за­пре­ща­ю­щем от­ка­зы­вать в по­мо­щи тем, кто в ней нуж­да­ет­ся. Ко­гда объ­яви­ли об этом ре­ше­нии, мест­ные жи­те­ли разо­бра­ли де­тей по до­мам. Всем ре­бя­там да­ли чер­кес­ские име­на и фа­ми­лии.

Вла­ди­слав Кар­да­нов, ко­то­ро­му сей­час 82, своими гла­за­ми ви­дел, как в аул при­вез­ли де­тей из бло­кад­но­го Ле­нин­гра­да.

- Мне то­гда бы­ло 5 лет, вспо­ми­на­ет он. - День сто­ял жар­кий, все от ма­ла до ве­ли­ка ра­бо­та­ли в по­ле, со­би­ра­ли уро­жай. Вдруг при­бе­жал один мест­ный маль­чиш­ка и начал звать с со­бой. Я по­шёл за ним и уви­дел кар­ти­ну, ко­то­рая по­тряс­ла до глу­би­ны ду­ши: на те­ле­гах лежали по­чер­нев­шие от за­га­ра, об­леп­лен­ные му­ха­ми, ужас­но ис­то­щён­ные де­ти. Некоторых из них уво­ди­ли с со­бой на­ши жен­щи­ны.

С од­ним из маль­чи­шек Вла­ди­слав по­дру­жил­ся.

- Я знал его как Ра­ма­за­на, про­дол­жа­ет со­бе­сед­ник. - Мы вместе хо­ди­ли в шко­лу. Он, как и все де­ти из Ле­нин­гра­да, ко­то­рые оста­лись в на­ших кра­ях, вы­учил чер­кес­ский язык. По­сле шко­лы ра­бо­тал во­ди­те­лем и кра­нов­щи­ком. Же­нил­ся на мест­ной де­вуш­ке, у них ро­ди­лись два сы­на.

Се­го­дня в жи­вых из тех чу­дом спа­сён­ных де­тей почти ни­ко­го не осталось.

- Моему от­цу Вла­ди­ми­ру ско­ро ис­пол­нит­ся 90. Сей­час он уже очень больной че­ло­век, но ко­гда был мо­ло­же, мно­го мне рас­ска­зал о се­бе, - го­во­рит Фа­ти­ма Це­е­ва.

Его на­сто­я­щая фа­ми­лия Жда­нов. Во вре­мя войны его отец погиб на фрон­те, мать умер­ла, ко­гда Ле­нин­град был взят в бло­кад­ное коль­цо. В Бес­ле­ней он по­пал в 13 лет. Се­мья Це­е­вых спас­ла ему жизнь.

- Бла­го­да­ря этим доб­рым и са­мо­от­вер­жен­ным людям папа по­лу­чил выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Его при­ём­ный отец не раз­ре­шал сы­ну ра­бо­тать в по­ле, за­став­лял усерд­но учить­ся, - рас­ска­зы­ва­ет Фа­ти­ма.

По­сле войны Владимир окон­чил гор­ный ин­сти­тут, стал ин­же­не­ром. Он - пол­ный ка­ва­лер ор­де­нов шах­тёр­ской сла­вы.

По вос­по­ми­на­ни­ям мест­ных жи­те­лей, за­пе­чат­лён­ных в сня­том 10 лет на­зад филь­ме «Бес­ле­ней. Пра­во на жизнь», ко­гда фа- ши­сты ок­ку­пи­ро­ва­ли аул, они на­ча­ли вы­зы­вать к се­бе лю­дей и вы­пы­ты­вать, где те спря­та­ли де­тей из Ле­нин­гра­да. К то­му мо­мен­ту од­них ре­бят удалось пе­ре­пра­вить в дру­гие се­ле­ния, а дру­гих - по­про­сту спрятать в са­ра­ях, под­ва­лах, чу­ла­нах. Для мас­ки­ров­ки им ма­за­ли ли­ца са­жей.

Ко­гда же война по­до­шла к кон­цу, бес­ле­не­ев­цы на­ча­ли разыс­ки­вать на­сто­я­щих ро­ди­те­лей ма­лень­ких пе­ре­се­лен­цев. Не­ко­то­рым удалось вер­нуть­ся, но для боль­шин­ства аул стал вто­рым до­мом.

НО­ВОЕ ИМЯ КАТИ

Един­ствен­ную де­воч­ку из то­го обо­за - Ка­тю Ива­но­ву пе­ре­име­но­ва­ли в Фа­ти­му. Го­ды спу­стя она вы­шла замуж за мест­но­го парня и ро­ди­ла пя­те­рых де­тей. По­сле войны Ка­тяФа­ти­ма на­шла брата и сест­ру. Ин­те­рес­но, что её сест­ру Ев­ге­нию то­же удо­че­ри­ли доб­рые лю­ди. Но это бы­ли не жи­те­ли чер­кес­ско­го аула, а ка­за­ки из ста­ни­цы Но­во­ис­прав­нен­ской.

Брат Кати, Ва­лен­тин, вер­нул­ся в Се­вер­ную сто­ли­цу. Он по­звал с со­бой се­стёр, но но­во­яв­лен­ные «го­рян­ка» и «ка­зач­ка» не за­хо­те­ли по­ки­дать юж­ные края.

По сло­вам Алек­сандра Ох­то­ва, все де­ти, ко­то­рых при­юти­ли жи­те­ли аула, вы­рос­ли хо­ро­ши­ми людь­ми. Вик­тор, ко­то­ро­го но­вая ма­ма Ка­ра на­зва­ла Ра­ма­за­ном, рос бо­лез­нен­ным. Ко­гда ему нездо­ро­ви­лось, жен­щи­на но­чи на­про­лёт про­во­ди­ла у его кро­ва­ти.

Как-то она неудач­но упа­ла, и за­бо­ту о ней взял на себя маль­чик. По вос­по­ми­на­ни­ям се­лян, он тро­га­тель­но уха­жи­вал за ней.

- Сей­час на За­па­де лю­бят говорить о то­ле­рант­но­сти, - ком­мен­ти­ру­ет ре­жис­сёр картины «Бес­ле­ней. Пра­во на жизнь» Вя­че­слав Да­вы­дов. - А я хо­тел по­ка­зать в сво­ём филь­ме, что на­сто­я­щая то­ле­рант­ность все­гда бы­ла при­су­ща на­ро­дам на­шей стра­ны. То, что со­вер­ши­ли жи­те­ли чер­кес­ско­го аула, - на­сто­я­щий по­двиг.

32 У ДЕ­ТЕЙ ПО­ЯВИ­ЛИСЬ НО­ВЫЕ РО­ДИ­ТЕ­ЛИ.

Дол­гое вре­мя бла­го­дар­ные по­том­ки блокадников про­си­ли вла­сти уста­но­вить в Бес­ле­нее па­мят­ник тем, кто за­ме­нил ро­ди­те­лей ле­нин­град­ским детям. Это удалось лишь в 2010 го­ду. День­ги на этот проект со­би­ра­ли всем ми­ром. Скуль­птор Ха­ти­за Ке­мрю­гов создал фигуру жен­щи­ны, сим­во­ли­зи­ру­ю­щую всех при­ём­ных ма­те­рей аула.

М. Ох­тов (в центре) при­нял ре­ше­ние по­мочь детям из Ле­нин­гра­да.

Па­мят­ник матери-чер­ке­шен­ке.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.