«ГРА­НИЦ МОРАЛИ НЕ СУ­ЩЕ­СТВУ­ЕТ»

Алек­сандр Со­ку­ров ­ о куль­тур­ных санк­ци­ях и страш­ных лю­дях, ко­то­рые мо­гут быть ге­ро­я­ми

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ЛИЧНОСТЬ - Алек­сандра МИХОВА

«НА ЕВ­РО­ПЕЙ­СКИХ ФЕ­СТИ­ВА­ЛЯХ С БОЛЬ­ШОЙ ТРЕ­ВО­ГОЙ ЖДУТ КАЖ­ДУЮ РОС­СИЙ­СКУЮ КАР­ТИ­НУ. ЧА­СТО ОТКАЗЫВАЮТ В ПОКАЗАХ, ПО­СКОЛЬ­КУ САНК­ЦИИ В ОБ­ЛА­СТИ КУЛЬ­ТУ­РЫ НАБИРАЮТ ОБО­РО­ТЫ - УЖЕ НЕ КАЖ­ДЫЙ НАШ ФИЛЬМ УВИДИШЬ ЗА ПРЕ­ДЕ­ЛА­МИ РОС­СИИ», - ГО­ВО­РИТ АЛЕК­САНДР СО­КУ­РОВ.

Ре­жис­сёр стал спе­ци­аль­ным го­стем рос­сий­ско-нор­веж­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля «Се­вер­ный ха­рак­тер: green screen», ко­то­рый про­шёл по обе сто­ро­ны гра­ни­цы: в Кир­ке­не­се (Но­р­ве­гия) и Ни­ке­ле (Мур­ман­ская об­ласть). В биб­лио­те­ке по­сёл­ка Ни­кель Со­ку­ров и по­го­во­рил с жур­на­ли­ста­ми.

НА ОСТРИЕ ПОДОЗРЕНИЙ

- Алек­сандр Ни­ко­ла­е­вич, се­го­дня в ад­рес российского ки­но мно­го кри­ти­ки зву­чит. Эта кри­ти­ка за­слу­жен­ная?

- Никого не слу­шай­те! Мы, рус­ские лю­ди, пред­рас­по­ло­же­ны к ки­но. Мы не пред­рас­по­ло­же­ны к го­су­прав­ле­нию, к бух­гал­те­рии, а вот на­у­ка и ки­не­ма­то­граф - на­ша страсть, на­ше уме­ние. Это за­мет­но по ев­ро­пей­ским фе­сти­ва­лям: чем луч­ше фильм, с боль­шим эмо­ци­о­наль­ным ре­сур­сом, с при­вя­зан­но­стью к на­ро­ду, стране, тем ме­нее же­ла­те­лен он для по­ка­за в Ев­ро­пе. Не­об­ра­ти­мые ве­щи про­ис­хо­дят в вос­при­я­тии Рос­сии. Аб­со­лют­ная идео­ло­гия! Рань­ше я не поз­во­лял се­бе ду­мать об этом. Но сей­час кол­ле­ги с за­пад­ных фе­сти­ва­лей, ком­мен­ти­руя филь­мы, ко­то­рые мы по­ка­зы­ва­ем, не скры­ва­ют: это слиш­ком хо­ро­ший фильм, че­рес­чур мно­го люб­ви к рус­ско­му сол­да­ту, к судь­бе рус­ско­го че­ло­ве­ка. Мы на­хо­дим­ся на острие подозрений, него­до­ва­ний и нена­ви­сти.

Се­го­дня ев­ро­пей­ский зри­тель узна­ёт о Рос­сии толь­ко в ре­зуль­та­те скан­даль­ных об­сто­я­тельств - по­ли­ти­че­ских или про­во­ка­ци­он­ных. Но нам в первую оче­редь нуж­но ду­мать о сво­их лю­дях, о ра­бо­те по под­ня­тию со­ци­аль­ной куль­ту­ры рос­си­ян. Она у нас в пло­хом со­сто­я­нии. Осо­бен­но это вид­но по сред­ним и ма­лым го­ро­дам, где про­жи­ва­ет рус­ское, кре­стьян­ское население. Там, где жи­вут му­суль­мане, этих проблем нет или по­чти нет. Там во­об­ще дру­гой спо­соб ор­га­ни­за­ции жиз­ни. А у рус­ской мо­ло­дё­жи проблем сверх го­ло­вы, но о них ни­ко­гда не го­во­рят пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­но и не ана­ли­зи­ру­ют.

- А раз­ве фе­сти­валь­ное ки­но не по­мо­га­ет вы­све­тить эти про­бле­мы?

- Се­го­дня фе­сти­валь­ное дви­же­ние в ми­ре ко­лос­саль­ное, каж­дый день про­хо­дят ты­ся­чи об­ще­ствен­ных ак­ций. Но пло­хо, ко­гда всё без­зу­бо. Те­ма филь­ма долж­на быть со­вер­шен­но необ­хо­ди­мой. На­при­мер, кон­фликт мо­ло­до­го че­ло­ве­ка с го­су­дар­ством. Нуж­на прак­ти­че­ская поль­за для стра­ны, для об­ще­ства, по­ни­ма­е­те? Это­го не хва­та­ет. И не толь­ко в Рос­сии, в Ев­ро­пе то­же: кру­гом од­на де­ма­го­гия, бол­тов­ня, раз­го­во­ры и об­суж­де­ния в уз­ком кру­гу...

Фе­сти­ва­ли долж­ны ори­ен­ти­ро­вать­ся на при­вле­че­ние стар­ше­класс­ни­ков и сту­ден­тов. Под­рост­ко­вая, мо­ло­дёж­ная сре­да труд­но­уло­ви­ма. Это опас­ные и непред­ска­зу­е­мые лю­ди, их мож­но раз­вер­нуть в лю­бую сто­ро­ну - и в кри­ми­наль­ную, и в ра­ди­каль­но-по­ли­ти­че­скую. Очень ин­те­рес­но, как на­ше вре­мя спра­вит­ся с ни­ми. У ком­му­ни­стов ино­гда это по­лу­ча­лось: вы­рас­та­ли це­лые по­ко­ле­ния со­зи­да­те­лей, ро­ман­ти­ков, они стро­и­ли свою жизнь на осо­бых прин­ци­пах. Но со­вре­мен­ное го­су­дар­ство год за го­дом про­иг­ры­ва­ет эти бои.

ПАСТЕРНАК НЕ ПО­КА­ЗА­ТЕЛЬ

- Мо­жет быть, сто­ит по­ка­зы­вать мо­ло­дым лю­дям ва­ши филь­мы?

- Ни в ко­ем слу­чае! Я да­же сво­им сту­ден­там, ко­то­рые учи­лись на ре­жис­сёр­ском фа­куль­те­те, не раз­ре­шал смот­реть свои филь­мы. Ре­бя­там, ко­то­рые за­кон­чи­ли курс на Кав­ка­зе (Алек­сандр Со­ку­ров вёл курс для мо­ло­дых ре­жис­сё­ров в Ка­бар­ди­но-Бал­ка­рии.Ред.), ни ра­зу не по­ка­зал ни од­ной сво­ей кар­ти­ны. Я ки­но не люб­лю, а ес­ли что и люб­лю, то это ли­те­ра­ту­ру и клас­си­че­скую му­зы­ку. Они сде­ла­ли из ме­ня, про­вин­ци­аль­но­го, за­би­то­го маль­чи­ка, мыс­ля­ще­го че­ло­ве­ка. Ко­гда мои ро­вес­ни­ки ин­те­ре­со­ва­лись «Бит­лз» и за­пад­ной му­зы­кой, я был влюб­лён в квар­те­ты Мо­цар­та. Как буд­то был из дру­го­го ми­ра, на­ро­да, дру­го­го го­су­дар­ства. Мой ор­га­низм немно­го урод­ли­вый, неор­га­нич­ный для окру­жа­ю­щей жиз­ни.

Но, ко­неч­но, в ки­не­ма­то­гра­фе есть что-то, что со вре­ме­нем ста­ло для ме­ня огром­ной цен­но­стью. Су­ще­ству­ет 15-20 про­из­ве­де­ний, ко­то­рые обя­за­тель­но нуж­но по­смот­реть, осталь­ные - по ме­ре необ­хо­ди­мо­сти и неиз­беж­но­сти. На­при­мер, «Че­ло­век из Ара­на» (реж. Ро­берт Дж. Флаэр­ти, 1934 г.), «Стач­ка» (реж. Сер­гей Эй­зен­штейн, 1924), «Выс­ший суд» (реж. Герц Франк, 1987 г.). Они пе­ре­во­ра­чи­ва­ют пред­став­ле­ние че­ло­ве­ка о ви­зу­аль­но­сти: что хо­ро­шо, а что пло­хо на экране. Ко­гда я в пер­вый раз посмот­рел «Выс­ший суд», он для ме­ня от­крыл мно­гое: слои пи­ро­га, ко­то­рый пред­став­ля­ет со­бой че­ло­ве­че­ское со­зна­ние и че­ло­ве­че­скую нрав­ствен­ность. Нам по­рой ка­жет­ся, что гра­ни­цы морали жёст­ко обо­зна­че­ны, на са­мом де­ле их нет и не мо­жет быть. Я с ужа­сом осо­знал это, а по­том мне жизнь мно­го раз под­твер­жда­ла, осо­бен­но в во­ен­ных око­пах. Уго­лов­ни­ки, страш­ные лю­ди, си­дя ря­дом, за­щи­ща­ли и при­кры­ва­ли - ве­ли се­бя в выс­шей сте­пе­ни са­мо­от­вер­жен­но. А «нрав­ствен­ные» лю­ди, ко­то­рые мог­ли что-то го­во­рить о Пастер­на­ке, ло­жи­лись на дно и ни в чём не участ­во­ва­ли. У ки­но есть воз­мож­ность на­гляд­но пе­ре­да­вать по­лю­са.

- Вы ча­сто го­во­ри­те и сни­ма­е­те о войне. По­че­му?

- Вой­на - это то, что из­му­чи­ло мой на­род, пе­ре­ку­ро­чи­ло всю жизнь мо­ей стра­ны. И это то, что нам пред­сто­ит пе­ре­жить вновь. У ме­ня со­мне­ний нет. Быст­ро рус­ские лю­ди за­бы­ли, что та­кое вой­на, а в Пе­тер­бур­ге за­бы­ли, что та­кое бло­ка­да. И женщины рус­ские го­то­вы под­дер­жи­вать во­ен­ные ак­ции, не ду­мая, что их сы­но­вья, от­цы, бра­тья и му­жья, рас­тер­зан­ные, ля­гут в око­пах. За­бы­ли... Для Рос­сии вой­на - за­ко­но­мер­ность. Непри­ят­но очень. Мы не зна­ем опы­та мир­ной жиз­ни и ра­зум­но­го за­вер­ше­ния ка­ко­го­то мир­но­го стро­и­тель­ства. Ни один из эта­пов ре­форм в стране мы так и не до­ве­ли до кон­ца. На­чи­ная с 1905 го­да, с за­вер­ше­ния Рус­ско-япон­ской вой­ны, у нас не бы­ло пе­ре­ры­ва бо­лее де­ся­ти лет меж­ду во­ору­жён­ны­ми кон­флик­та­ми. Мы не вы­шли из по­ло­сы по­терь муж­ско­го на­се­ле­ния. Со­кру­ши­тель­ные по­те­ри, страш­ные, ко­то­рые пе­ре­ли­це­ва­ли рус­ский на­род, внут­рен­ние, мо­раль­ные, пси­хо­фи­зи­че­ские, по­те­ри ха­рак­те­ров, по­те­ри слож­ных лю­дей.

«ХО­ТЕЛ УЙТИ, НО...»

- Над чем сей­час ра­бо­та­е­те? - Мы пы­та­ем­ся ра­бо­тать над но­вой кар­ти­ной, хо­тя де­нег осо­бо нет. Для ме­ня это очень слож­ная те­ма, пока ра­но го­во­рить - мо­жет, не по­лу­чит­ся ни­че­го. Ни­ко­гда нель­зя быть уве­рен­ным, что за­ду­ман­ное то­бой в ху­до­же­ствен­ной фор­ме мо­жет со­сто­ять­ся. Ни­кто не об­ре­чён на успех. Мой про­фес­си­о­наль­ный путь свя­зан ско­рее с неуда­ча­ми, чем с уда­ча­ми. Я к это­му при­вык. Но за­то я де­лал то, что хо­тел, и ни­ко­гда не ра­бо­тал по за­ка­зу. За свое­во­лие так рас­пла­чи­вал­ся. Это до­ро­го­го сто­ит, и я сей­час не про эко­но­ми­ку.

- Не хо­те­ли на всё мах­нуть ру­кой?

- Очень хо­тел! Уйти из этой сре­ды, об­ще­ния. - По­че­му же не ушли? - Глу­пость. И то, что до сих пор не смог най­ти за­пас­ной аэро­дром. Но это неиз­беж­но, я всё рав­но уй­ду. Во­прос - на сколь­ко хва­тит сил. Се­го­дня у ме­ня есть от­вет­ствен­ность за мо­их вы­пуск­ни­ков. По­ни­маю, что их ни­кто не ждёт и ни­кто ни­чем им не по­мо­жет...

Ин­те­рес­ные сю­же­ты по­явят­ся, ко­гда они бу­дут при­хо­дить со всей стра­ны. Че­ло­век, жи­ву­щий в Мур­ман­ске, Яро­слав­ле или Ар­хан­гель­ске, - это дру­гой че­ло­век, и он при­но­сит в ки­но дру­гие сю­же­ты, дру­гой язык и по­вест­во­ва­ние. Но у них нет до­сту­па к день­гам, к се­рьёз­но­му ки­не­ма­то­гра­фу не до­пу­ще­ны 90 % ре­жис­сё­ров.

«Я де­лал то, что хо­тел, и ни­ко­гда не ра­бо­тал по за­ка­зу». Фо­то Люк­сор

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.