ПА­МЯТЬ ВСЕ­ГО ДЕ­ВЯТЬ СТРАНИЧЕК

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ТВ + АФИША -

«ОНИ ЕЩЁ ЖИ­ВЫ!»

В 1942-м Та­ня по­те­ря­ла прак­ти­че­ски всех близ­ких: се­стёр, бра­та, ба­буш­ку, ма­му, двух дя­дей… В боль­шой ком­на­те ком­му­наль­ной квар­ти­ры на Ва­си­льев­ском ост­ро­ве она оста­лась од­на. По­ни­мая, что это гро­зит ги­бе­лью, из­мож­дён­ная де­воч­ка от­пра­ви­лась к сво­ей даль­ней род­ствен­ни­це Ев­до­кии Ар­се­нье­вой, ко­то­рая жи­ла воз­ле Смоль­но­го. Жен­щи­на взя­ла опе­кун­ство над Та­ней и пе­ре­вез­ла к се­бе мно­гие ве­щи Са­ви­че­вых. Од­на­ко тё­тя Ду­ся ра­бо­та­ла на за­во­де по пол­то­ры сме­ны без от­ды­ха, Та­ня по-преж­не­му на­хо­ди­лась од­на, стра­да­ла от дис­тро­фии и бы­ла так ослаб­ле­на, что в мае дро­жа­ла и ку­та­лась в зим­нюю одеж­ду. То­гда Ев­до­кия Ар­се­нье­ва и при­ня­ла ре­ше­ние, ко­то­рое по­вли­я­ло на даль­ней­шую судь­бу Та­ни: сня­ла с се­бя опе­ку, а ре­бён­ка опре­де­ли­ла в на­хо­див­ший­ся по­бли­зо­сти дет­ский дом № 48 Смоль­нин­ско­го рай­о­на. Там уже го­то­ви­лись к эва­ку­а­ции в Горь­ков­скую (сей­час Ни­же­го­род­ская. -

об­ласть. Вав­гу­сте1942-го дет­дом по До­ро­ге жиз­ни че­рез Ла­до­гу под бом­бёж­ка­ми пе­ре­вез­ли в Горь­кий. Там ма­лень­ких ле­нин­град­цев рас­пре­де­ли­ли по го­ро­дам и рай­о­нам края. Эше­лон, где бы­ла и Та­ня, по­пал в по­сё­лок Шат­ки.

- Встре­чать его к стан­ции вы­шло очень мно­го на­ро­да, вспо­ми­на­ла впо­след­ствии пре­по­да­ва­тель ис­то­рии, од­на из со­зда­те­лей му­зея, по­свя­щён­но­го Тане, Ири­на Николаева. - Ра­не­ных в Шат­ки при­во­зи­ли по­сто­ян­но, но на этот раз лю­дей пре­ду­пре­ди­ли: в од­ном из вагонов бу­дут на­хо­дить­ся де­ти из бло­кад­но­го Ле­нин­гра­да. Поезд оста­но­вил­ся, од­на­ко из от­крыв­шей­ся две­ри так ни­кто и не вы­шел. Боль­шая часть ре­бя­ти­шек по­про­сту не мог­ла встать с кро­ва­тей. Те, кто ре­шил­ся за­гля­нуть внутрь, дол­го не мог- Пи­о­не­ры по­мог­ли най­ти мо­ги­лу.

ли прий­ти в се­бя. Вид де­тей был стра­шен - ко­сти, ко­жа и ди­кая тос­ка в огром­ных гла­зах. Жен­щи­ны под­ня­ли неве­ро­ят­ный крик. «Они жи­вые!» - успо­ка­и­ва­ли их со­труд­ни­ки НКВД, со­про­вож­дав­шие поезд. Прак­ти­че­ски сра­зу лю­ди ста­ли нести к ва­го­ну про­дук­ты, от­да­ва­ли по­след­нее. В ре­зуль­та­те в под­го­тов­лен­ное по­ме­ще­ние де­тей вез­ли под кон­во­ем. Че­ло­ве­че­ская доб­ро­та и са­мый ма­лень­кий ку­сок хле­ба с го­ло­ду­хи за­про­сто мог­ли их убить.

ПО­ХО­РО­НИ­ЛИ САНИТАРКА И КОНЮХ

Де­тей от­пра­ви­ли в рас­по­ло­жен­ный непо­да­лё­ку по­сё­лок Крас­ный Бор. Там их раз­ме­сти­ли в од­ном из зда­ний сред­ней шко­лы, где они долж­ны бы­ли прой­ти двух­не­дель­ный карантин. Не­смот­ря на нехват­ку про­дук­тов и ме­ди­ка­мен­тов, мест­ные жи­те­ли смог­ли вы­хо­дить ма­лень­ких ле­нин­град­цев. Как вид­но из «ак­та об­сле­до­ва­ния усло­вий жиз­ни», все 125 вос­пи­тан­ни­ков бы­ли фи­зи­че­ски ис­то­ще­ны, но ин­фек­ци­он­ных на­счи­ты­ва­лось лишь пя­те­ро. Один стра­дал от сто­ма­ти­та, трое бо­ле­ли че­сот­кой, ещё один - ту­бер­ку­лё­зом. Этим един­ствен­ным ту­бер­ку­лёз­ным боль­ным и ока­за­лась Та­ня Са­ви­че­ва.

Она бы­ла на­столь­ко сла­ба, что в мар­те 1944-го её при­шлось на­пра­вить в Дом ин­ва­ли­дов в се­ле По­не­та­ев­ка, в 25 ки­ло­мет­рах от Крас­но­го Бо­ра. Од­на­ко и там со­сто­я­ние не улуч­ши­лось. Та­ня оста­ва­лась са­мым тя­жё­лым боль­ным, по­это­му в кон­це мая её пе­ре­ве­ли в ин­фек­ци­он­ное от­де­ле­ние Шат­ков­ской рай­он­ной боль­ни­цы, где за ней до по­след­не­го дня уха­жи­ва­ла санитарка Ан­на Ми­хай­лов­на Жур­ки­на. Про­грес­си­ру­ю­щие дис­тро­фия, цин­га, нерв­ное по­тря­се­ние, да ещё кост­ный ту­бер­ку­лёз, ко­то­рый му­чил с ран­не­го дет­ства, да­ли се­бя знать. Из все- Та­ня Са­ви­че­ва (сле­ва) со сво­ей стар­шей сестрой Ни­ной. го при­быв­ше­го дет­ско­го до­ма № 48 не уда­лось спа­сти толь­ко Та­ню. Ей ча­сто до­са­жда­ли го­лов­ные бо­ли, а неза­дол­го до смер­ти по­ра­зи­ла сле­по­та. Та­ня Са­ви­че­ва умер­ла 1 июля 1944 г. в 14 лет от ту­бер­ку­лё­за ки­шеч­ни­ка. По­хо­ро­ни­ли её санитарка и боль­нич­ный конюх.

Да­лее со­бы­тия раз­во­ра­чи­ва­лись так. Во­пре­ки за­пи­си «умер­ли все», стар­шая сест­ра Та­ни - Ни­на - оста­лась жи­ва. Эва­ку­и­ро­ван­ная с Нев­ским ма­ши­но­стро­и­тель­ным за­во­дом, где ра­бо­та­ла, в Твер­скую об­ласть, она в 1944-м вер­ну­лась в Ле­нин­град. При­шла к Ев­до­кии Ар­се­нье­вой и сре­ди остав­лен­ных Та­ней ве­щей наш­ла свою за­пис­ную книж­ку. Ста­ла ли­стать - и уви­де­ла страш­ную ле­то­пись, узна­ла да­ты смер­ти близ­ких лю­дей. «Же­ня умер­ла 28 дек. в 12 час. утра 1941 г.». «Ба­буш­ка умер­ла 25 янв. 3 ч. дня 1942 г.». «Лё­ка умер 17 мар­та в 5 час. утра в 1942 г.» - все­го де­вять страничек. А ещё че­рез ка­кое-то вре­мя Ни­на слу­чай­но по­зна­ко­ми­лась с май­о­ром Ль­вом Ра­ко­вым, учё­ным сек­ре­та­рём Эр­ми­та­жа. Имен­но он, про­чи­тав за­пи­си де­воч­ки, по­нял, что их ме­сто в му­зее, и уго­во­рил Ни­ну от­дать свя­тую для неё вещь.

В 1964-м в по­пу­ляр­ном жур­на­ле «Ого­нёк» по­яви­лась пуб­ли­ка­ция о Тане, с фо­то­гра­фи­я­ми стра­ниц днев­ни­ка. Там же го­во­ри­лось, что её вме­сте с дет­ским до­мом вы­вез­ли в Горь­ков­скую об­ласть. Ста­тью про­чи­та­ла учи­тель­ни­ца из Ша­ток, ко­то­рая немед­лен­но об­ра­ти­лась к крас­ным сле­до­пы­там мест­ных школ. По­ис­ко­ви­кам по­вез­ло. В ар­хи­вах По­не­та­ев­ско­го до­ма ин­ва­ли­дов они об­на­ру­жи­ли «Кни­гу учё­та де­тей». А в до­ку­мен­тах боль­ни­цы в Шат­ках на­шли «Лич­ное де­ло № 293 обес­пе­чи­ва­е­мо­го ин­ва­ли­да Са­ви­че­вой Та­тья­ны Ни­ко­ла­ев­ны». Хо­ро­шо бы­ла вид­на и за­пись: «Са­ви­че­ва Т. Н. По­не­та­ев­ка. Ту­бер­ку­лёз ки­шок. Умер­ла 01.07.1944 го­да». Но где мо­ги­ла? Уда­ча улыб­ну­лась и вто­рой раз. Пи­о­не­ры и ком­со­моль­цы разыс­ка­ли Ан­ну Жур­ки­ну - са­ни­тар­ку, ко­то­рая уха­жи­ва­ла за Та­ней и про­во­жа­ла её в по­след­ний путь. Она и по­ка­за­ла безы­мян­ный хол­мик.

ред.) Прим. В ис­то­рии Та­ни Са­ви­че­вой и се­год­ня мно­го неиз­вест­но­го

«МОЯ ЗЕМЛЯЧКА, СА­ВИ­ЧЕ­ВА ТА­НЯ»

В 1972-м на сред­ства, за­ра­бо­тан­ные школь­ни­ка­ми, бы­ла воз­ве­де­на сте­ла с ба­ре­льеф­ным порт­ре­том юной ле­нин­град­ки и строч­ка­ми её днев­ни­ка. Ав­то­ром ком­по­зи­ции стал по­бе­див­ший в кон­кур­се про­ек­тов де­ся­ти­класс­ник из се­ла Ста­рое Иван­це­во Дмит­рий Кур­таш­кин. На тор­же­ствен­ном от­кры­тии при­сут­ство­ва­ли род­ные сест­ра и брат Та­ни - Ни­на и Ми­ха­ил Са­ви­че­вы. А вот ини­ци­а­то­ром сбо­ра де­нег для над­гроб­но­го па­мят­ни­ка и мо­ну­мен­та ста­ла… Эди­та Пье­ха.

В 1976-м ра­дио­стан­ция «Юность» при­гла­си­ла пе­ви­цу по­ез­дить с кон­цер­та­ми по сту­ден­че­ским стро­и­тель­ным от­ря­дам.

- По до­ро­ге в Лу­ко­я­нов Горь­ков­ской об­ла­сти на­ша Эди­та Пье­ха по­свя­ти­ла му­же­ству де­воч­ки - «Бал­ла­ду о Тане Са­ви­че­вой».

ма­ши­на вдруг свер­ну­ла с шос­се и оста­но­ви­лась у ма­лень­ко­го сель­ско­го клад­би­ща ра­бо­че­го по­сёл­ка Шат­ки, - пе­ре­но­сит­ся в про­шлое зна­ме­ни­тая ис­пол­ни­тель­ни­ца. - Как ока­за­лось, там по­хо­ро­не­на Та­ня Са­ви­че­ва. Я бы­ла по­тря­се­на, ведь как мно­гие ле­нин­град­цы ве­ри­ла, что она по­ко­ит­ся на Пис­ка­рёв­ском клад­би­ще.

На­род­ная ар­тист­ка по­обе­ща­ла по­свя­тить му­же­ству де­воч­ки пес­ню. Своё обе­ща­ние она сдер­жа­ла. Во вре­мя вто­ро­го ви­зи­та в Шат­ки Эди­та Ста­ни­сла­вов­на ис­пол­ни­ла «Бал­ла­ду о Тане Са­ви­че­вой», ко­то­рую на­пи­са­ли ком­по­зи­тор Е. До­га и по­эт В. Гин. Вско­ре пес­ня про­зву­ча­ла на Цен­траль­ном те­ле­ви­де­нии, вы­звав новую вол­ну ин­те­ре­са к тра­ги­че­ской судь­бе бло­кад­но­го ре­бён­ка. «Моя землячка, Са­ви­че­ва Та­ня,/ Про­сти, что не при­шла к те­бе с цве­та­ми,/ Не зна­ла, что те­бя я встре­чу здесь,/ Где сле­ва лес, и спра­ва лес». На концерт-рек­ви­ем, ко­то­рый про­хо­дил пря­мо на огром­ной по­ляне, со­бра­лись по­чти все жи­те­ли окрест­ных де­ре­вень. Сбор от вы­ступ­ле­ния и стал пер­вым взно­сом в со­ору­же­ние бу­ду­ще­го ком­плек­са. А Эди­те Пье­хе бы­ло при­сво­е­но звание по­чёт­но­го граж­да­ни­на по­сёл­ка Шат­ки, ко­то­рое она с гор­до­стью но­сит и се­год­ня.

То­гда же воз­ник­ла идея уве­ко­ве­чить не толь­ко па­мять Та­ни, но и всех де­тей - жертв фа­шиз­ма. Од­на­ко на­сту­пи­ли пе­ре­строй­ка, кри­зис, и та­кой ме­мо­ри­ал был от­крыт лишь в 2010 го­ду, к 65-й го­дов­щине По­бе­ды. Так­же в Шат­ках

ре­кон­стру­и­ро­ва­но зда­ние быв­шей ти­по­гра­фии, где раз­ме­стил­ся му­зей школь­ни­цы. Её име­нем на­зва­на од­на из улиц, а в кра­е­вед­че­ском цен­тре вос­со­зда­на ком­на­та семьи Са­ви­че­вых.

В 2000-х ру­ко­вод­ство города пред­ло­жи­ло род­ствен­ни­кам пе­ре­за­хо­ро­нить прах Та­ни на Пис­ка­рёв­ском клад­би­ще. Но они по­про­си­ли оста­вить всё как есть. Так де­воч­ка, став­шая од­ним из го­рест­ных сим­во­лов бло­ка­ды, на­все­гда оста­лась в ни­же­го­род­ской земле. Се­год­ня Шат­ки вклю­че­ны во мно­гие ту­ри­сти­че­ские марш­ру­ты. По­кло­нить­ся Тане ча­сто при­ез­жа­ют и её сверст­ни­ки из Пе­тер­бур­га, на мо­ги­ле все­гда цве­ты.

Еле­на ДАНИЛЕВИЧ

ВЕСЬ МИР ЗНА­ЕТ О ЮНОЙ ТАНЕ СА­ВИ­ЧЕ­ВОЙ. ВО ВРЕ­МЯ БЛО­КА­ДЫ ЛЕ­НИН­ГРА­ДА ОНА ВЕ­ЛА СКОРБНЫЙ ДНЕВ­НИК, КО­ТО­РЫЙСТАЛ ОД­НИМ ИЗ ДО­КУ­МЕН­ТОВ, ОБВИНЯЮЩИХ ФАШИЗМ. УДИ­ВИ­ТЕЛЬ­НО, НО ИС­ТО­РИЯ 11-ЛЕТ­НЕЙ ДЕ­ВОЧ­КИ И СЕ­ГОД­НЯ ДЛЯ МНО­ГИХ ОСТА­ЁТ­СЯ НЕИЗ­ВЕСТ­НОЙ. НЕМА­ЛО ТЕХ, КТО ДУ­МА­ЕТ, ЧТО ТА­НЯ И ВСЯ ЕЁ СЕ­МЬЯ УМЕР­ЛИ В ОСАЖДЁННОМ ГО­РО­ДЕ И ПОХОРОНЕНЫ НА ПИСКАРЁВСКОМ КЛАД­БИ­ЩЕ.ДА И СА­МА ОНА НА СТРАНИЧКАХ НА БУК­ВУ «С» И «У» ВЫ­ВЕ­ЛА ДРОЖАЩЕЙ РУ­КОЙ: «СА­ВИ­ЧЕ­ВЫ УМЕР­ЛИ». «УМЕР­ЛИ ВСЕ». ОД­НА­КО ЭТО НЕ ТАК.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.