ТАЙ­НА ВОЗ­ЛЮБ­ЛЕН­НОЙ КОЛЧАКА

1919 Г. КОЛЧАКОВЦЫ СДА­ЛИ ГО­РОД.

AiF Prikamye (Perm) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ГОСТЬ РЕ­ДАК­ЦИИ

СТРА­НИ­ЦЫ ПРО­ШЛО­ГО

РОС­СИЯ В ЧЁМ-ТО ПО­ХО­ЖА НА КО­РАБЛЬ В БУШУЮЩЕМ МО­РЕ. ОНА ПЛЫВЁТ ПО ВОЛНАМ ИСТО­РИИ, СТАРАЯСЬ ДЕР­ЖАТЬ­СЯ ПО КУР­СУ, НЕ­СМОТ­РЯ НА ГРОМ, МОЛНИИ И СИЛЬ­НЫЙ ВЕ­ТЕР. СО­БЫ­ТИЯ СТОЛЕТНЕЙ ДАВ­НО­СТИ ОКА­ЗА­ЛИ ОГРОМ­НОЕ ВЛИ­Я­НИЕ НА НА­ШЕ НА­СТО­Я­ЩЕЕ. И МЫ ДО СИХ ПОР ПРО­ДОЛ­ЖА­ЕМ ИХ ОСМЫСЛИВАТЬ. ис­то­ри­ком и кра­е­ве­дом Вла­ди­ми­ром ГЛАДЫШЕВЫМ.

БАРРИКАДЫ В ДУШАХ

– Во вре­ме­на СССР 7 но­яб­ря все от­ме­ча­ли го­дов­щи­ну Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции. В но­вой Рос­сии от празд­но­ва­ния этой даты от­ка­за­лись, и по­явил­ся мно­гим не вполне по­нят­ный День на­род­но­го един­ства. Мо­жет, сто­и­ло оста­вить всё как есть?

– Мне ка­жет­ся, всё-та­ки не сто­и­ло. Сей­час мы всё боль­ше узна­ём о со­бы­ти­ях на­ча­ла XX в., по­это­му уже не мо­жем, как преж­де, празд­но­вать го­дов­щи­ну «Ве­ли­ко­го Ок­тяб­ря». Со­бы­тия февраля и ок­тяб­ря 1917 г. сей­час вос­при­ни­ма­ют­ся как еди­ный про­цесс ко­рен­но­го пе­ре­устрой­ства рос­сий­ско­го об­ще­ства. Да­же в пер­вые го­ды со­вет­ской вла­сти то, что слу­чи­лось осе­нью, на­зы­ва­ли имен­но пе­ре­во­ро­том. Пять лет на­зад, ко­гда я вёл занятия у студентов от­де­ле­ния жур­на­ли­сти­ки ПГНИУ, бу­ду­щие жур­на­ли­сты пи­са­ли прак­ти­че­скую ра­бо­ту о вве­де­нии но­вой даты и названия празд­ни­ка (День на­род­но­го един­ства) и о сво­ём от­но­ше­нии к обе­им да­там. И мне­ния разо­шлись да­же у них, при­чём прак­ти­че­ски по­ров­ну. Од­ни ар­гу­мен­ти­ро­ван­но доказывали, что важно празд­но­вать имен­но 7 но­яб­ря, дру­гие го­во­ри­ли, что от­ме­чать нуж­но новую да­ту. Счи­таю, что нам в Рос­сии нужен та­кой празд­ник, ко­то­рый смог бы объ­еди­нить всех граж­дан стра­ны – День со­гла­сия, «День без вы­стре­ла на Зем­ле», как по­ёт­ся в песне. В стране есть необходимость в при­ми­ре­нии исто­рии. Нельзя стро­ить баррикады, в том чис­ле и в душах. Не­об­хо­ди­мо сбав­лять гра­дус ис­то­ри­че­ских дис­кус­сий.

– Оче­вид­но, что День на­род­но­го един­ства по­ка лю­дей не объ­еди­нил. Ка­кой празд­ник, по-ва­ше­му, мо­жет это сделать?

– Ду­маю, что та­кой уже есть. В го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны жи­те­ли всей на­шей стра­ны за­щи­ща­ли Ро­ди­ну от внеш­не­го вра­га. День По­бе­ды со­вер­шен­но точ­но объ­еди­ня­ет боль­шин­ство из нас – посмот­ри­те ше­ствие Бес­смерт­но­го пол­ка 9 мая! К сло­ву, у ме­ня был лю­бо­пыт­ный диа­лог с го­стем из Гер­ма­нии, ко­то­рый уви­дел про­хож­де­ние пол­ка в Пер­ми. Он спро­сил: «А по­че­му здесь так мно­го лю­дей? Они что, по вто­ро­му кру­гу хо­дят?» При этом То­мас с боль­шим ин­те­ре­сом от­но­сит­ся к ар­хи­тек­ту­ре го­ро­да, мен­та­ли­те­ту его жи­те­лей. Его нельзя заподозрить в пред­взя­том от­но­ше­нии. Оче­вид­но, что там, на За­па­де, про­сто не пред­став­ля­ют, сколь­ко лю­дей в на­шей стране за­тро­ну­ла война и ка­ки­ми бы­ли по­след­ствия.

ИСТИНА ПО­СЕ­РЕ­ДИНЕ

– Есть две точ­ки зре­ния на со­бы­тия 1917 г. Пер­вая – на­зре­ла ре­во­лю­ци­он­ная си­ту­а­ция. Вто­рая – всё бы­ло хо­ро­шо, а го­су­дар­ство раз­ру­ши­ли вра­ги Рос­сии. Мо­жет, прав­да по­се­ре­дине?

– Прав­да у всех мо­жет быть своя, а истина – где-то на зо­ло­той се­ре­дине. Российская им­пе­рия в те го­ды по мно­гим по­ка­за­те­лям вы­ры­ва­лась в груп­пу эко­но­ми­че­ски раз­ви­тых стран. По­ка­за­те­лем для ме­ня ста­ла сфе­ра об­ра­зо­ва­ния. В до­ре­во­лю­ци­он­ной Перм­ской гу­бер­нии по­чти в каждом уезд­ном цен­тре и за­вод­ском по­се­ле­нии стро­и­ли доб­рот­ные кир­пич­ные двух- и трёх­этаж­ные учи­ли­ща. От Чер­ды­ни до юга края до сих пор можно увидеть эти зда­ния, ко­то­рые уже ста­ли объ­ек­та­ми куль­тур­но­го на­сле­дия. И ещё, пред­ставь­те се­бе, идёт Пер­вая ми­ро­вая война, на­пря­же­ние в об­ще­стве огром­ное. А в Пер­ми в 1916 г. от­кры­ва­ет­ся уни­вер­си­тет. От сво­е­го зда­ния – сей­час это глав­ный кор­пус пе­да­го­ги­че­ско­го университета – в поль­зу но­во­го учебного заведения от­ка­за­лось гу­берн­ское зем­ство. Ко­неч­но, не всё бы­ло так уж хо­ро­шо, бы­ли и си­стем­ные про­бле­мы. Ес­ли вкрат­це, объ­яс­не­ние ре­во­лю­ци­он­ным по­тря­се­ни­ям вы­ра­же­но в та­кой фор­му­ле: ни­зы не хо­те­ли жить по-ста­ро­му, а вер­хи не мог­ли по-ста­ро­му управ­лять.

– Как в Пер­ми вос­при­ни­ма­ли ре­во­лю­ци­он­ные идеи?

– В це­лом – на­сто­ро­жен­но. Вот по­че­му Ека­те­рин­бург не лю­бил Пермь? Он счи­тал­ся ра­бо­чим го­ро­дом, а Пермь – чи­нов­ни­чьей сто­ли­цей, ко­то­рая слиш­ком хо­ро­шо жи­вёт. И всё же у нас то­же бы­ло мно­го ра­бо­чих, и да­ле­ко не все раз­де­ля­ли ре­во­лю­ци­он­ные идеи. Я изу­чал

ИЮЛЯ

ар­хи­вы жан­дарм­ско­го от­де­ле­ния. Су­дя по до­ку­мен­там, ма­сте­ро­вые по­рой са­ми от­лав­ли­ва­ли сму­тья­нов. Ведь Пермь жи­ла в це­лом справ­но. А ма­те­ри­аль­ный до­ста­ток по­мо­гал ста­биль­но­сти и тра­ди­ци­он­но­сти взгля­дов на по­ли­ти­че­ское устрой­ство. Возь­мём Мо­то­ви­ли­ху, ко­то­рую на­зы­ва­ли ре­во­лю­ци­он­ной. Те са­мые ма­сте­ро­вые, ко­то­рые со­зда­ва­ли сла­ву перм­ско­го и рос­сий­ско­го ору­жия, мно­го ра­бо­та­ли и по­лу­ча­ли хо­ро­шее жа­ло­ва­ние. Кро­ме то­го, у них бы­ли свои ого­ро­ды, паст­би­ща для ско­та. То есть эти лю­ди креп­ко сто­я­ли на зем­ле и со­став­ля­ли ко­стяк об­ще­ства. Так же, как и ме­щане. Вслед за Горь­ким мы на­пол­ня­ем это сло­во нега­ти­вом, но это непра­виль­но. Во­ду му­ти­ли, и небез­успеш­но, ра­бо­чие, ко­то­рые бы­ли за­ня­ты на се­зон­ных за­ра­бот­ках. Они при­вык­ли жить, не думая о зем­ле и о бу­ду­щем. Имен­но этих лю­дей за ан­ти­го­су­дар­ствен­ную де­я­тель­ность от­прав­ля­ли в ссыл­ки и тюрь­мы, ко­то­рые для них ста­но­ви­лись, по су­ти, «кур­са­ми по­вы­ше­ния ре­во­лю­ци­он­ной квалификации».

ГО­РОД С НОРОВОМ

– Сме­на вла­сти по­влек­ла за со­бой се­рьёз­ный рас­кол об­ще­ства, по­сле че­го на­ча­лась Граж­дан­ская война. Пермь за­ни­ма­ли кол­ча­ков­ские вой­ска. Как го­ро­жане от­нес­лись к его при­хо­ду?

– Алек­сандр Кол­чак был в Пер­ми два­жды: пер­вый раз в на­ча­ле 1919 г. как три­ум­фа­тор, а в июне 1919 г. при­ез­жал раз­би­рать­ся с па­ни­кой и раз­дра­ем меж­ду ко­ман­ди­ра­ми, ко­то­рые вы­хо­ди­ли из под­чи­не­ния. Пы­тал­ся на­ве­сти по­ря­док, но безуспешно – 1 июля колчаковцы сда­ли го­род.

Мно­гие го­ро­жане при­вет­ство­ва­ли Колчака. При этом я ру­ко­вод­ству­юсь не толь­ко пись­мен­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми, но и вос­по­ми­на­ни­я­ми сво­ей род­ствен­ни­цы – перм­ской дол­го­жи­тель­ни­цы. Она вспо­ми­на­ла, что, ко­гда при­шёл Кол­чак, в го­ро­де по­явил­ся хлеб. А ведь она пред­став­ля­ла да­ле­ко не бо­га­тые слои на­се­ле­ния. Хо­тя, на­до сказать, что у Пер­ми все­гда был свой но­ров. В на­ча­ле 1919 г. депутаты Перм­ской го­род­ской ду­мы под ру­ко­вод­ством недав­но из­бран­но­го го­род­ско­го го­ло­вы Александра Ши­ря­е­ва боль­шин­ством го­ло­сов ре­ши­ли не под­но­сить Вер­хов­но­му Пра­ви­те­лю, то есть Кол­ча­ку, хлеб-соль в знак ува­же­ния. Ины­ми сло­ва­ми, депутаты ре­ши­ли офи­ци­аль­но его не при­ни­мать. Стиль во­ен­ной вла­сти был со­всем дру­гим. Пред­ста­ви­тель пе­пе­ля­ев­ско­го пол­ка (Ана­то­лий

Ред.) в от­вет на это вы­дви­нул уль­ти­ма­тум. Он ска­зал: «Ес­ли вы не вы­ста­ви­те де­ле­га­цию для тор­же­ствен­но­го при­ё­ма, то от­пра­ви­тесь под арест». В ито­ге хлеб-соль вы­нес­ли, но вме­сто Ши­ря­е­ва бе­ло­гвар­дей­цев при­вет­ство­вал преж­ний го­род­ской го­ло­ва Па­вел Ря­би­нин.

– Оста­лось ли что-то на перм­ской зем­ле от Колчака?

– В ка­ком-то смыс­ле да. В сво­ей кни­ге «Ин­ко­гни­то в Пер­ми» я рас­ска­зы­ваю о двух ви­зи­тах Вер­хов­но­го Пра­ви­те­ля Рос­сии в наш го­род. А так­же от­кры­ваю тай­ну: у нас бы­ла, можно сказать, группа под­держ­ки воз­люб­лен­ной ад­ми­ра­ла Ан­ны Ти­ми­рё­вой (Са­фо­но­вой-Кни­пер). Анне уда­лось пе­ре­дать в наш го­род часть сво­е­го на­сле­дия, так как здесь у неё бы­ла по­дру­га – ис­кус­ство­вед Перм­ской ху­до­же­ствен­ной га­ле­реи Ра­и­са Ан­да­е­ва. Она со­хра­ни­ла ар­хив Ти­ми­рё­вой: письма, фо­то­гра­фии, сти­хи. А так­же бла­го­да­ря Ра­и­се Гер­ма­новне на­ша га­ле­рея при­об­ре­ла кар­ти­ны сы­на Ан­ны Ва­си­льев­ны – Вла­ди­ми­ра Ти­ми­рё­ва. Он был та­лант­ли­вым ху­дож­ни­ком, но его жизнь пре­рва­лась ра­но – в 1938 г. его ре­прес­си­ро­ва­ли.

Фо­то Го­сар­хи­ва Перм­ско­го края

98 лет на­зад, 7 но­яб­ря 1920 г., на­про­тив опер­но­го те­ат­ра от­кры­ли па­мят­ник, по­свя­щён­ный тре­тьей го­дов­щине Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции.

Medvedeva@aif.perm.ru

МЫ ЖДЁМ ВАС НА САЙ­ТЕ: WWW.PERM.AIF.RU

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.