СТЕ­НЫ КРАСКОЙ НЕ ИС­ПОР­ТИШЬ?

ШТРАФАМИ ЭТУ ПРО­БЛЕ­МУ РЕШАТЬ БЕС­ПО­ЛЕЗ­НО.

AiF Prikamye (Perm) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алё­на ОВЧИННИКОВА

ТЕ­МА НО­МЕ­РА

ЕС­ЛИ ПО­СМОТ­РЕТЬ ВОКРУГ ВНИМАТЕЛЬНЕЙ, ТО МОЖНО УВИДЕТЬ, ЧТО БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ЗДА­НИЙ В ПЕР­МИ НА ВЫ­СО­ТЕ ЧЕ­ЛО­ВЕ­ЧЕ­СКО­ГО РО­СТА РАСПИСАНА ВСЕ­ВОЗ­МОЖ­НЫ­МИ НАДПИСЯМИ, ТЕКСТАМИ И ТЕГАМИ. УВЫ, ДА­ЛЕ­КО НЕ ВСЕ­ГДА ВЫСОКОХУДОЖЕСТВЕННЫМИ.

С этой си­ту­а­ци­ей пы­та­ют­ся бо­роть­ся по­ли­ция, чи­нов­ни­ки и ком­му­наль­щи­ки: они за­кра­ши­ва­ют сте­ны, на­хо­дят и штра­фу­ют на­ру­ши­те­лей. Од­на­ко суб­куль­ту­ра граф­фи­ти, слов­но мно­го­го­ло­вая гид­ра, всё рав­но по­беж­да­ет. Не успе­ва­ют ра­бо­чие за­кра­сить сте­ну, как вско­ре на ней кра­су­ют­ся но­вые над­пи­си, сде­лан­ные бал­лон­чи­ком с краской.

ХОЛСТ – ВСЯ УЛИ­ЦА ВАЖНО ЗНАТЬ

Граф­фи­ти по­яви­лось в Рос­сии в на­ча­ле 2000-х и вско­ре из обыч­ных над­пи­сей на стене вы­рос­ло в це­лое на­прав­ле­ние в ис­кус­стве. Оно по­чти все­гда счи­та­лось неле­галь­ным, ведь за «ван­да­лизм» или «ху­ли­ган­ство» можно получить штраф или да­же арест на срок до трёх ме­ся­цев.

По­это­му «на де­ло» граф­фи­ти­сты чаще все­го выходят но­чью, ко­гда все спят. Бывает, что да­же родители по­на­ча­лу не зна­ют, чем за­ни­ма­ет­ся их сын или дочь-под­ро­сток. Результат твор­че­ства этих «ху­дож­ни­ков» оце­ни­ва­ют утром го­ро­жане.

– Од­на­ж­ды я проснул­ся, вы­гля­нул в ок­но и обо­млел: на опо­ре мо­сто­во­го пе­ре­хо­да Стар­це­ва – Ива кра­со­ва­лось огром­ное скорб­ное чёр­но-бе­лое ли­цо, – рассказал житель мик­ро­рай­о­на Са­до­во­го Ан­дрей К. – И я с ужа­сом пред­ста­вил, что те­перь каж­дый раз я бу­ду это видеть, вы­гля­ды­вая из ок­на сво­ей квар­ти­ры. Бла­го на­шёл­ся доб­рый че­ло­век и за­кра­сил все эти ху­до­же­ства.

А бывает, что результат твор­че­ства граф­фи­ти­стов ис­кренне ра­ду­ет пер­мя­ков, как, на­при­мер, ри­су­нок де­вуш­ки на до­ме № 34 по ул. Ти­ми­ря­зе­ва. Это граф­фи­ти поль­зо­ва­те­ли соц­се­тей по­чти еди­но­душ­но про­ком­мен­ти­ро­ва­ли фра­за­ми «Класс­но», «Кру­то», «На­ко­нец-то на­ши ху­дож­ни­ки на­учи­лись ри­со­вать!».

Над­пи­си и ри­сун­ки на го­род­ских ули­цах по­яв­ля­ют­ся в лю­бое вре­мя го­да: граф­фи­ти­стов не пугают ни дождь, ни хо­лод, ни пер­спек­ти­ва об­мо­ро­зить на вет­ру паль­цы, ни ис­пач­кан­ная краской одеж­да. Ес­ли сегодня у них есть что сказать ми­ру – ждать под­хо­дя­ще­го слу­чая они не ста­нут. Хол­стом мо­жет стать всё, что угодно: за­бо­ры, элек­трич­ки, сте­ны до­мов, опо­ры мо­стов, транс­фор­ма­тор­ные буд­ки и га­ра­жи.

Есте­ствен­но, в дан­ном во­про­се сто­ит раз­де­лять стрит-арт и улич­ное ху­ли­ган­ство с ки­стью, бал­лон­чи­ком или мар­ке­ром в ру­ках. По­рой про­ба пе­ра по­след­них – это нелепая по­чер­куш­ка. Осо­бен­но обид­но, ко­гда она по­яв­ля­ет­ся на толь­ко что окра­шен­ной стене. При­чём, ес­ли ху­ли­га­на не най­дут, бре­мя восстановления ля­жет на соб­ствен­ни­ка зда­ния.

ЗА ЕСЕНИНА – В УЧА­СТОК

А ес­ли го­во­рить о граф­фи­ти как та­ко­вом, то мно­гие ра­бо­ты перм­ских ху­дож­ни­ков ста­ли на­сто­я­щи­ми до­сто­при­ме­ча­тель­но­стя­ми го­ро­да: Крош­ка Ши, порт­рет Ва­си­лия Ка­мен­ско­го, «Се­мей­ные цен­но­сти», Есе­нин.

О том, как ри­со­вал лю­би­мо­го пер­мя­ка­ми Есенина, рассказал в до­ку­мен­таль­ном филь­ме «В от­кры­тую» сам автор граф­фи­ти Алек­сандр Жу­нёв. Фильм о жиз­ни и ра­бо­те граф­фи­ти­стов сни­ма­ли в Рос­сии на про­тя­же­нии ше­сти лет. Он вы­шел в свет в про­шлом го­ду. Ра­бо­та при­от­кры­ла дверь в за­ку­ли­сье стрит-ар­та и рас­ска­за­ла о лю­дях, ко­то­рые чаще все­го пред­по­чи­та­ют оста­вать­ся в те­ни.

– Вро­де хо­чешь укра­сить го­род, а к те­бе от­но­сят­ся как к пре­ступ­ни­ку, – рассказал съё­моч­ной груп­пе Алек­сандр Жу­нёв. – Я за­кан­чи­вал сво­е­го Есенина, со­би­рал ве­рёв­ки и уже спус­кал­ся вниз, ко­гда ко мне по­до­шли двое по­ли­цей­ских: – Ты че­го здесь де­ла­ешь? – Кар­ти­ну ри­сую. Жу­нё­ва не за­дер­жа­ли толь­ко по­то­му, что свой знаменитый стрит-арт он ри­со­вал не бал­лон­чи­ка­ми, а фа­сад­ной краской. А в те вре­ме­на су­ще­ство­ва­ло мне­ние, что ес­ли ты бал­лон­чи­ком ри­су­ешь, то ты ван­дал, а ес­ли краской – то нет.

Кста­ти, граф­фи­ти – занятие да­ле­ко не из де­шё­вых: в сред­нем один бал­лон­чик аэро­золь­ной крас­ки сто­ит от 200 до 500 руб. А на од­ну ра­бо­ту мо­жет уй­ти не один де­ся­ток бал­ло­нов раз­но­го цве­та. По­это­му в боль­шин­стве слу­ча­ев граф­фи­ти – это хоб­би. Лю­ди ещё где-то ра­бо­та­ют, а в сво­бод­ное вре­мя за­ни­ма­ют­ся ри­со­ва­ни­ем на сте­нах, ведь день­ги нужны не толь­ко на крас­ку, но и на жизнь. Ча­сто граф­фи­ти­сты – с ху­до­же­ствен­ным или ар­хи­тек­тур­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, ди­зай­не­ры или фо­то­гра­фы.

ЗА­ПРЕ­ТИТЬ НЕЛЬЗЯ РАЗ­РЕ­ШИТЬ

Аль­тер­на­ти­вой для улич­ных ху­дож­ни­ков ста­ли раз­лич­ные фе­сти­ва­ли. С од­ной сто­ро­ны, это поз­во­ли­ло со­би­рать­ся в од­ном ме­сте, зна­ко­мить­ся, общаться, тво­рить. С дру­гой – появились те, кто считает, что ко­гда всё ле­галь­но (те­бе предо­став­ля­ют крас­ку, да­ют в рас­по­ря­же­ние сте­ну, кор­мят и да­же охра­ня­ют), этот про­цесс сра­зу же пе­ре­ста­ёт быть граф­фи­ти.

– Да, в це­лом граф­фи­ти вос­при­ни­ма­ет­ся как ван­да­лизм, – считает арт-ди­рек­тор му­зея со­вре­мен­но­го ис­кус­ства PERMM На­и­ля Ал­лах­вер­ди­е­ва. – Но по­сколь­ку граф­фи­ти-куль­ту­ра дер­жит­ся на энер­гии про­те­ста, за­пре­та­ми и штрафами про­бле­му не ре­шить, нуж­но создавать си­ту­а­ции для его ле­га­ли­за­ции. Во-первых, это при­во­дит к повышению ка­че­ства. Од­но де­ло, ко­гда ты со­зда­ёшь ри­су­нок но­чью в те­че­ние несколь­ких ми­нут. И со­всем дру­гое, ко­гда у те­бя есть возможность спо­кой­но его про­ра­бо­тать. Во-вто­рых, ле­галь­ная ра­бо­та яв­ля­ет­ся свое­об­раз­ным со­ци­аль­ным лиф­том для этих ребят. Они пе­ре­хо­дят из ста­ту­са ван­да­ла-ано­ни­ма в ста­тус ху­дож­ни­ка, у которого в перспективе мо­гут по­явить­ся за­каз­чи­ки.

Перм­ский фестиваль «Длин­ные исто­рии» явил­ся од­ной из форм под­держ­ки этой суб­куль­ту­ры. Он да­ёт возможность граф­фит­чи­кам де­лать мас­штаб­ные проекты ле­галь­но, по­мо­га­ет от­кры­вать но­вые име­на и со­зда­ет усло­вия для бо­лее мас­штаб­ных и про­ра­бо­тан­ных про­ек­тов. Все это зна­чи­тель­но улуч­ша­ет ка­че­ство го­род­ской среды.

– В Бер­лине есть квар­тал Кройц­берг, где неле­галь­ным граф­фи­ти за­пол­не­ны це­лые ули­цы в несколь­ко эта­жей, – про­дол­жа­ет На­и­ля Ал­лах­вер­ди­е­ва. – Это мно­го­слой­ная ис­то­рия, ко­то­рая по­сто­ян­но по­пол­ня­ет­ся и со­зда­ет ат­мо­сфе­ру неве­ро­ят­ной сво­бо­ды. Все это пе­ре­ме­ша­но с ре­сто­ра­на­ми, га­ле­ре­я­ми и ди­зай­нер­ски­ми ма­га­зи­на­ми, ку­да лю­бят при­ез­жать ту­ри­сты. В Пер­ми нет та­кой ле­галь­ной зо­ны, по­это­му граф­фи­ти рас­про­стра­ня­ет­ся по все­му го­ро­ду в ви­де бес­ко­неч­ных те­гов, за­пол­ня­ю­щих лю­бые до­ступ­ные пу­сто­ты – за­бо­ры, фа­са­ды, жа­лю­зи ма­га­зи­нов.

В рас­про­стра­не­нии граф­фи­ти есть и по­ло­жи­тель­ные ас­пек­ты: ак­тив­ность граф­фи­ти-куль­ту­ры яв­ля­ет­ся ин­ди­ка­то­ром то­го, что в го­ро­де мно­го мо­ло­дё­жи, и она ак­тив­на. Про­бле­ма, что неко­то­рые смот­рят и не ви­дят в гра­фи­ти ни­че­го, кро­ме нега­ти­ва. А там есть и энер­гия, и красота. Что­бы это видеть и понимать, нуж­но изучать явление. Боль­шое ко­ли­че­ство вы­ста­вок улич­но­го ис­кус­ства, кни­ги, фильмы, соз­дан­ные за по­след­ние несколь­ко лет в Рос­сии ока­зы­ва­ют очень боль­шую под­держ­ку этой суб­куль­ту­ре, ме­ня­ют от­но­ше­ние к ней.

Ovchinnikova@aif.perm.ru

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.