БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ ФЕРМЕРОМ В РОС­СИИ

Что за­был на Пс­ков­щине мо­ло­дой немец

AiF Pskov - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ан­на БЕШОТЕН

ЭТО ТВОЙ ШАНС, ЭРИК!

- По­че­му мо­ло­дой немец­кий па­рень ре­шил стать фермером и выбрал Рос­сию для биз­не­са?

- Я вы­рос на фер­ме, мой па­па то­же фер­мер. Ро­дил­ся я в де­ревне Бенц (зву­чит как «Мер­се­дес Бенц») на Бал­тий­ском мо­ре, се­вер­нее Гам­бур­га. По­сле шко­лы 6 лет учил­ся аг­ро­эко­но­ми­ке в уни­вер­си­те­те. Во вре­мя учё­бы впер­вые по­се­тил Ка­ли­нин­град - ме­сяц был на прак­ти­ке, ра­бо­тал на ком­байне на фер­ме мо­е­го дя­ди Тас­си­ло фон дер Де­ке­на. Боль­ше 20 лет он же­нат на рус­ской жен­щине. Моя рос­сий­ская ка­рье­ра про­дол­жи­лась в Кур­ской об­ла­сти и Во­ро­не­же, где я был три ме­ся­ца на прак­ти­ке, но уже у из­вест­но­го немец­ко­го фер­ме­ра Ште­фа­на Дюр­ра (ос­но­ва­тель груп­пы ком­па­ний «Эко­ни­ва», в 2014 го­ду пре­зи­дент РФ Вла­ди­мир Пу­тин под­пи­сал указ о при­сво­е­нии граж­дан­ства Ште­фа­ну Дюр­ру за осо­бые за­слу­ги пе­ред Рос­си­ей, - ред.).

- Как уда­лось по­пасть на прак­ти­ку к немец­ко­му биз­не­сме­ну, ко­то­рый воз­глав­ля­ет ве­ду­щий аг­рар­ный хол­динг в Рос­сии?

- Уви­дел эту воз­мож­ность на од­ной из вы­ста­вок аг­ро­тех­ни­ки в Гер­ма­нии. Я от­крыт к по­лу­че­нию но­во­го опы­та. Каж­дый раз на лет­них ка­ни­ку­лах пы­тал­ся най­ти что-то ин­те­рес­ное - ра­бо­тал в Ан­глии, Эсто­нии, Ав­стра­лии. Но я всё вре­мя был за­ра­жён мыс­лью по­ра­бо­тать в Рос­сии.

- Как всё-та­ки в тво­ей ис­то­рии по­яви­лась Пс­ков­ская зем­ля?

- Од­на­жды на ве­че­рин­ке по слу­чаю дня рож­де­ния од­но­го дру­га встре­тил сво­е­го на­сто­я­ще­го парт­нё­ра. Он то­гда ска­зал: «Йоу, я уже 5 лет в Рос­сии, есть опыт, да­вай!». Уль­рих 5 лет от­ра­бо­тал в Лит­ве, те­перь уже несколь­ко лет ра­бо­та­ет в Рос­сии глав­ным аг­ро­но­мом, он жи­вёт в Санкт-пе­тер­бур­ге, в его ве­де­нии 3 фер­мы в Ле­нин­град­ской и Псковской об­ла­стях. Уль­рих со сво­им опы­том да­вал ис­клю­чи­тель­но по­ло­жи­тель­ные от­зы­вы. Я то­гда по­нял - это твой шанс, Эрик, по­ра­бо­тать в Рос­сии. Так на­чал­ся мой псков­ский опыт.

- Ты ви­дел несколь­ко рус­ских го­ро­дов до то­го, как по­пал в Пс­ков. Ка­кие эмо­ции вы­звал наш го­род?

- Я был впе­чат­лён тем, сколь­ко здесь зда­ний - и но­вых, и ста­рых. Вы­гля­дит, как Эсто­ния 10 лет на­зад. Мы в При­бал­ти­ке боль­ше 20 лет на­зад на­ча­ли про­во­дить ка­ни­ку­лы, по­это­му мне Пс­ков на­пом­нил Эсто­нию при­мер­но 2006 го­да. Но всё ме­ня­ет­ся, да­же в цен­тре Пал­ки­но от­ре­мон­ти­ро­ва­ли до­ро­гу. Вы на пра­виль­ном пу­ти. Мне нра­вит­ся, что в су­пер­мар­ке­тах мож­но ку­пить всё то же, что и в Гер­ма­нии.

- По­че­му вы­бор пал на де­рев­ню Ро­до­вое в Пал­кин­ском рай­оне?

- Преж­де все­го, мы ис­ка­ли хо­ро­шую поч­ву, но ме­сто долж­но бы­ло со­от­вет­ство­вать трём кри­те­ри­ям. Долж­на быть про­из­вод­ствен­ная ба­за неда­ле­ко от по­лей, ме­ли­о­ра­ция, со­хра­нив­ша­я­ся с со­вет­ских вре­мен, ну и хо­ро­шая поч­ва. Ко­неч­но, мы рас­счи­ты­ва­ли най­ти быв­ший кол­хоз. На этой зем­ле ра­бо­та­ли до 2000 го­да, с то­го вре­ме­ни зем­ля от­дох­ну­ла. Сей­час мы об­ра­ба­ты­ва­ем 60 гек­та­ров.

БОЛЬ­ШИЕ ВОЗ­МОЖ­НО­СТИ

- Гер­ма­ния или Рос­сия? По­че­му не со­здать фер­му в Гер­ма­нии?

- Ко­неч­но, Уль­рих и его опыт сыг­ра­ли роль. Так­же в Гер­ма­нии сей­час прак­ти­че­ски невоз­мож­но най­ти сво­бод­ную зем­лю и всё до­ро­же в ра­зы. Но в Гер­ма­нии, к при­ме­ру, зап­часть на трак­тор ты мо­жешь по­лу­чить в те­че­ние 24 ча­сов, а здесь ми­ни­мум за 2-3 дня. Это, ко­неч­но, услож­ня­ет ра­бо­ту, мы не мо­жем чёт­ко пла­ни­ро­вать. Ло­ги­сти­ка в боль­шой стране так­же за­би­ра­ет мно­го вре­ме­ни.

- Но ведь у тво­е­го па­пы то­же опыт и фер­ма в Гер­ма­нии, мож­но бы­ло ра­бо­тать там.

- Я по­знал на прак­ти­ке, что лю­ди в Рос­сии от­кры­ты и дру­же­люб­ны. За по­след­ние пол­го­да, что я в Ро­до­вом, уве­рил­ся, что мест­ные жи­те­ли лю­бят и мо­гут ра­бо­тать в ко­ман­де. По край­ней ме­ре те, что тру­дят­ся со мной. Здесь так­же на­мно­го боль­ше воз­мож­но­стей - в Гер­ма­нии всё стро­же.

- Не ис­пу­гал­ся слож­но­стей с по­лу­че­ни­ем ра­бо­чей ви­зы?

- До­ку­мен­ты за­ня­ли боль­ше ме­ся­ца. Я про­шел все­воз­мож­ные ме­ди­цин­ские те­сты, сдал эк­за­мен по рус­ско­му язы­ку. Да­же не знаю, что бы­ло слож­нее. И так те­перь каж­дый год.

- Рус­ский язык ко­му-то да­ёт­ся лег­ко, ко­му-то не очень. Как про­ис­хо­дит об­ще­ние с ра­бо­чи­ми?

- Ай, я на­чал изу­чать рус­ский язык в уни­вер­си­те­те, а даль­ше, что на­зы­ва­ет­ся, учусь на прак­ти­ке. И ко­гда еже­днев­но дол­жен изъ­яс­нять­ся по-рус­ски, по­ни­ма­ние язы­ка при­хо­дит бы­ст­рее. Мне при­шлось вы­учить рус­ский мат, что­бы по­ни­мать каж­дое вто­рое сло­во. И ко­неч­но, са­мое слож­ное - это тех­ни­че­ские сло­ва: под­шип­ник, фар­коп, при­цеп, опрыс­ки­ва­тель, ком­байн...

- А те­перь ска­жи всё это по­рус­ски? - О нет! - Нас­коль­ко удач­ным был пер­вый год?

- В мар­те на по­лях ещё бы­ли ку­сты, всё за­рос­ло с 2000-х, а се­го­дня мы уже со­бра­ли уро­жай рап­са и на­ча­ли по­сев пше­ни­цы на сле­ду­ю­щий год. В аг­ро­но­мии важ­на ро­та­ция куль­тур. В це­лом год был про­дук­тив­ным, но сто­я­ла жут­ко су­хая по­го­да, что ска­за­лось на уро­жае. Мы по­се­я­ли, и три ме­ся­ца не бы­ло до­ждей, по­это­му пер­вый се­зон вы­шел тя­жё­лым.

- Уда­лось ощу­тить осо­бый ро­ман­тизм рус­ско­го по­ля? - Я ро­дом из ре­ги­о­на, где ма­лые по­ля, где всё ми­ни­а­тюр­но, у те­бя неболь­шая тех­ни­ка, ма­лень­кий трак­тор, так, что­бы ты мог об­ра­ба­ты­вать каж­дый уго­лок зем­ли, а здесь ги­гант­ский раз­мах. Я был под осо­бым впе­чат­ле­ни­ем от рус­ских по­лей - од­но по­ле при­мер­но 60 гек­та­ров.

- Как об­сто­ят де­ла с кон­ку­рен­ци­ей?

- Мы хо­те­ли взять в ра­бо­ту со­сед­ние по­ля, но их вы­ку­пил дру­гой пред­при­ни­ма­тель. Те­перь нам пред­сто­ит мно­го ра­бо­ты по вве­де­нию дру­гих зе­мель в сель­хоз­о­бо­рот - при­дёт­ся рас­чи­щать, вы­ру­бать ку­сты и т. д. Не­смот­ря на кон­ку­рен­цию, воз­мож­ность рас­ти есть.

ОПАСНО БЫТЬ ХОЛОСТЯКОМ

- Зи­ма - мёрт­вый се­зон для ра­бо­ты в по­ле. Что в пла­нах?

- Ра­бо­чие бу­дут рас­чи­щать тер­ри­то­рию во­круг по­лей, сточ­ные ка­на­вы и т. д. А я ни­че­го не пла­ни­рую, вер­нусь на эту зи­му в Гер­ма­нию. Моя же­на Ла­у­ра долж­на ро­дить к ян­ва­рю. В де­каб­ре бу­дет год, как мы по­же­ни­лись.

- То есть ты же­нил­ся пе­ред са­мым отъ­ез­дом в Рос­сию?

- Небез­опас­но поехать в Рос­сию хо­ло­стым - все зна­ют, что здесь очень кра­си­вые де­вуш­ки. В знак вер­но­сти я ре­шил же­нить­ся до отъ­ез­да. Мы счаст­ли­вы вме­сте.

- Ла­у­ра раз­де­ля­ет твою увле­чён­ность Рос­си­ей?

- Она под­дер­жи­ва­ет ме­ня во всём и на­ве­ща­ла несколь­ко раз, ей нра­вит­ся эта стра­на, но она не пред­став­ля­ет се­бе, как жить здесь. Вся со­ци­аль­ная жизнь, дру­зья, ра­бо­та - всё в Гер­ма­нии. Она ра­бо­та­ет аку­шер­кой, и на ро­дине у неё боль­ше пер­спек­тив. К то­му же язык - по­рус­ски она зна­ет толь­ко 20 слов. Я пла­ни­рую от­ве­сти па­ру-трой­ку лет на на­ла­жи­ва­ние ра­бо­ты фер­мы здесь, а по­том бы­вать в Рос­сии на­ез­да­ми - раз в ме­сяц.

- Те­бе, на­вер­ное, то­же не хва­та­ет тво­их немец­ких дру­зей?

- Каж­дый ме­ня спра­ши­вал, ка­ко­го чёр­та ты едешь в Рос­сию? Ме­диа го­во­рят, что в Рос­сии то пло­хо, это пло­хо, здесь кор­руп­ция и т. д. Но я всем от­ве­чал, что это не так, у ме­ня есть своё мне­ние о Рос­сии, мой лич­ный опыт. Лю­ди здесь хо­ро­шие, им мож­но до­ве­рять, они дру­же­люб­ные и го­то­вы все­гда по­мочь, и у них есть мо­ти­ва­ция ра­бо­тать. По­это­му я выбрал Рос­сию. Не всё так пло­хо здесь, я по­со­ве­то­вал дру­зьям убе­дить­ся в этом на ме­сте. Шесть мо­их дру­зей уже на­ве­сти­ли ме­ня, и их мне­ние из­ме­ни­лось. Луч­ший путь узнать стра­ну - в ней по­бы­вать, по­об­щать­ся с людь­ми. Дру­зья до по­след­не­го не ве­ри­ли, что я уеду.

- В Рос­сии на­вер­ня­ка ты слы­шал тот же во­прос: «Что ты здесь за­был?».

- Да, ме­ня по­сто­ян­но спра­ши­ва­ют об этом но­вые зна­ко­мые. Я по­на­ча­лу от­ве­чал, что это для ме­ня чел­лендж, но это не так, всё се­рьёз­но - мне ин­те­рес­на эта стра­на и воз­мож­ность ра­бо­тать здесь в мо­ей сфе­ре.

- И всё-та­ки нель­зя ска­зать, что ты здесь один?

- Я при­вёз с со­бой со­ба­ку, её зо­вут Ло­на. Это мой друг. Она уже ста­ла мест­ной зна­ме­ни­то­стью. На днях я подъ­е­хал к ма­га­зи­ну в Пал­ки­но, де­ти вы­бе­жа­ли и кри­ча­ли: «Это Ло­на, это Ло­на».

- Фа­миль­ная при­став­ка фон дер вы­зы­ва­ет ин­те­рес спро­сить об ис­то­рии се­мьи.

- Боль­ше сот­ни лет на­зад фа­ми­лия фон дер Де­кен при­над­ле­жа­ла знат­ным по­ме­щи­кам, во вла­де­нии бы­ли боль­шие зем­ли, ло­ша­ди, фер­мы. Я не слу­чай­но за­ни­ма­юсь аг­ро­но­ми­ей, я - потом­ствен­ный фер­мер.

РУССКИМ ЛЮ­ДЯМ МОЖ­НО ДО­ВЕ­РЯТЬ.

Фо­то ав­то­ра

«Здесь ги­гант­ский раз­мах. Я был под осо­бым впе­чат­ле­ни­ем от необъ­ят­ных рус­ских по­лей - од­но по­ле при­мер­но 60 гек­та­ров».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.