ПАРТИЗАНСКИЙ ПО­ЭТ

100 лет ис­пол­ни­лось бы псков­ско­му пи­са­те­лю Ива­ну Ви­но­гра­до­ву

AiF Pskov - - ПСКОВ КРАЕВЕДЕНИЕ -

ИМЯ ИВА­НА ВА­СИ­ЛЬЕ­ВИ­ЧА ВИ­НО­ГРА­ДО­ВА ЛЕТ 20-30 НА­ЗАД ХО­РО­ШО ЗНАЛ КАЖ­ДЫЙ ШКОЛЬ­НИК, НЕ ГО­ВО­РЯ УЖЕ О ЛЮ­ДЯХ СТАР­ШЕ­ГО ВОЗ­РАС­ТА. СЕЙ­ЧАС О ФРОНТОВОМ ПИСАТЕЛЕ-ПАРТИЗАНЕ БОЛЬ­ШЕ ПОМ­НЯТ ПС­КО­ВИ­ЧИ СО­ВЕТ­СКО­ГО ПО­КО­ЛЕ­НИЯ.

Он был необы­чай­но по­пу­ля­рен: об­ще­ствен­ник, кра­е­вед, жур­на­лист, пи­са­тель, фрон­то­вик.

ВТО­РОЙ ФРОНТ

По­че­му его имя со­хра­не­но в па­мя­ти пско­ви­чей, спра­ши­ваю у глав­но­го ре­дак­то­ра псковской об­ласт­ной кни­ги «Сол­да­ты По­бе­ды» Ни­ко­лая Ни­ки­тен­ко.

«Его очень лю­би­ли быв­шие пар­ти­за­ны, ведь он с июля 1941 го­да и до са­мо­го кон­ца на войне. А его кни­га «До­ро­га че­рез фронт» бы­ла в каж­дом до­ме. Он мно­го вы­сту­пал на за­во­дах, в шко­лах. А неко­то­рые пуб­ли­ка­ции Ива­на Ви­но­гра­до­ва в «Прав­де» - он ра­бо­тал соб­ко­ром в Псковской, Нов­го­род­ской и Во­ро­неж­ской, Там­бов­ской и Ли­пец­кой об­ла­стях - вы­зы­ва­ли та­кой ре­зо­нанс, что эти те­мы рас­смат­ри­ва­ли на бю­ро об­ко­ма».

Но са­мое глав­ное, Иван Ви­но­гра­дов вы­пус­кал в пар­ти­зан­ском крае, ко­то­рый на­зы­ва­ли Лес­ной рес­пуб­ли­кой или Пар­ти­зан­ской рес­пуб­ли­кой, са­мые на­сто­я­щие га­зе­ты: «На­род­ный мсти­тель», «Ком­му­на», «За Со­вет­скую Ро­ди­ну». В го­ды вой­ны лю­ди го­во­ри­ли: «Ес­ли уж «Ком­му­на» ста­ла вы­хо­дить, то со­вет­ская власть точ­но ско­ро вер­нёт­ся». На тер­ри­то­рии пар­ти­зан­ско­го края на­хо­ди­лось око­ло 400 де­ре­вень - там ра­бо­та­ли боль­ни­цы, шко­лы, кол­хо­зы. И имен­но пар­ти­зан­ское дви­же­ние бы­ло на­сто­я­щим, на­род­ным вто­рым фрон­том.

«Его фрон­то­вая судь­ба свя­за­на с пар­ти­зан­ским дви­же­ни­ем, он был един­ствен­ным сре- ди псков­ских пи­са­те­лей, ко­то­рые оста­ви­ли до­ку­мен­таль­ные под­твер­жде­ния на эту те­му: что чув­ство­вал и че­му был сви­де­те­лем, - рас­ска­зал на ве­че­ре па­мя­ти Ни­ко­лай Ни­ки­тен­ко в псковском драм­те­ат­ре. - Он был вы­ше ин­триг и спо­ров о ро­ли и вкла­де пар­ти­зан­ско­го дви­же­ния в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны».

На пар­тий­ной кон­фе­рен­ции, по­свя­щён­ной 20-ле­тию По­бе­ды, спо­ри­ли, кто внёс боль­шую леп­ту: пс­ко­ви­чи или нов­го­род­цы? «Что мы де­лим славу, - недо­уме­вал Иван Ви­но­гра­дов, - мы все бы­ли ле­нин­град­ски­ми пар­ти­за­на­ми, под­чи­ня­лись ле­нин­град­ско­му ру­ко­вод­ству!»

Оче­вид­цы вспо­ми­на­ют, что и че­ло­век он был очень урав­но­ве­шен­ный, спо­кой­ный, да­же доб­ро­душ­ный.

Его внук, Ки­рилл Ви­но­гра­дов, го­во­рит, что дед имен­но та­ким и за­пом­нил­ся. «Его не ста­ло, ко­гда мне ис­пол­ни­лось 15 лет. И да­же уже в боль­ни­це, по­сле пер­во­го ин­суль­та, не те­рял ду­ха, а ещё и под­бад­ри­вал род­ных. Я ча­сто при­хо­дил к ним с ба­буш­кой в го­сти, мно­го гу­лял с де­дом, хо­дил с ним на вы­ступ­ле­ния, на партизанский ко­стер к Ми­хай­лов­ской башне. Но ни­ко­гда он о войне не го­во­рил: бы­ло и про­шло, жи­ви ми­ром, не на­до те­бе это­го знать».

Ки­рилл со­жа­ле­ет, что по­сле смер­ти дя­ди мно­го­чис­лен­ные де­дов­ские до­ку­мен­ты пе­ре­да­ли в об­ласт­ной ар­хив. Но вме­сте с до­че­рью, 17-лет­ней По­ли­ной, он со­би­ра­ет­ся по­ра­бо­тать с ру­ко­пи­ся­ми де­да.

Кста­ти, часть на­сле­дия дру­гие род­ствен­ни­ки пе­ре­да­ли в Пор­хов­ский му­зей, где есть экс­по­зи­ция, по­свя­щён­ная Ива­ну Ви­но­гра­до­ву. А од­на из улиц рай­он­но­го цен­тра но­сит имя пар­ти­зан­ско­го по­эта.

В СЕРБОЛОВСКОМ ЛЕСУ

Иван Ва­си­лье­вич очень хо­тел и ве­рил, что при жиз­ни, а он умер в мае 1995 го­да, удаст­ся най­ти ту са­мую ти­по­граф­скую ма­ши­ну, на ко­то­рой пе­ча­та­лись пар­ти­зан­ские га­зе­ты. Ещё в 1981 го­ду в по­хо­ды по глу­хо­му Сер­бо­лов­ско­му лесу, пе­ре­хо­дя­ще­му в Рдей­ские бо­ло­та, вы­хо­ди­ли пор­хов­ские сле­до­пы­ты. Их про­вод­ни­ком и был Иван Ви­но­гра­дов. Они об­на­ру­жи­ли ме­сто, где про­хо­ди­ла пар­тий­ная кон­фе­рен­ция пар­ти­зан, и уста­но­ви­ли там па­мят­ный знак. По­том они ещё не раз хо­ди­ли в по­хо­ды...

И толь­ко спу­стя три де­ся­ти­ле­тия по­ис­ко­ви­кам уда­лось най­ти тот са­мый печатный станок, «Бо­стон­ку», и да­же «шриф­ты» к нему. А зи­мой они со­би­ра­ют­ся прой­ти по сле­дам «пар­ти­зан­ско­го обо­за», то­го са­мо­го, о ко­то­ром го­во­ри­ли, что он про­рвал фронт. В на­ча­ле мар­та 1942 го­да бы­ла со­бра­на 161 под­во­да с про­до­воль­стви­ем. Обоз со­сто­ял из 28 тонн му­ки и бо­лее чем 14 тонн - зер­на, мя­са, го­ро­ха, мё­да и мас­ла. Пар­ти­за­нам пред­сто­я­ло про­рвать­ся че­рез две укреп­лён­ные ли­нии обо­ро­ны нем­цев. По пу­ти к обо­зу при­мы­ка­ли всё но­вые сан­ные под­во­ды, при под­хо­де к ли­нии фрон­та их на­счи­ты­ва­лось уже 223. Обоз при­был в бло­кад­ный Ле­нин­град 29 мар­та 1942 го­да.

Лю­бо­пыт­но, что Ви­но­гра­дов - не ро­до­вая фа­ми­лия пар­ти­зан­ско­го по­эта и это да­же не ли­те­ра­тур­ный псев­до­ним. Что дви­га­ло па­рень­ком из де­рев­ни Ше­мя­ки­но, то­гда Слав­ков­ско­го рай­о­на, те­перь ска­зать труд­но, толь­ко его сест­ра Та­и­сия Ва­си­льев­на упо­мя­ну­ла, что и она в шко­ле од­но вре­мя зва­лась Ви­но­гра­до­вой. А их отец - Ва­си­лий Фи­лип­по­вич Фи­лип­пов, и по до­ку­мен­там все де­ти Фи­лип­по­вы.

«Моя фа­ми­лия из «ви­на» и «гра­да», - шу­тил мо­ло­дой ре­дак­тор рай­он­ной га­зе­ты.

РЯ­ДОМ С ПОЛИЦАЕМ

В се­мье Фи­лип­по­вых рос­ли се­ме­ро де­тей - два сы­на и пять до­че­рей. Оста­лись толь­ко жен­щи­ны - Та­и­сия Ва­си­льев­на жи­вёт в Пс­ко­ве, а сест­ра Ев­ге­ния Ва­си­льев­на - в Пор­хо­ве.

Их млад­ший брат по­гиб от взры­ва сна­ря­да в 1942 го­ду. «Ему бы­ло 8 лет, ко­гда маль­чиш­ки ки­ну­ли сна­ряд в огонь, он сто­ял в сто­рон­ке и смот­рел, а оскол­ки раз­ле­те­лись и по­па­ли ему в ви­сок и в серд­це, - вспо­ми­на­ет со сле­за­ми Та­и­сия Ва­си­льев­на. - Маль­чи­ка, ко­то­рый дер­жал сна­ряд, сра­зу же на ме­сте разо­рва­ло, а ещё один наш тро­ю­род­ный бра­тик умер от ра­не­ний че­рез две неде­ли».

А ещё она вспо­ми­на­ет, что брат Иван на­учил­ся чи­тать в 5 лет, и ко­гда она са­ма бы­ла кро­ха, чи­тал ей «Под­ня­тую це­ли­ну». С са­мо­го на­ча­ла вой­ны Иван Ви­но­гра­дов в пар­ти­зан­ском от­ря­де, но неред­ко он на­ве­ды­вал­ся в ро­ди­тель­ский дом. Нет, нем­цев в род­ной де­ревне не бы­ло, а вот по­ли­ца­ев хва­та­ло. Чуть опас­ность, ро­ди­тель пря­тал сы­на в под­ва­ле или бане. А од­ну ночь про­вёл в из­бе вме­сте с полицаем. Тот на по­лу, а не знав­ший об опас­но­сти Иван мир­но спал на рус­ской пе­чи. Хо­те­ли, очень хо­те­ли по­ли­цаи до Ва­си­лия Фи­лип­по­ви­ча добрать­ся, да, ви­ди­мо, за соб­ствен­ную шку­ру по­бо­я­лись. Они его - се­го­дня, а зав­тра пар­ти­за­ны - их. Та­кое пре­ду­пре­жде­ние и по­лу­чил один из них от мест­но­го жи­те­ля, ко­то­рый дру­жил с ро­ди­те­ля­ми Ива­на Ви­но­гра­до­ва.

«По­сле вой­ны я жи­ла у бра­та и его же­ны Ни­ны Кон­стан­ти­нов­ны в Пс­ко­ве. Он же­нил­ся ещё в Слав­ко­ви­чах, на учи­тель­ни­це, - вспо­ми­на­ет сест­ра пи­са­те­ля. - Учи­лась в ве­чер­ней шко­ле, до вой­ны-то толь­ко три клас­са успе­ла за­кон­чить. Бра­та на­пра­ви­ли в Моск­ву, в выс­шую пар­тий­ную шко­лу. Очень тя­же­ло ему бы­ло, ведь за пле­ча­ми толь­ко че­ты­ре клас­са, а он и учил­ся, и пи­сал».

По­сле смер­ти Ива­на Ви­но­гра­до­ва хо­те­ли от­крыть в его слу­жеб­ном ка­би­не­те на ули­це Ме­тал­ли­стов, 3 му­зей, да, ви­ди­мо, не до него ста­ло в тя­жё­лые 90-е го­ды. У Та­и­сии Ва­си­льев­ны оста­лись кни­ги, па­рад­ный пи­джак бра­та с ор­ден­ски­ми план­ка­ми. По­ка она не ре­ши­ла, что де­лать с остав­шим­ся на­сле­ди­ем, воз­мож­но, пе­ре­даст его в Пор­хов­ский му­зей.

ПЕЧАТНЫЙ СТАНОК НА­ШЛИ В ГЛУХОМ ЛЕСУ СО­ВСЕМ НЕДАВ­НО.

Фо­то Ан­дрея СТЕ­ПА­НО­ВА

Твор­че­ский про­цесс в раз­га­ре. Иван Ви­но­гра­дов в цен­тре.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.